WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Вячеслав КИКТЕНКО НЕАНДЕРТАЛЬЦА ИЩУ. роман (продолжение) Сергей ЛЫСЕНКО КИТАЙСКАЯ НЕФТЬ рассказ Александр ЧАШЕВ НЕ УБИЙ рассказ Алексей АНТОНОВ ЭРОТИЧЕСКОЕ БЕЛЬЕ эротическая фантазия ...»

-- [ Страница 1 ] --

литературный журнал

2-3 (6-7)/2012

литературный журнал

Вячеслав КИКТЕНКО

НЕАНДЕРТАЛЬЦА ИЩУ...

роман (продолжение)

Сергей ЛЫСЕНКО

КИТАЙСКАЯ НЕФТЬ

рассказ

Александр ЧАШЕВ

НЕ УБИЙ

рассказ

Алексей АНТОНОВ

ЭРОТИЧЕСКОЕ БЕЛЬЕ

эротическая фантазия

Александр БЕЛОРУССОВ



ЗАВЕРСТАЙ МЕНЯ ЖИЗНЬ

стихотворения Григорий ГАВРИЛОВ

БУДЕТЛЯНИН. КОРОЛЬ

ВЕЛИМИР 1-Й статья 2-3 (6-7)/2012 ISSN 2221-2248 № 2/3 (6/7) 2012 2-3 (6-7)/2012 № 2/3 (6/7) 2012

Главный редактор:

Герман Арзуманов

Редакторы:

Юрий Толочко Олег Охотин

Дизайн и верстка:

издательская группа журнала «Лампа и дымоход»

Корректор:

Ирина Алферова Автор обложки: С. Краних На обложке использован фрагмент картины Сауле Сулейменовой Автор иллюстраций в номере Екатерина Карпова Формат издания 70х100 / 16. Тираж 1000 экз.

Электронная версия журнала: http://litandsmoke.ru / E.mail: mail@litandsmoke.ru

Свидетельство о регистрации средства массовой информации:

Серия ПИ № ФС77.43003 от 15 декабря 2010 г.

Периодичность 4 раза в год Отпечатано в ООО «Тверская Городская Типография»

170518, г. Тверь, с. Никольское, 26 Тел.: (4822)370 555, 8 904 0260194.

Содержание Герман АРЗУМАНОВ

РАЗМЫШЛЕНИЕ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА ЛИТИНСТИТУТА....5

Я И ПОЭТ ПОШЛИ ГУЛЯТЬ

Александр КОВЫЛИН 1980, ЛЕТО. Поэма...........................7 Алексей АНТОНОВ ПОДЗАБЫТАЯ ДЕРЕВНЯ. Рассказ................... 32 Станислав ЛИ ЛУНА ЗАСНУЛА ПОПЛАВКОМ. Стихотворения............ 39

РАССКАЗЫ

Сергей ЛЫСЕНКО КИТАЙСКАЯ НЕФТЬ. Рассказ.................... 42 Стэн ГОЛЕМ ВНЕШНИЙ ДОЛГ ШУЛЕРА ДРУГОРАКИ. Рассказ........... 53 ЕВРЕИ ГОРОДА ОДЕССЫ. Рассказ................... 57 ЦЫГАНКА С КАРТАМИ, ДОРОГА ДАЛЬНЯЯ... Рассказ........ 6 Роман МИХЕЕНКОВ КИЛЬКА В ТОМАТЕ. Рассказ..................... 68 Константин ТОЛИН ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО УКЛАДА. Рассказ........ 77 Ирина МАРУЦЕНКО ЧЕЛОВЕК ИЗ СИМЕИЗА. Рассказ................... 88 Василий АФАНАСЬЕВ-СУМЛЯНИН МАЛЫЙ РЫБОЛОВНЫЙ БОТ. Рассказ................ 97 Любовь БАРИНОВА ХОРОШЕЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ НА РЫНКЕ ЖИЛЬЯ. Рассказ.......10 Мартин ГАЛ МЫСЛЕФИЛИЯ. Рассказ.......................106

–  –  –

4 ЛАМПА И ДЫМОХОД

РАЗМЫШЛЕНИЕ

У ПАРАДНОГО

ПОДЪЕЗДА

ЛИТИНСТИТУТА

Герман АРЗУМАНОВ А как мы все-таки хороши в Олимпиаде! Ничего, что четвертые.

