WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

««Вася Лентяйкин и Берегоша». 107 Юзефович Е. П. Редакторская подготовка справочного издания на тему графического дизайна. 113 Глатанкова О. В. Разработка брендбука для предприятия ООО ...»

-- [ Страница 1 ] --

К 85-летию

Белорусского государственного

технологического университета

сборник

научно-практических

работ

Кафедра редакционно-издательских технологий

студентов и магистрантов

2015 год

кафедры редакционно-издательских

технологий БГТУ

Сидят слева направо:

Клецкая З.М. доцент, к.пед. наук; Петрова Л.И.,

профессор, к.филол. наук; Куликович В.И.,

заведующий кафедрой, доцент, к.филол.наук;



Богданович Е.Н., ст. преподаватель, к.филол. наук;

Зылева Г.Ю., лаборант.

Стоят слева направо:

Микитюк А., магистрант; Данилюк М., аспирант;

Шишкина Н.И., доцент, к. филол.наук; Качан А., магистрант; Зылевич Д.П., доцент, к. филол. наук;

Хацкевич Н., лаборант; Рыжанкова А.С., ассистент, к. техн.наук; Шпаковский Ю.Ф., доцент, к.филол. наук.

УО «Белорусский государственный технологический университет»

Кафедра редакционно-издательских технологий БГТУ сборник научно-практических работ студентов и магистрантов кафедры редакционно-издательских технологий выпуск 1 к 85-летию Белорусского государственного технологического университета УДК 655.4/.5:655.1/.3 ББК 76.17:37.

С23

Рекомендовано:

Кафедрой редакционно-издатльских технологий БГТУ (протокол № 2 от 07.10.2015 г.) Рецензент: зав. кафедрой белорусской филологии канд. филол. наук Н. Н. Трус Редакционная коллегия: Куликович В. И. (отв. ред.);

Петрова Л. И.; Токарь О. В.; Шпаковский Ю. Ф.; Шишкина Н. И.;

Зылевич Д. П.; Рыжанкова А. С.

сборник научно-практических работ студентов и мас23 гистрантов кафедры редакционно-издательских технологий: выпуск 1. К 85-летию Белорусского государственного технологического университета / под ред. В. И. Куликовича. – Минск: БГТУ, 192 с.

Первый выпуск научного издания посвящен 85-летию со дня основания БГТУ. В нем представлено 26 разнотематических статей, подготовленных студентами и магистрантами кафедры редакционно-издательских технологий. Рассматриваются актуальные вопросы создания и функционирования периодических печатных изданий, специфики переводной литературы, изданий для детей, а также маркетинговой деятельности издательств.

Адресовано работникам СМИ и сотрудникам издательств.

–  –  –

Качан А. В. Патэнцыйная і рэальная аўдыторыя газеты «Наша Ніва» (1906–1915, 1920 гг.)

Апанасевич А. Проблемы подготовки переводной художественной литературы

Терахович В. В. Школьный альманах: этапы создания......17 Лукьянчук В. Комический контент в современной периодике

Дроздова М. Ю. Концептуальные решения развивающей книги-раскраски

Кириллова Ю. А. Исследование ассортимента и книжное распространение

Петрова Д. А. Исследование ассортимента и книжное распространение

Соколова А. А. Разработка концепции и создание журнала «Мастер-класс»

Стаховец А. И. Разработка концепции издания о родном крае с использованием работ белорусских художников 19–20 вв.

Фiлiна А. М. Маркетынгавы аналіз будучага выдання В. Гапоненка «Каралева дакладных навук:

Соф’я Кавалейская»

Пятинкина П. В. Редакторский анализ произведения для детей на примере повести А. Жвалевского и Е. Пастернак «Время всегда хорошее»

Пономарева Н. С. Маркетинговый анализ учебного издания

Макрицкая А. Оценка содержания литературы для детей на примере повести В. Осеевой «Динка»............

Макаревич Е. В. Редакторский анализ сказки А. Милна «Винни-пух и все, все, все»

Заливако М. Е. Редакторский анализ произведения для детей на примере сказок А. Скаржинской-Савицкой...93 Байбакова А. Д. Реклама и продвижение журнала «Сказка на ночь»

Павлюкевич К. В. Редакторский анализ рукописи сказки Г. Авласенко «Вася Лентяйкин и Берегоша»....... 107 Юзефович Е. П. Редакторская подготовка справочного издания на тему графического дизайна....... 113 Глатанкова О. В. Разработка брендбука для предприятия ООО «ЦентрТелекомСтрой»................ 1 Зубченок И. О. Редакционно-издательская подготовка номера газеты «Город Казань»

Коралев М. В. Разработка концепции сайта книжного интернет-магазина

Слипченко Т. В. Редакионно-издательская подготовка издания для детей с параллельным текстом... 151 Таргонская О. В. Редакционно-издательская подготовка к выпуску номера журнала «Налоги Беларуси».............. 157 Шумилина Т. В. Разработка концепции электронной базы данных «Наследники науки»............. 169 Юданова Ю.А. Редакционно-издательская подготовка литературного произведения для публикации в периодическом издании на примере рассказов для детей)





Демьяненко А. С. Молодежь и СМИ:

пути взаимодействия

Качан А. В., магістрант (БДТУ, г. Мінск) Кіраўнік – дацэнт, канд. філал. навук У.І. Куліковіч ПаТЭнЦЫЙнаЯ І рЭаЛЬнаЯ аЎдЫТорЫЯ ГаЗеТЫ «наШа нІВа» (1906–1915, 1920 ГГ.) Праз арыентацыю на шырокае кола чытачоў, імкнучыся распаўсюдзіць ідэі як мага больш шырока, выданне рабіла акцэнт на размаістасці тэмаў, дыялагічнасці (як у справе ўвядзення чытача ў кантэкст выдання, гэтак і ў плане арганізацыі наўпроставай размовы з чытачамі).

Імкнучыся згуртаваць вакол газеты як мага больш чытачоў, злучыць паасобна раскіданыя лёсы адною ідэяй, стварыць асяроддзе, прасякнутае разуменнем агульнасці шляху й патрэбы супольнае працы, рэдакцыя займалася распаўсюдам не толькі «Нашай Нівы». Пры газеце функцыянавала выдавецкая суполка (пазней В.

Іваноўскі стварыў Беларускае Выдавецкае таварыства ў Вільні, з якім рэдакцыя шчыльна супрацоўнічала ў праве распаўсюду літаратуры), што выдавала й шырыла беларускія выданні.