А будем еще лучше!

И все-таки будет или нет прорыв в отечественной художественной литературе? Как редактор журнала я обязан убеждать, что мы уверенно движемся… почти уже на пороге… и даже в отдельных местах угадывается сияние, подобное… Но говорить всегда как редактор утомительно, и я решил — начистоту.

С Золотым и Серебряным веками все более-менее понятно — апогеи как-никак. Дальше — революционные события генерировали ярких писателей и мощную литературу. Появился Лит, Литературный институт, — на протяжении многих десятилетий теперь он являлся «кузницей» писателей. Ныне некоторое количество писателей в стране тоже имеет за плечами школу Лита. Но те ли это писатели? Писатели нашего времени, которые не из Лита, пожалуй, заметнее первых, но и тут о масштабах творчества, прорыве в литературе говорить не приходится. Что, какое место, или событие, или среда должны возникнуть, чтобы воскрешение случилось? Фу-у, устали ждать. А что же «кузница»?

–  –  –

Вечером был у Маховых.

Дом XIX века, у Невы, «не доходя немного до Литейного моста, если идти от Кировского в сторону Литейного». Вход от реки.

На реку же выходят окна. Можно позавидовать. Поэтому я с радостью пошел к ним в гости.

Но, как всегда, с Серегой свяжешься — напьешься. Пьяный, я стал нести ужаснейшую дрянь: что лучше не родиться и не жить, детей иметь не стоит. (Чувствовал, что жене Сергея неудобно за меня, но и не мог остановиться.) Говорили об искусстве — я проклинал приспособленцев. С ненавистью говорил о лицемерах, карьеристах.





Как это все не ново и избито!..

–  –  –

Вдруг вслед за этим вспомнились еще: какой-то неопределенный южный город, вечер, силуэты узких тополей-свечей и я с людьми, идущий с пляжа. Свежесть, разлитая по телу после моря, рядом — «свои», и на душе уют, тепло, покой. Шли мы «домой»!.. Что это был за город? Был он когда-нибудь на самом деле?

Кто был тогда со мной — родители, сестра?..

Вдруг стало одиноко, расхотелось уезжать из Ленинграда.

Вспомнил про купленный билет, представил, как хожу опять один — бездомный, неприкаянный — по городу чужому (будь то Чернигов или Киев), как когда-то приходилось это делать мне по Ленинграду… В час с чем-то (ночи) я пришел домой. Страшно хотелось есть.

До половины третьего возился: жарил кальмары в майонезе, ел.

Лег в три часа. Конечно, обложившись книгами (на русском и английском языке). Возле кровати положил на стул тетрадку «Сны». Хотелось дописать последний сон про странное метро.

Не написав ни строчки и ни строчки не прочтя, заснул.

А в 7 часов утра пришлось вставать и собираться на работу.

–  –  –

Весь день, весь вечер — пух, пух, пух! Везде и всюду! Как он надоел!

В траве белеет, и у стен домов белеет. В углах дворов образовались целые сугробы. В воздухе носятся проклятые пушинки и на земле устраивают бесовские хороводы.

Очень напоминают мне они людей. Такие же безвольные, тупые.

Ветер подул — и, как один, все бросились в указанном им направлении. Голову потеряв, несутся, давятся, сшибаются друг с другом.

Цели достигли — закрутились, завертелись. Всех тянет к центру, центра же достигших, тянет вверх! Вдруг кто-то кинулся в другую

–  –  –

Итак — передо мной стояла Люда.

Я хоть старался вида не показывать, но чувствовал себя в ее присутствии неловко. Так чувствовал себя, наверно, Дымов в «Попрыгунье» Чехова, когда он стал догадываться, что жена его обманывает. Он, будто это он был виноват, а не она, не мог уже смотреть в ее глаза, как прежде, прямо, просто… Дымов догадывался, но уверенности полной не имел, скорей всего. Так же и я. Но положение его намного было хуже: он был женат, а я был рад, что Люда не жена мне, а любовница — всего лишь (ну а про настоящего ее супруга я не думал).

Дымов стал избегать прямых контактов со своей женой, чтобы тем самым дать возможность ей не лгать. Я, чтобы дать возможность Люде не солгать, делал попытки не касаться в наших разговорах скользких тем. Люда, однако, подозрительно настойчиво к ним возвращалась. Снова рассказывала мне про свой поход с подругой в ресторан и про свои последующие похождения, в которых фигурировали также выпивка, мужчины. Правда, она пыталась убедить меня, что «с мужиками у нее интима никакого не было».

Я про себя соображал: «Мне не проверить — было или не было, но хорошо, что ты мне не жена! Пусть даже было — черт с тобой!

Только и для меня теперь не будет никаких преград, если вдруг случай подвернется»… Я быстренько убрал постель, оделся и умылся. Мы, наконец, пошли на улицу. Хотели погулять или сходить в кино. Но перед этим надо было где-нибудь поесть (мне страшно есть хотелось).

Кроме того, купить вина хотели, чтобы выпить дома на прощанье.

Нам не везло: в столовых были очереди, в магазинах не было дешевого вина (на дорогое тратить деньги было жалко мне — я уезжал). Люда зато домой себе купила мяса, огурцов, еще чего-то… Встали в ближайшей чебуречной в небольшую очередь. Вот радость!

Вскоре, однако, выяснилось: кончились хазани! А чебуреков и бульона было мало мне. Этак поесть — пощекотать желудок.

Все же хазани нам достались. Настроение, однако, у меня упало.

–  –  –

А с противоположной стороны мать с сыном едут. Сыну лет пять, а может, тоже шесть. Он задает ей без конца вопросы. Мать это злит. Вопросы же такие: «Скоро приедем к бабушке? А сколько еще ехать? Мама, а правда, что на свете существует неземная красота?»

Мы проезжали Рогачев, и мама сообщила сыну: здесь, на такой-то улице, живет такая-то Марина. «Мама, а окна нам ее отсюда видно?» — «Нет, потому что дом ее отсюда далеко».

Позже мальчишка наизусть читал ей «Сказку о попе и о работнике его Балде».

Я то лежал, читал (то Моэма — «The summing up», то Чехова), то просто так лежал. То вниз спускался и сидел, читал или смотрел в окно.

Мы проезжали Белоруссию. Мелькали за окном красивые пейзажи.

Вдруг после Гомеля «зачем-то» дождь пошел (16.10). Туча огромная и черная висела над землей. Я испугался — скоро ведь Чернигов, мне там выходить! Куртку с собой я почему-то, дурачок, не взял! Дождь же хлестал.

В Чернигов мы приехали в 16.28. Здесь, слава богу, не было дождя.

Вот и вокзал! Со стороны похож на замок. Слышал, что он построен был немецкими военнопленными в конце 40-х.

Прежде всего решил поесть. Буфет не изменился, тот же. Я взял бутылку пива, 200 грамм говядины, вареное яйцо (которое, к несчастью, оказалось тухлым)… Сдав в камеру хранения портфель (оставив только зонтик), я вышел из вокзала. Слева — садик. Я вошел.

Вот он, тот самый тупичок! Здесь и стоял когда-то наш состав из Мурманска. Все, как тогда, да только нет теперь того состава, нет тех людей, с которыми тогда по воле случая пришлось быть рядом. Я снова здесь, но ведь и я уже не тот! Прошло 15 лет!..

–  –  –

Много каштанов в городе. С зелеными забавными плодами — маленькими «ежиками»… Благоухает белая акация. Цвет начал осыпаться… В парке, что возле «Украины», замечательный цветник… Было 11 с минутами, когда я мылся в душе. Пил чай почти до полуночи.