Да рэальнай аўдыторыі «Нашай Нівы» мусім аднесці і значны шэраг тых чытачоў, якія не мелі грошай, афіцыйна падпісанымі на газету не былі, але выданне чыталі. Дзеля гэтага «Наша Ніва»

раіла гуртавацца, выпісваць выданне супольна, чытаць услых, перадаваць адно аднаму. У архіве «Нашай Нівы» з фондаў музея І. Луцкевіча ў Вільні ёсць шэраг паштовак і г. зв. «отразных купонов», на якіх сінім алоўкам рэдактара зробеныя адпаведныя надпісы — пастановы ў адказ на просьбы: «выслаць у доўг», «даслаць каталог» ды інш.

Напрыклад, архіў захаваў гэтакі допіс ад 23 красавіка 1909 на адразным купоне для грашовага пералічэння: «Глубоко уважаемый Алескандръ Никитичъ! Вышлите пожалуйста мне “Нашу Ніву” съ начала года кроме того я Васъ просилъ выслать мне “Жалейку” Янка Купалы но Вы почему то не выслали если есть что нибудь нового по белорусски вышлите наложенным платежемъ, выслалъ бы деньги сейчас но нет их. Кроме того сообщите мне имя и отчество Косяка открыткой буду душевно благодарен жму Вашу руку Ефремъ Кроликъ Журнал русскими литерами» [1].

6

Ліст з Бясплатнае народнай чытальні Віцебскае губерні:

«10.11.1912. Студенческая Читальня М. Сельск-хоз. Инст., выражая благодарность от лица студенчества Конторы “Наша Ніва” за безплатную высылку газеты в 1912 г., просит не отказать продложать таковую и в 1913 г. и о согласіи уведомить» [2].

І пазнака рэдактара на лісце: «Высылаць НН і Саху». Рэдактары разумелі, што адна чытальня шырыць веды на значную колькасць чытачоў, значыць, просьбы адхіліць нельга.

Падамо іншы ліст — ад 3 чэрвеня 1909 года — з адзнакаю «высылаць в долг»: «Jascze raz wielmi praszu Was prysyaci mnie hazetu „Naszu Niwu”, kali Wy nie moycie wysya darma, dyk praszu wysya mnie doh, jak pauczu swaju pensiju, dyk i adyszlu hroszy.

Moj adres: Ст. Монаенки, Тульск. губ. Блевск. уъезда, хутор Токмаково. Kaniajusia sim Supraconikam, mo szto kolwek napiszu patrebnaje da hazety. S pawaeniem F. Imszennik» [3].

Праца «Нашай Нівы» з лістамі, сам факт іх існавання (чытачы скіроўвалі звароты да рэдакцыі, бо газета ў кожным нумары на першай палосе раіла гэта рабіць) сведчаць пра акцэнтуацыю прынцыпу дыялагічнасці. У рэдакцыю прыходзілі не проста «высушаныя» бюракратыяй купоны, а напоўненыя жывымі эмоцыямі сказы. Рэдакцыя фармавала й раскрывала асэнсаваную патрэбу — спазнаваць свет праз родную мову. На адгорце аднога з купонаў аплаты чытаем: «…бо хачу чытаць газету у беларускай мове».

З нагоды гэткага кірунку распаўсюднае палітыкі ў газету дасылалі лісты настаўнікі. Тут нашаніўцы таксама добра разумелі патрэбу адгукнуцца й паспрыяць таму, каб клас займеў колькі нумароў газеты або новавыдадзеных кніг у роднай мове.

Звернемся да ліста ад 27 чэрвеня 1909 года: «Прошу контору сообщить, имеются ли у нее сборники лучших произведений:

стихотворений, поэмъ, сказокъ и т д на белорусском языке русскими буквами и сколько такой лучший сборник стоитъ. Если иметься, то прошу лучшій выслать мне, въ противном случае ук(?), где именно можно его приобрести. За сообщеніе буду премного благодарен. Съ ист. почт. А. Данилевичъ. Молчадь Гродн. учителю А. Данилевичу» [4]. І адзнака на лісце: «Выслаць каталог».

Змяшчае архіў і ліст ад настаўніка на чатырох аркушах ад 3 кастрычніка 1912 года:

«Прежде всего извините, что пишу по-великорусски, так как не знаю белорусскаго языка. Я сам украинец; учительствую в Оршанском уездъ, Могилевской губ. Три года уже я состою здесь учителем и за эти три года я хорошенько присмотрелся к школе белорусскай. Это школа мало имеет вліянія на развитіе детей, дети большей частью выходят из школы совершенно тупыми, неразвитыми во всех отношеніях. Школа белорусская, вероятно, как и украінская, страдают одним недостаткомъ — отсутствием в школе родного языка, а это и отражается на развитии учеников.

Считая краеугольным камнем в начальной школе родной національный язык, и, принимая вовниманіе то, что им на урокахъ нельзя свободно пользоваться, я решил выписать для учеников несколько белорусских книг, в том числе “Исторію Белорусіи” Власта. Книги эти выписываются на деньги, собранныя учениками на этот предмет. В виду того, что я не знаю ни одного магазина, где бы продавали белорусскія книги, я прошу редакцію “Н. Н.” представить список нижепоименованных книг в такой магазин, чтобы выслали эти все книги наложенным платежом и прошу сделать это возможно скорее, ибо чувствуется потребность в этих книгах, а я к тому не знаю правильной белорусской историі и не хотелось бы предлагать мне ее в таком свете, в каком ее обыкновенно в школах предлагают ученикам.

Это ячейки пчелиныя — это первое требованіе белорусских книг в нашу школу. Позаботьтесь о своих сынах, чтобы не выходили они из школы […] чужими сынами.

Прошу редакцію “Н. Н.”, если эти книжки не подходящи для этой школы белорус., то пришлите по своему усмотренію книг белорусских, только чтобы была исторія белоруссіи и на белорусском языке».

Устаноўка на асабісты кантакт, ініцыяванне дасылаць прыватныя просьбы лістамі, шчыльная сувязь з кнігавыданнем дазвалялі шырыць ідэі выдання між той аўдыторыі, якой іншым чынам думка рэдакцыі не сягнула б — відавочна, што, прыкладам, школьнікі малодшае школы самі на газету не падпішуцца і тэксту В. Ластоўскага не замовяць. Вучні тут, адпаведна, улучаныя адразу ў два полі — і рэальнай аўдыторыі (ускосна), і патэнцыйнай (ужо наўпростава, хоць тое і не было рэалізавана праз скасанне дзейнасці газеты ў параўнальна хуткім часе).

Падамо тут яшчэ адзін ліст ад настаўніка з м. Моўчадзь Гродзенскае губерні: «Прошу Контору сообщить, имеются ли у нее сборники лучших произведений: стихотворений, песенъ, сказок и т. д. на белорусскомъ языке русскими буквами и сколько такой лучший сборникъ стоитъ. […] п. ст. Молчадь, 8 Гродн. учителю А. Данилевичу”. Рэдактарскаю рукою на лісце адзначана: “Выслаць каталог».

Пра адметнае стаўленне да настаўнікаў сведчыць і архіўны дакумент 1909 года — анкета «Бюджет народного учителя», друкаваная, хутчэй за ўсё, на шапірографе. Гэтая анкета рэалізоўвала некалькі задач у межах маркетынгавага і зместавага блокаў медыйнай мадэлі выдання: улучала чытача ў дыялог з рэдакцыяй; стварала актуальны, надзённы кантэнт; ставіла праблему дзеля развагаў, стымулюючы шукаць прычыны й шляхі развязання гэтае праблемы; яшчэ больш шчыльна знітоўвала адпаведны пласт аўдыторыі з выданнем.

Найлепш дыялагічныя стасункі рэдакцыі з чытачамі ілюструе рубрыка «Пачтовая скрынка». Тут выразна відаць устаноўка газеты на фармаванне агульнага поля дзеля размовы.

Працаўнікі рэдакцыі імкнуліся актывізаваць цікавасць аўдыторыі і ўтрымліваць яе на высокім роўні цягам усяго тэрміну выдання. Дзеля гэтага яны рабілі наступныя крокі:

1) забяспечвалі газету матэрыяламі поліфункцыйнай тэматыкі (тут бачым наўпроставую сувязь з зместавым складнікам);

2) у якасці дадаткаў выпускалі суправаджальныя інфармацыйныя матэрыялы;

3) працавалі з кампазіцыяй выдання, імкнучыся балансаваць паміж трыманнем пазнавальнасці і гнуткасцю ў звязку з канкрэтнымі матэрыяламі (сувязь з кампазіцыйны-графічным блокам);

4) апелявалі да эмацыйнага боку ўспрыняцця інфармацыі (гл., напрыклад, першую палосу № 1, 1912: «Усе, каму дорага і блізка справа жыцьця і адраджэньня Беларусі і беларусоў, выпісвайце, чытайце і шырце беларускую газету “Нашу Ніву”)» [5];

5) фармавалі агульную прастору дзеля абмену думкамі, гледзішчамі; падтрымлівалі зваротную сувязь праз ліставанне;

6) беспасярэдне працавалі з падпіскаю;

7) наладзілі сетку распаўсюду праз агентаў у рэгіёнах;

8) без упынку кантактавалі з адукацыйнымі, асветніцкімі, кнігараспаўсюдніцкімі арганізацыямі;

9) змяшчалі абвесткі пра выданне ў іншых перыёдыках;

10) імкнуліся мінімізаваць расходы (выбар на карысць адной графічнай сістэмы, змена друкарняў, узаемныя паніжкі ды інш.).

Адпаведна, чытацкае кола і геаграфія распаўсюду няспынна пашыраліся. І, хоць грашовага прыбытку рэдакцыя не мела, інфармацыйная палітыка «Нашай Нівы» была паспяховай і дазваляла рэалізоўваць пастаўленыя ад пачатку дзейнасці мэты.

ЛІТАРАТуРА

1. Пісьмы ў рэдакцыю газеты «Наша Ніва» па пытаннях падпіскі і распаўсюджвання за 1909 г., т. 2 // Калекцыя дакументаў аддзелу рукапісаў Беларускага музея імя І. Луцкевіча ў Вільні. – БДАЛіМ, ф. 3, воп. 1, спр. 72, арк. 63.

2. Пісьмы ад устаноў у рэдакцыю газеты «Наша Ніва» па арганізацыйна-творчых пытаннях за 1912 г. // Тамсама. Спр. 87, арк. 14.

3. Тамсама. Спр. 73, арк. 26, 26 адг.

4. Тамсама. Спр. 73, арк. 21, 21 адг.

5. Наша Ніва [факс. выд.]: у 5 вып. – Мінск: Тэхналогія, 1992– 2009.

10 А. Апанасевич, выпускник 2016 г.

Руководитель – доцент, канд. филол. наук В.И.Куликович

–  –  –

Художественную литературу можно смело назвать одновременно самым простым и самым сложным для перевода видом литературы. С одной стороны, она не связана устоявшимися речевыми оборотами и формулировками, как научная или техническая литература, что открывает для переводчика простор для творчества.

Кроме того, в отличие от текстов для кино, телевидения, игр и прочей «визуально-ориентированной» продукции, при работе с литературными произведениями переводчик чаще всего не скован необходимостью строго ограничивать объем своего текста. Если на экране строки вылезают за отведенные для них рамки или персонаж уже закончил шевелить губами, а слова все еще звучат — это беда; бумага же все стерпит.

Первостепенная задача переводчика — не просто понять сказанное на чужом языке, но и суметь это творчески выразить на своем. Содержание тут превалирует над формой. И с этой позиции именно отсутствие единой речевой системы на все случаи жизни вынуждает переводчиков художественной литературы особо тщательно работать с каждый текстом, выявляя его особенности и подстраиваясь под них.

Одна из основных проблем, с которыми сталкивается переводчик при работе над художественным текстом — это толкование имен, названий и специфических терминов оригинального произведения. Существует два основных подхода к решению этой задачи:

1. Трактовка, или интерпретация. Такой метод применяется, к примеру, если имя персонажа несет в себе смысл (иронично обыгрывает какую-то черту внешности, характера и т.д.) и в принципе может быть адекватно переведено на русский язык. Имена и названия, переведенные таким образом, получаются яркими и броскими, они гораздо легче запоминаются и позволяют лучше раскрыть образ для читателя. Одним из наглядных примеров интерпретации можно назвать перевод цикла романов Терри Пратчетта о Плоском Мире, выполненный С. Жужанавой [1].