Номер двухместный. Рубль 70. За телевизор — 23 копейки.

Правда, его я все равно не посмотрел — ведь в 23 часа заканчивается показ всех, что тут есть, программ. Вторая койка пустовала.

Около трех часов вдруг постучали в дверь. А я писал в блокноте.

Встал, дверь открыл. Дежурная просила извинить. И лейтенант милиции, вошедший, извинился. Он сразу лег. Ушел он в восемь.

Уходя, сказал: «Счастливо!»

–  –  –

Радио на стене приятным женским голосом оповестило: «8 годын и 25 хволын». Солнце уже ушло от моего окна, его теперь не видно.

Ласточки в небе носятся, пищат. Грохот внизу. Под окнами машинная стоянка. И от гостиницы недалеко в разгаре стройка.

В 10 часов я встал. Хотел спуститься вниз и попросить администраторшу продлить мне проживание в гостинице еще на сутки.

Администратор отказала наотрез. Всем, кто попал с пометкой «до утра», был дан такой неутешительный ответ. Я все стоял возле ее окошка. Очень хотелось мне продлить срок проживания в гостинице еще на сутки! Чтобы потом без камня на душе уехать, наконец, в деревню. День проведя в деревне, я хотел вернуться вечером в Чернигов.

И, отдохнув затем по-человечески в гостинице, на следующий день уехать утром в Киев. Администраторша заметила, что я стою и посоветовала этого не делать, а подойти к 12 часам, когда в гостинице расчетный час и «что-то может проясниться». Я согласился с ней. Решил поесть и посмотреть, что продается в местных магазинах…

–  –  –

Вышел на улицу. Достал из сетки карту города и области. Стал изучать. Вдруг захотелось где-нибудь присесть. Пива купить, присесть и карту хорошенько рассмотреть, подумать.

Снова зашел в кафе. Там я заметил ящики с бутылками пивными. Значит, должно быть пиво. Но его не оказалось… Вышел на улицу. Пристукнутый, с букетом чувств в душе: злостью, досадой и обидой. Без представления, что делать дальше.

Снова вернулся к тупичку. Как будто за защитой.

Вышел из садика, пошел куда глаза глядят. Пива хотелось так, что «слюнки потекли».

У перекрестка в магазине обнаружил пиво. Там продавалось и вино — дешевое, из яблок. Вдруг захотелось опьянеть, и я купил его.

Снова вернулся к тупичку.

15 лет назад здесь, в этом парке (или садике), у этой самой его кромки, я вместе с Мишкой и, по-моему, с шофером рыжим, Вовкой, пили густой и сладкий, как кисель, ликер из маленькой эмалевой с цветочками на стенках кружки… Шел по дорожке парка. Под деревьями скамеечки. Сел на одну из них. Пить сразу не отважился — свидетели мешали. В белых халатах справа надвигались две дородные женщины, а слева, где-то за кустами, раздавались голоса, среди которых много было детских. Может быть, там располагался детский сад?

Вытащил карту, изучаю. Женщины прошли. Я достаю бутылку (по дороге я с нее предусмотрительно снял этикетку). Вот незадача — как теперь открыть? У облегающей бутылочное горло пробки из металла нет совершенно хвостика — никак не зацепить. Я достаю пятак и ковыряю — бесполезно. Сверху на голову и плечи с дерева нет-нет — слетают бумеранги-перышки, обломки старых веток. Я озираюсь нервно — хоть бы не забрел сюда случайно милиционер! Вдруг рядом точно — шум и хруст. И из-за дерева выходит… «дядя» в робе: «Что, не открыть? И у меня такое иногда бывало: есть вроде выпить, а открыть-то нечем!» Он протянул мне нож. Я быстренько открыл, сказал спасибо. «Дядя» ушел. А я потом подумал: «Может быть, надо было человека угостить? Может быть, человек надеялся на соответственную плату за свою услугу?

–  –  –

18 ЛАМПА И ДЫМОХОД В автовокзале взял билет до М. на рейс Чернигов — Городня. Александр Автобус отправляется в 17.45. Два-три часа в запасе есть… КОВЫЛИН 1980, лето Вышел на площадь отправления автобусов, чтобы заранее узнать, откуда будет отходить мой номер. Но походил туда-сюда, а нужного мне номера ни на одном аншлаге не увидел. Несколько столбиков стояло без аншлагов. У одного такого столбика спросил у парня с перебитым носом (парень был «бухой»), где отправление автобуса на Городню. Он показал и тут же «прицепился»: мол, а не брат ли я такого-то из Городни? — Нет, я не брат такому-то.

Разговорились. Из разговора выяснилось, что уже 100 раз я мог попасть в свою деревню. Хоть в расписании указано (и в справочной я узнавал), что лишь два рейса в М. заходят, остальные — мимо, но все равно и остальные, что идут до Городни, — или имеют остановку в Седневе, или же останавливаются обычно на шоссе перед дорогой, что идет на М.

Это ведь то, как раз, чего я и хотел! Я ведь хотел (сначала) выехать пораньше из Чернигова, до Седнева доехать или до ветки на деревню и идти потом пешком!

Но раз купил уже билет — пусть будет так! Буду гулять опять тогда по городу… Я собирался посмотреть соборы и детинец.

В книжные магазины заходил, всегда при этом думая, что зря я это делаю. Книги мне больше покупать никак нельзя — ведь не за этим ехал я в Чернигов и поеду дальше. Ну, наберу я книг, потрачу деньги, вместо того чтобы начать уже их экономить! А в результате что? Книги — не спички, занимают много места, а у меня один-единственный портфель, и тот уже набит, тяжелый. Ехать же далеко еще и долго. Ведь путешествие мое лишь только началось.

Но не могу я проходить спокойно мимо книжных магазинов!

Ведь для меня они как храм для тех, кто верит в Бога. В них мне уютно, радостно, тепло, в них я как дома, где никто мне не мешает, где я читаю что хочу, где думаю о чем хочу, пишу, когда мне хочется и пишется… В общем, когда я, наконец, добрался до детинца, времени осталось у меня совсем немного. Сфотографировать успел Коллегиум, соборы — Спасский и Борисоглебский. В Спасском соборе сделал снимки и внутри. В Спасский собор как раз привел экскурсию старик-экскурсовод. Как настоящий вестник старины, седой-седой

–  –  –

Все б хорошо, но девушек порой подводит их шумливость. Нас выдал смех тогда одной из них. Так оказалось, что отец той девушки, которая была отсюда родом, вышел встречать подруг, но на дороге не нашел. Смех подсказал ему, куда идти.

Ну а финал истории был трагикомедийный: мне с москвичом пришлось бежать вприпрыжку, наугад, по полной темноте от разъяренного родителя, в руках которого была, как хлыст, очищенная ветка… Сколько же, интересно, времени, считая от пруда, займет дорога до ворот, ведущих к школе?

В царское время территория ее принадлежала, кажется, помещику. А ведь она немаленькая! Может быть, с треть га?..

Год 64-й. Я влюблен ужасно в воспитательницу Александру. Вот я спускаюсь по дороге вниз к воротам, чтобы от них идти на речку Снов купаться. Мысли о ней: вдруг и она сейчас там загорает на лугу возле воды?!

Я из ворот, а Александра по тропинке вдоль плетня как раз идет к воротам!

Хоть провались!

Точеная фигурка, легкий сарафан. Правой рукой, в которой у нее косыночка в цветочек, машет вперед-назад, кокетливо взбивая сбоку платье… Год 66-й. Я рядом с воспитательницей Ниной. Ей 19–20 лет, а кажется мне «старой». (Я был ее моложе лет на пять, на шесть.) Мы с ней спускаемся как раз по той дороге, что ведет к воротам, чтобы потом свернуть на ту тропинку, по которой шла когда-то Александра в сарафане. Я обнимаю Нину — рядом никого. Этот участок

–  –  –

В том магазинчике я заодно купил конфеты и бутылку водки.