Творчество Пратчетта всегда отличалось обилием юмора, иронии и сарказма, в том числе и в именах.

Благодаря умелому и качественному переводу все эти черты удалось сохранить и в русских изданиях. Так, имя Carrot1 Ironfoundersson2 зазвучало как «Моркоу Железобетоннсон», Sybil Ramkin3 — «Сибилла Овнец», а Nobby Nobbs превратился в куда более привычного русскому уху «Шнобби Шноббса» (аллюзия на слово «шнырять»).

Также можно вспомнить переводы книг о Гарри Поттере издательства «Росмэн», однако там наравне с удачными трактовками (Neville Longbottom — «Невилл Долгопупс», Griphook — «Крюкохват») встречались также совершенно непонятные и неоправданные замены: например, имя Rowena Ravenclaw превратилось в «Кандида Когтевран», частично утратив при этом свою смысловую подоплеку — Ровеной звали возлюбленную рыцаря Айвенго в романе Вальтера Скотта

2. Транслитерация. Существует множество предпосылок для сохранения оригинального звучания. Чаще всего этот метод применяется, если невозможно грамотно трактовать иноязычное имя или если оно не таит в себе скрытого смысла, например, «Райли Уинтерс» (Riley Winters), но никак не «Зимний Райли». Порой получается так, что транслитный вариант перевода получается более запоминающимся, нежели интерпретированный. Это хорошо заметно в различных переводах саги Джона Р. Р. Толкиена «Властелин Колец» — например, фамилию Baggins (англ. «сумка») переводили и как «Торбинс»4, и даже как «Сумникс»5 (очеCarrot — (англ.) «морковь»

Iron — (англ.) «железо», found[ation] — (англ.) «основание, фундамент»; также возможен вариант iron founder — (англ.) «литейщик», -son — скандинавская добавка в отчеству, означающая «сын»

The Ram — (англ.) Овен Переводы Маторина, Муравьева/Кистяковского, Немирова Перевод Григорьевой/Грушецкого видно созвучие с вариантом «Сумкинс»), но самым расхожим стал прямой вариант «Бэггинс»6.

Также транслитное написание может сохраняться, если произведение является частью большой творческой вселенной со своей устоявшейся и принятой сообществом терминологией.

Так, в переводах книг серии Warhammer 40000 для обозначения моделей бронетранспортеров традиционно используются слова «Рино» (Rhino) и «Страйкер» (Striker), несмотря на то, что существуют их благозвучные русские аналоги — «Носорог» и «Поборник» соответственно.

Разумеется, выдержать в рамках всего текста какой-то один подход редко когда представляется возможным. Переводчик должен быть гибким и к каждому имени или термину подходить индивидуально. Насильственное единообразие может сильно подпортить конечный результат.

Продемонстрировать это можно на примере перевода фэнтезиромана «Ересь внутри» [2] британского писатели Роберта Дж. Хейса. Среди множества героев книги есть банда наемников — в оригинале это Boss, Henry, Green, Black Thorn, Swift и Bones. С переводом первых двух проблем не возникло никаких — «Босс» и «Генри». Кличка Green несет в себе смысл «молодой, неопытный», а потому переводится трактовкой — «Зеленый».

С Black Thorn все оказалось чуть сложнее. В оригинале романа имеет место игра слов — героя зовут Betrim Thorn по кличке Black Thorn. Адекватно перенести ее в русский вариант невозможно — пострадает либо одна часть, либо другая. Таким образом, для имени использовался транслит («Бетрим Торн»), а для клички — трактовка («Черный Шип»).

Наиболее сложными оказались последние два прозвища.

Из исходного текста неясно, чем они являются — именами или кличками. При этом четко видна смысловая подоплека этих слов: южанин Swift (англ. «быстрый») славится своим умением метко и быстро стрелять из лука, а громила Bones (англ. «кости») собирает коллекцию из костей пальцев убитых им врагов. Проблема заключалась в том, что напрашивающийся сам собой здесь метод трактовки оказался плохо применим по стилистическим соображениям. Подобрать адекватный и броский, запоминающийся аналог для англоязычных прозвищ этих героев очень проблемно, поэтому переводчик решил перенести их напрямую — как «Свифт» и «Боунс», сопроводив сносками Перевод Каменковича/Каррика с толкованием значения. Однако редактор, которого такой вариант не устроил, упорно настаивал на поиске альтернативных вариантов. Доводы переводчика эффекта не возымели, и в итоге после долгих споров и препирательств были выбраны варианты «Шустрый» и «Мослак7» — блеклые, плохо сочетающиеся с образами героев, теряющиеся в словесном многообразии текста, но зато единообразные по отношению к другим членам банды.

Одним из самых стилистически выразительных элементов произведения, несомненно, является речь его персонажей. Именно особенности речи, будь то диалект местности, откуда происходит герой, или специфический говор, обусловленный его родом деятельности, позволяют детализировать образ, даже если автор пренебрег портретным описанием. Основная трудность при переводе диалектных вариантов в текстах художественных произведений заключается в правильном выборе лексики, интонации и стилистических средств для каждого персонажа.

Чтобы продемонстрировать это, вновь вернемся к роману «Ересь внутри». В книге три совершенно разных главных героя.

Первый — арбитр Инквизиции Танкуил Даркхарт. Человек родом из Столичного города, представитель властной структуры, разговаривает он соответствующе — коротко, отрывисто, строго по существу, местами слегка высокопарно. Его речь больше прочих приближена к литературному языку:

«— Я здесь ничего не решаю. Он прав. У меня нет полномочий кроме тех, что даровал мне совет Чада. Между тем завтра я как раз предстану перед ним и обязательно доложу, что вы совершенно безвинно заперты здесь.» [2, с. 167] Второй герой — Джеззет, странствующая воительница. Она более эмоциональна, нежели арбитр, напориста, не стесняется брани:

«— Ты кого, дьявол тебя раздери, шлюхой называешь? — возмутилась Джеззет...» [2, с. 167] И, наконец, уже помянутый выше Бетрим «Черный Шип»

Торн, наемник и убийца, с малых лет скрывающийся от закона.

Его речь — как, впрочем, и речь остальных членов его банды, — является самой колоритной во всем произведении.

В оригинале в ней четко прослеживается тенденция к использованию речевых сокращений, свойственных современному «американскому» английскому:

«Look lad... ya new ta this game and new ta this crew so I’m Мослак — большая выпирающая кость в теле человека gonna impart a little bit o’ my friendly knowledge, eh. Experience ya might call it.»