Кстати, я вспомнил, что ходил по той дороге раньше, правда, она тогда была еще простой тропой. Да и домов здесь раньше не было, а только огороды. Путь этот вел к кустам сирени, а за ними в белой хате расположен был медпункт…

Очень, по-моему, я удивил Василия Степановича неожиданным своим приездом. Он не узнал меня совсем. Неудивительно:

тогда я был подростком, в этот же раз «предстал пред ним» почти тридцатилетним «мужем»!

Мать же его, Екатерина Павловна, меня и вообще не знала.

Вера Викентиевна умерла. Екатерина Павловна мне потихоньку сообщила, что «после смерти Веры» сын «утратил смысл», пьет, ничего по дому делать не желает. Дети разъехались, живут своими семьями, кто в городе, а кто в другом селе… Сели за стол вдвоем, Екатерина Павловна лишь подносила. Мы пили самогонку, а за купленную водку дан мне был упрек — зачем потратил деньги! Ели картошку жареную, борщ.

Прежде всего помянули жену Василия Степаныча (он прослезился и сказал, что без жены не знает, как жить дальше).

Он говорил: «Мать у тебя хорошая, работалось с ней хорошо.

Женщина умная и честная, руководительница строгая, но справедливая!»

Мы говорили о политике немного (Афганистан, Олимпиада)… Екатерина Павловна не раз напоминала, что пора уже ложиться. Я, честно говоря, и сам мечтал об этом. Мне постелили в маленькой какой-то комнатенке.

Я встал часу в 10-м. Вышел. Екатерина Павловна сказала, что Василь Степаныч встал давно, поел и в школе. В школе экзамены.

Она боится за него — он ведь директор, на него все смотрят!

–  –  –

24 ЛАМПА И ДЫМОХОД сивным, более румяным даже, чем лицо. Я эту женщину еще вче- Александр ра приметил сразу. Я встал в отдел за колбасой. Стою себе, стою. КОВЫЛИН Голову повернул нечаянно в ту сторону, где винный (там никого 1980, лето из посетителей как раз не оказалось). И угадал момент — увидел запрокинутое красное лицо, стакан у пухлых губ. В следующий миг стакан исчез, а к замечательному носу поднесен был маленький предмет, затем он был отправлен в рот… Этот ближайший магазин (на Вегера) притягивает пьяниц. Возле прилавка вьются постоянно и возле входа в магазин дежурят. Пьют тут же, рядом, около ларька на улице. Этот ларек торгует газировкой, сигаретами и пивом. Добрая продавщица даст всегда стакан.

–  –  –

Я шел на пляж Аркадия. Набрел на Санаторный переулок и в конце его остановился. Передо мной внизу склон берега пестрел мазками разнотравья и штрихами тропок и дорог (тропки сбегали вниз и лезли вверх, ломались, изгибались — что совершенно неприлично было для дорог). Море вдали, у горизонта, смешивалось с небом и дымилось. Несколько белых пароходов в этой дымке словно угодило в паутину и застыло. В тихой траве среди малюсеньких существ кипели немалюсенькие страсти… В городе много кленов и акаций. А у платанов будто нет совсем коры…

–  –  –

Хозяйка попросила перейти в другую комнату. В этой я жил один. Теперь здесь будет жить семья, а мне придется подселиться к мужику.

«Мужик» такого возраста почти, как я, может, немного старше.

По образованию хирург. Работает патологоанатомом в судебной экспертизе. В отпуск приехал, кажется, из Котласа.

–  –  –

Уговорил Хирурга прогуляться до Аркадии. Температура воздуха была +22, песка: 21, воды: 12. Купался только раз перед уходом.

С пляжа пошли, когда и люди спешно стали расходиться. (Туча закрыла солнце, и поднялся ветер.) Уговорил его пойти в музей. После музея он меня — в пивбар.