Интересно, что в английском языке подобные сокращения являются в целом общеупотребимыми, тогда как в русском это присуще в большей степени жаргонной лексике («слышь», «чё?», «поди сюды» и т.д.). Другой возможный вариант — частично пренебречь диалектом и приблизить слова героя к нормальному языку:

«— Слушай, парень... ты новенький в этой игре и в этой команде, поэтому я, так и быть, поделюсь с тобой капелькой житейской мудрости. Или опыта — называй как хочешь.» [2, с. 16] Так или иначе, любая попытка перевода таких реплик влечет за собой изменение их стилистической окраски, поэтому для каждого конкретного случая необходимо тщательно продумывать обоснованность того или иного варианта толкования.

Однако не только художественное мастерство переводчика определяет качество конечного текста — существуют проблемы, влияющие на него лишь косвенно, но от этого не меняя серьезно.

Сегодня в системе книгоиздания в СНГ наблюдается ситуация, при которой переводчик находится в подчиненном положении по отношению к ответственному редактору. В художественной литературе это ощущается наиболее остро. Учитывая, что переводчик фактически является автором русского текста произведения, то его мнение и творческая позиция должны котироваться соответствующе — так же, как если бы редактор работал с автором оригинальной рукописи, т.е. наравне. На практике, к сожалению, эта простая и, казалось бы, очевидная истина чаще всего остается за бортом.

Хорошая книга — всегда результат совместного труда автора и редактора. Каждый из них видит рукопись по-своему и предлагает свои идеи по ее улучшению. Если автор допустил ошибку — редактор находит ее и исправляет. В свою очередь если редактор предлагает правку, которая, к примеру, искажает смысл текста или портит манеру письма, автор может ее оспорить и отстоять собственную правоту. В то же время при подготовке к изданию иностранной литературы в спорных ситуациях переводчик зачастую вынужден уступать редактору, даже если тот совершенно не прав в своем видении того или иного аспекта произведения. Крайний, но, увы, не редкий случай — когда переводчика вообще не привлекают к редакционно-издательской подготовке его текста. Результат такого попустительства всегда один и тот же — в печать уходит некачественный, а порой откровенно испорченный редактурой текст.

В качестве примера такой ситуации можно привести роман

Ника Кайма «Падение Дамноса». Так, ближе к концу произведения автор пишет:

«Iulus’s words, spoken long ago on the assembly deck of the Valin’s Revenge, came back to him.

‘You are becoming like him.’ He was right. Orad’s death had changed Scipio, although he was only now realising it. He hoped that Jynn would live.»

Одна из второстепенных сюжетных линий романа — воспоминания главного героя, сержанта Сципиона Воролануса, о том, как в давней операции из-за его нерешительности погиб его боевой брат, капеллан Орад. Для Сципиона это стало настоящим ударом, определившим всю дальнейшую жизнь сержанта. В изначальном варианте перевода суть этого момента сохранена:

«Слова Юлуса, сказанные, кажется, уже очень давно на палубе «Возмездия Валина», всплыли в памяти:

«Ты становишься похож на него».

Он был прав. Смерть Орада изменила Сципиона, пусть он только сейчас сам это осознал. Он лишь надеялся, что Джинн выживет.»

Однако уже в напечатанной книге обозначенный фрагмент дивным образом преобразился:

«Слова Юлуса, сказанные, кажется, уже очень давно на палубе «Возмездия Валина», всплыли в памяти: «Ты становишься похож на него».

Он был прав. Смерть Ортуса изменила Сципиона, пусть он только сейчас сам это осознал. Он надеялся, что Джинн выживет.» [3, стр. 375] Для ясности: Ортус — эпизодический персонаж, который возникает в середине романа и вскоре погибает вместе с группой других статистов, причем Сципион об этом даже не знал и не имел к этому никакого отношения. Каким образом при редактуре он возник на месте сюжетно правильного Орада — совершенно непонятно. В итоге весь смысловой и эмоциональный подтекст момента — кульминационного, между прочим, — улетучился напрочь, и реакция читателей не заставила себя долго ждать.

Кто-то недоумевал, считая это авторским просчетом; те же, кто прежде читал роман в оригинале, были возмущены «безалаберностью» переводчика, который, в общем-то, ни в чем не был виноват, так как к процессу редактирования вовсе не был привлечен.

Это не единственный пример подобной «редакционной порчи», но достаточно наглядный, чтобы понять суть проблемы и оценить возможные последствия — в первую очередь, для репутации переводчика и издательства. При этом избежать подобных недоработок, на самом деле, совсем не сложно. Ключ к успеху — адекватно поставленное взаимодействие переводчика и редактора на всех стадиях процесса подготовки издания.

ЛИТЕРАТуРА

1. Пратчетт Т., Стража! Стража!: Роман / Пер. с англ. С. Жужанава. — М.: Эксмо, 2014. — 480 с. — (Городская Стража). — ISBN 978-5-699-17431-7

2. Хейс Р., Ересь внутри: Роман / Пер. с англ. А. Апанасевич. — СПб.: Издательство «Фантастика Книжный Клуб», 2014. — 480 с. — (Связующие узы). — ISBN 978-5-91878-108-1

3. Кайм Н., Падение Дамноса: Роман / Пер. с англ.

А. Апанасевич. — СПб.: Издательство «Фантастика Книжный Клуб», 2013. — 384 с. — (Битвы Космодесанта). — ISBN 978-5Терахович В. В., выпускница 2015 г.

Руководитель – доцент, канд. филол. наук В.И.Куликович ШКоЛЬнЫЙ аЛЬМанаХ: ЭТаПЫ СоЗданиЯ Современная школа ставит перед собой задачу социализации школьника в условиях изменяющегося общества. Поэтому необходимо уделять особое внимание развитию творческих способностей школьников. Из всех форм творчества литературное, словесное является самым характерным для школьного возраста.

Учебное литературное творчество создает уникальные условия для целенправленного обучения школьников творческому саморазвитию как виду деятельности, расширяя зоны возможностей для самопознания, самоопределения, самоуправления и саморазвития.

Творческое начало проявляется и в наиболее массовом виде литературного творчества подростков — школьном сочинении. Литературно-творческие способности учащихся развиваются в процессе авторского участия в школьных стенгазетах, рукописных альманахах и журналах, литературных кружках и др.

Тема школьного творчества в учебном процессе очень актуальна.

Сегодня в белорусских школах активно развивается такой вид творческой деятельности, как издание альманахов. По своему содержанию альманахи бывают: литературно-художественные, литературно-публицистические, а также тематически связанные со специализацией учреждения образования.

Дети активно участвуют, как в подготовке литературных материалов для публикаций, так и в художественном оформлении самих изданий.

В результате работы с детьми был создан печатный школьный альманах «А кем ты хочешь стать?», являющийся сборником эссе, а которых дети рассуждают о будущей профессии. Эссе носят литературно-художественный характер, т. к. позволяют молодым людям задуматься над дальнейшими шагами по жизни и развивать свои творческие способности, во время обдумывания структуры своей работы, подбора соответствующих языковых средств.

Методологической основой для разработки проекта послужили научно-методические труды Л. И. Кругловой, М. М. Козловой, Н. З. Рябининой, С. Г. Антоновой, В. А. Морозовой, Т. Ю. Лямзиной, А. Л. Дмитровского, К. М. Накоряковой.

2. Методы, используемые в разработке проекта:

— сравнительный, с помощью которого был проведен анализ существующих альманахов, выпускающихся на базе средних и высших учреждений образования Республики Беларусь;

— системно-структурный как способ организации результатов анализа;

— редакторский анализ как профессиональный метод редактора, использующийся во время работы с рукописями школьников;

— описательный, целью которого является отражение всей проведенной работы в ходе разработки: создание пояснительной записки и оригинал-макета проектируемого издания;

— математическо-экономический, позволяющий провести расчеты по определению себестоимости и отпускной цены издания.

3. Практическая значимость проекта заключается в следующем:

— созданный альманах будет использоваться в образовательном и воспитательном процессах ГУО «Гимназия № 1 г. Солигорска»;

— спроектированная книга может послужить прототипом подобных издательских проектов, реализуемых в учреждениях образования;

— результаты разработки могут использоваться в процессе подготовки специалистов редакционно-издательского комплекса.

4. Перед тем, как приступить к созданию альманаха «А кем ты хочешь стать?» мы обратились к администрации гимназии. В результате взаимодействия классных руководителей с учениками VI классов были созданы 40 рукописных эссе (каждое объемом около 500–700 печатных знаков), которые были оцифрованы для облегчения последующей работы с ними.

5. Для создания концепции разрабатываемого альманаха были проанализированы четыре альманаха и один школьный журнал, основанные на детском школьном творчестве и выпускаемые на базе учреждений образования.

Анализ показал, что чаще всего это печатные издания не сложной материальной конструкции. Это обусловлено небольшим тиражом и стремлением снизать себестоимость издания, поэтому для создания оригинал-макетов привлекаются дети. Часто подобные издания выпускаются единожды и являются дополнительной деятельностью школьников, не связанной с учебным процессом. В таких случаях интернет-пространство является оптимальным вариантом для ознакомления со школьными альманахами. Работа над альманахами помогает учителям определить творческие способности учеников.

6. Разработанный альманах «А кем ты хочешь стать?» является продолжающимся: он будет выходить один раз в год по мере накопления материала. Издание датировано и пронумеровано.

Оформление и конструкция могут меняться в зависимости от количества авторов эссе, их возрастной категории и редактора, который работал над выпуском.

Решение о создании школьного альманаха было принято администрацией школы, поэтому предварительные исследования не проводились. Однако психологами был выявлен наиболее оптимальный возраст для авторов эссе — дети 11–12 лет. В этот возрастной период у школьников развивается самосознание, стремление к самооценке, выявлению собственной значимости, они размышляют о дружбе, любви, счастье. Отсюда интерес к жизни и деятельности известных исторических личностей [1].

7. Читательский адрес — массовый читатель: учителя, администрация школы, гости школы, родственники детей и сами дети.

Первый выпуск альманаха будет издан тиражом 62 экземпляра, включая рассылку во все школы города – 12 экземпляров.

Цель данного издания — способствовать формированию имиджа школы и развить творческие способности учеников.

Задачи:

а) общественные:

— сформировать традицию создания альманаха в гимназии;

б) социальные:

— сформировать у детей на начальном этапе подросткового периода интерес к будущей профессиональной деятельности;

— обеспечить взаимодействие детей между собой, а также со своими учителями и родителями;

— укрепить семейные отношения посредством проявления интереса к мнению друг друга;

— обеспечить процесс познания в сфере трудоустройства;

в) воспитательные:

— способствовать формированию личных идеалов, ценностей и жизненных целей;

г) учебные:

— способствовать развитию письменной речи, индивидуального языкового стиля, литературно-творческих и читательских способностей школьников;

20 — способствовать практическому овладению основными жанрами художественной литературы и публицистики.

Характеристики разработанного издания: формат — 70108 1/32, количество страниц — 60, издание в мягкой обложке, скрепленное проволочными скобами.

Проектируемое издание имеет следующие структурные компоненты: титульный лист, аннотацию на обороте титульного листа, основную часть, страницу с выходными и выпускными данными.

Основная часть разбита на четыре раздела, три из которых являются собранием эссе одного класса, а четвертый — послесловием от составителя. От содержания в проектируемом издании было решено отказаться, т. к. все эссе имеют одинаковое название.

Обложка оформлена в минималистическом стиле. На ней расположена популярная в интернет-пространстве иллюстрация, что создает впечатление некого комикса. Этому также способствуют шрифтовое оформление для заголовка и надзаголовочных данных (рис. 1, а). Концепция оформления основной части издания состоит в том, что каждое эссе оформлено в виде досье, которое сопровождается фотографиями учеников-авторов, графами «Имя» и «Кем хочет стать в будущем», тематическим иллюстрационным материалом (рис. 1, б).

–  –  –

1. Белорусская медиасфера на современном этапе / редколл. :

Н. Т. Фрольцова (гл.ред.) [и др.] — Минск : БГУ, 2012. — 117 с.

Лукьянчук В., выпускник 2015 г.

Руководитель – доцент, канд. филол. наук В.И. Куликович

–  –  –

Комическое представляет собой одну из наиболее сложных эстетических категорий, и вопрос о его сущности до сих пор вызывает полемику. Многие известные отечественные и зарубежные исследователи (Ю. Б. Борев, В. Я. Пропп, Дж. Макфадден, Е. Галлиган, Д. Д. Лихачев, З. Фрейд, М. М. Бахтини др.) неоднократно предпринимали попытки систематизации этого явления, что обусловливает наличие большого разнообразия теорий комического в современном гуманитарном знании.

Разработка содержания комического в философско-эстетических и лингвистических исследованиях данной категории представлена в нескольких теориях, одной из которых является «теория неоправдавшегося (обманутого) ожидания» или «теория несовместимости» (И. Кант, Г. Спенсер, Жан Поль).

Развитие концепции комического находит свое отражение в разработке «теории враждебности» или «теории превосходства», обоснованной как в воззрениях представителей древней философии, так и философии нового и новейшего времени: в трудах Платона, частично Аристотеля и Цицерона, А. Шопенгауэра, Т. Гоббса. Развитие концепции комического в философии и эстетике европейского модерна представлено разработкой нескольких теорий, внесших вклад в исследование данной эстетической категории — «теории высвобождения» (З. Фрейд, А.Н. Лук, Д. Флагел, М. Чойси, Е. Крис).

Многоаспектность рассмотрения категории комического с учетом последних достижений в осмыслении его природы может быть проиллюстрирована современной лингвистической концепцией американских ученых В. Раскина и С. Аттардо, разработанной в конце ХХ – начале XXI вв. [4,5].

Новый взгляд на специфику комического, обусловленный когнитивным подходом к его изучению, позволяет в качестве макрокомпонента данной категории выделить для специального рассмотрения и изучения семантический аспект комического.

В. Раскин предлагает свою концепцию комического, замечая, что все группы исследований данной эстетической категории хорошо описываются семантической теорией юмора как одного из видов комического, поскольку все они так или иначе сводятся к принципу несоответствия, который, по мнению ученого, и является основным механизмом комического, его логической структурой [4]. Как правило, сложные литературные формы комического, пародия в данном случае, строятся не на единственном комическом эффекте, а на сплетении несоответствий, приводящих к серии комических тестовых кульминаций.

Мы в своей работе будем придерживаться указанной выше семантической теории юмора, которая была предложена Виктором Раскиным в монографии “Semantic Mechanisms of Humor” [4] и развита вслед за ним Сальваторе Аттардо в работе “Humorous Texts: A Semantic and Pragmatic Analysis” [5], а акже в ряде совместных публикаций С. Аттардо и В. Раскина, посвященных различным языковым (семантическим, прагматическим, семиотическим и др.) аспектам комического [7, 8].

В этих работах понятие бисоциации стало трактоваться как «ситуация пересечения в сознании воспринимающего двух независимых, но логически оправданных ассоциативных контекстов», приводящая к «когнитивному диссонансу», стимулирующему смех [7, 8].

Согласно когнитивным теориям, наша память хранит сведения в виде структур, определяемых В. Раскиными С. Аттардо скриптами, которые описываются как структурированное установление типичных признаков объекта. В. Раскин полагает, что в основе комического эффекта лежит столкновение контекстов, а не простое взаимодействие языковых средств.

Совмещение фреймов является условием для реализации комического эффекта. В этой связи, отметим разработанную С. Аттардо модель порождения и восприятия комического, включающую шесть источников знаний (knowledge resources):

оппозиция фреймов (script opposition), логический механизм (logical mechanism), цель (target), нарративная стратегия (narrative strategy), язык (language), ситуация (situation). [5, с. 17-27].

Началу соответствует фреймо-слотовая структура, которая в результате оппозиции фреймов (SO), конфликта (conflict) либо 1) сменяется на другую фреймо-слотовую структуру, соответствующую концовке анекдота, либо 2) трансформируется в ходе столкновения двух слотов внутри одного фрейма. Трансформация и замена фреймо-слотовой структуры происходит на кульминационной линии (punchline) за счет действия лингвистического принципа (LP) (у С. Аттардо «логического механизма»

LM). Лингвистический принцип связывает языковые единицы разных фреймов посредством соответствующего принципу языкового средства (L).

К композиционным приемам в текстах мы относим монологическую и диалогическую речь, описание событий и поступков героев. Структурные особенности текста определяются тем, что построение текста соответствует нарративным стратегиям диалогического или монологического типов. Нарративная стратегия представляет собой способ структурирования информации в тексте соответственно структурной организации: начало и концовка. Диалогическая нарративная стратегия представлена тремя типами: собственно диалог (D1), диалог рассказчика и слушателя (D2), пересказанный диалог (D3); в монологической нарративной стратегии мы выделяем два типа: собственно монолог (M1), констатирующее высказывание (M2).

К лингвистическим принципам выражения комического смысла относятся: принцип тождества, принцип исключения третьего, принцип коммутативности, принцип ассоциативности, принцип дистрибутивности, принцип контраста, принцип контрапозиции, принцип двусмысленности (примеры приведены ниже). В основе каждого из принципов лежит один из логических законов, действующих в окружающей действительности, а именно, закон тождества, закон исключения третьего, закон коммутативности, закон ассоциативности, закон дистрибутивности, закон идемпотентности, закон контрапозиции, закон достаточного основания. Нарушение данных законов приводит к реализации комического эффекта.

Материалами для исследования были выбраны издания еженедельника «Белгазета» в качестве представителей независимых и не ангажированных политически СМИ. Период времени, июнь 2011, выбран не случайно. Это период, когда в стране была трудная валютная ситуация, усугубляемая мировым экономическим кризисом. Общее нарастающее недовольство вылилось в ряд несанкционированных мирных протестов, ряд из которых были успешными, такие акции как «Стоп-бензин», «Аплодисменты».

Встречи прессы с представителями властей, независимыми экспертами проводились с ажиотажем и высокой регулярностью. Подобная социальная активность не могла остаться не замеченной Таблица — Результаты лингвосемантического анализа

–  –  –

общественно-политическим информационным еженедельником, потому и были выбраны номера издания «Белгазета», вышедшие в июне 2011 г.: №22-25.

Еженедельник издается с 1995г. По сентябрь 2005г. еженедельник выходил под названием «Белорусская газета». Переименован во исполнение указа президента РБ №247 от 31.05.2005г.

Имеется два объема еженедельника «Белгазета»: 24-полосный и 32-полосный номера – объемы чередуются в течении месяца.

Объем издания в 24-полосы содержит в среднем около 36(±1) статей различных жанров, в 32-полосы – (50±1) статьи.

В 24-полосных номерах №22 и №24 содержится 4 и 2 статьи отвечающие критериям комического текста. В 32-полосных номерах №23 и №25 содержится 3 и 4 подобных статьи. Таким образом в течении исследуемого периода (июнь 2011 г.) в анализируемом издании было напечатано 13 комических текстов.

Среднее количество юмористический текстов на один номер еженедельника «Белгазета» –3. Это число соответствует количеству регулярно пишущих подобные тексты авторам редакции:

• Д. Растаев – 6 текстов;

• В. Мартинович – 3 текста;

• Т. Замировская – 3 текста.

Доминирующим принципом создания комического эффекта, является ассоциативность, это обусловлено задачами статей, одной из которых является поиск особого и интересного взгляда на отображаемый объект. Этой задаче так же соответствуют принципы: дистрибуции, тождества.

Принцип контрпозиции соответствует ироническому настроению, задаче раскрытия внутренних противоречий (обличения).

Особо непопулярными (отсутствующими) являются принципы: подмены объекта и исключенного третьего.

Дальнейшее исследование материалов позволят установить их популярность в публицистике.

Основными нарративными стратегиями являются M1 (собственно монолог) и D3 (пересказанный диалог), что соответствует жанру заметки и репортажа.

Не смотря на экономической направленности издания, комический эффект создается в сфере общественных («Пробка со счастливым концом», «Вот так дурианы»), культурных («Затрымай мяне», «Эстраду отпустило», «Самбука Нонграта») и экономическо-политическом направлениий («Стоит лишь свиснуть», «Ухо-горло в нос).

ЛИТЕРАТуРА

1. Кант, И. Критика способности суждения: соч. [Текст] / И. Кант,1994.- Т.4.- 564 с.

2. Гоббс, Т. Левиафан [Текст] / Т. Гоббс.- М.: Мысль, 2001.с.

3. Фрейд, З. Остроумие и его отношение к бессознательному [Текст] / З. Фрейд. - М.: Азбука, 2007. - 288 с.

4. Raskin, V. Semantic Mechanisms of Humor / V. Raskin. -Boston:

D.Reidel, 1985. - 380 p.

5. Humorous Texts: A Semantic and Pragmatic Analysis / S. Attardo. - Berlin and New York: Mouton de Gruyter, 2001.- 238 p.

6. Koestler A. The Act of Creation. - Penguin (Non-Classics)/ A. Koestler, 1990. - 752 p.

7. Attardo S. Script theory revis(it)ed: joke similarity and joke representation model / S. Attardo, V. Raskin, Humor, 1991. - 347 p.

8. Raskin V., Attardo, S. Non-literalness and non-bona-fide in language: An approach to formal and computational treatments of humor// Pragmatics & Cognition/ S. Attardo, V. Raskin, 1994. - 289 p.

9. Тураева, З.Я. Лингвистика текста. Текст: структура и семантика [Текст] / З.Я. Тураева. - М.: Просвещение, 1986. 127 с.

Дроздова М. Ю., выпускница2015 г.

Руководитель – профессор, канд. филол. наук Л.И. Петрова КонЦеПТУаЛЬнЫе реШениЯ раЗВиВающеЙ КниГи-раСКраСКи Концепция издания — это замысел, который связывается с конструктивным принципом подготовки произведения к печати. В концепции отражается основная точка зрения редактора на издание — его состав, содержание и форму всех элементов, редакционно-технические и полиграфические средства исполнения [1]. Концепция конкретизирует типологические параметры предполагаемого издания, четко и полно раскрывает его замысел, задачи, общие принципы подбора и организации материала. Концепция всегда конкретна, она привязана к реальным читательским потребностям, к ситуации на книжном рынке, учитывает экономические и иные возможности издательства.

Основная часть. Целью работы является разработка концепции и создание книги-раскраски для детей дошкольного возраста 4–6 лет. Главная задача данного издания — развитие умственной активности, творческих способностей, абстрактного и пространственного мышления, чувства цвета, разработка мелкой моторики рук за счет достижения максимального контакта издания с ребенком.

Актуальность дипломного проекта заключается в создании детской книги-раскраски, носящей не только развлекательный характер, но и включающей в себя различные задания, направленные на интеллектуальное развитие ребенка и его творческих способностей. Ведь раскрашивание — одно из самых полезных занятий для ребенка. Разнообразные манипуляции с инструментами стимулируют процессы речевого и умственного развития ребенка. Раскрашивая картинку, ребенок развивает усидчивость и внимание, а также пополняет свой словарный запас новыми словами, обозначение которых он увидел на картинке.

Раскрашивание полезно для развития координации движений обеих рук, действий рук и глаз, а также развития зрительного контроля, оказывает положительное влияние на общее развитие ребенка.

Новизна работы заключается в том, что она предполагает использование разнообразного обучающего материала и элементов раскраски, которые в совокупности позволят максимально активизировать мыслительные процессы ребенка, сформировать терпение и выдержку, правильно развить навыки письма: ритмичность, размеренность движений, равномерность нажима и др.

Сегодня выбор раскрасок огромен. Но прежде всего следует ориентироваться на возраст и интересы малыша, а также соответствие выбранной книги определенным требованиям [2].

Прежде всего необходимо провести анкетирование, анализ результатов которого позволит выявить наиболее яркие предпочтения потенциальных читателей, а также финансовые возможности фактических покупателей издания — взрослых. Важно отметить, что по результатам переписи населения за 2014 год, на данный момент в Беларуси проживает около 300 тыс. детей дошкольного возраста 4–6 лет.

В процессе подготовки была разработана анкета, в которой участвовали родители детей дошкольного возраста.

1. Сколько вам лет?

а) 18–25;

б) 26–35;

в) 36–50;

г) 51–65;

д) 66 и старше.

2. Сколько в Вашей семье детей дошкольного возраста?

а) 1;

б) 2;

в) 3 и более;

3. Укажите Ваш пол.

а) женский;

б) мужской.

4. Как развит Ваш ребенок?

а) лучше сверстников;



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«Законодательное урегулирование вопросов переходного периода По итогам работы Государственного Совета Республики Крым с Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации приняты 12 законов, которые были одобрены Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и направлены Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования. По состоянию на 31 декабря 2014 года все они подписаны и обнародованы.1. Федеральный закон от 1.12.2014 г. N 402-ФЗ Об особенностях...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.