Взяли с собой 0,7 крепленого вина.

–  –  –

Дома Поэт и Медик шумно спали. В комнате запах неприятный и бардак. Около шлепанцев Хирурга на полу — бутылка недопитого ликера. А на столе среди разбросанной закуски — целая «Перцовка».

Вечером пьянка продолжалась. А Хирургу, видимо, уютней показалось на полу — опять свалился…

–  –  –

Утром Хирург, проснувшись и не обнаружив ничего, чем можно было бы опохмелиться, спешно ушел в ближайший магазин за пивом. С пивом принес еще и две бутылки «сухаря».

Опохмелившись, приняли решение отправиться на море. Сели в трамвай. Заехали сначала на вокзал. Там разошлись. Они пошли в «Бульонную» на Пушкинской, я в камеру хранения понес сдавать портфель. Договорились встретиться в «Бульонной»… После «Бульонной» на какой-то улице наведались в подвальчик. Низкий при входе потолок обрек на унизительный поклон.

Как в туалете, стены заведения сплошь украшал нечистый белый кафель. Там торговали разливным дешевым «Розовым» вином.

После подвальчика я предложил поесть чего-нибудь горячего в какой-нибудь столовой. Лирик был за, Хирург вдруг заупрямился.

Может, обиделся на нас?

Позавчера, когда мы после моря очень долго шли домой, он по дороге с рук купил у парня джинсы. Я отговаривал его, шептал, что это «самопал». Он не послушался, купил. Вчера ходил в них в дождь на улицу. Синяя краска потекла, окрасив белую футболку, кожу тела. Я и Поэт смеялись: у Хирурга «голубой период»!

Лирик и я при случае пускались в разговоры об искусстве, что, как заметил я, затрагивало самолюбие Хирурга. Он человек простой, как сам он говорил, «не умник и не интеллектуал», судмедэксперт, и разговаривать привык, как принято в народе, просто, с матом.

Есть в арсенале Медика какие-то особые слова, как например:

«мабута» — то есть что-то второсортное, «халтура» (?), «халкнуть» — № 2/3 (6/7) 2012 тождественное «дернуть», «хряпнуть», то есть «выпить» (произнося Я и Поэт его, Хирург всегда с размаху бьет себя рукой по горлу)… пошли гулять

–  –  –

Что за напасть: куда ни глянь — повсюду женские тела! Так и пестрят перед глазами ноги, бедра, груди! Как тяжело лежать на пляже мужику!..

Перевернувшись на спину, лежу с закрытыми глазами и вдыхаю жадно воздух, запах моря. Сквозь щелки глаз смотрю на небо, ясно-голубое, с перышками белых облаков… В шестом часу вернулся на квартиру, как и говорил. Там — каждый на своей кровати — спали («отдыхали») Лирик и Хирург. Возле кровати Лирика стояла на полу бутылка недопитого портвейна-72, рядом стоял стакан. А под столом лежали две пустых бутылки с той же этикеткой.

Фотографировал их спящих — не проснулись. Сел на свою кровать, записывал в блокнот изложенное выше.

Первым вернулся в грешный мир из царства забытья измученный Хирург. Поговорили с ним немного ни о чем. Он разбудил Поэта. Оба стали пить. Я их фотографировал. Сказали адреса — я записал и обещал им выслать фотки.

В Днепропетровске у Поэта, как он говорил, недавно вышла книжка со стихами. Я попросил его одно из них мне написать на память. Он попытался было, но не слушалась рука. Стал диктовать. Я записал, а Лирик расписался… Я их оставил и пошел в ближайший магазин купить еду в дорогу.

Из магазина шел обратно и увидел их, идущих в магазин. Или, точней, Поэт под ручку вел Хирурга. Тот, видимо, не очень-то хотел туда идти. Я предложил им выпивку не покупать, вернуться на квартиру.

Мне показалось, что Хирург был даже рад, что я им помешал дойти до магазина. Мы вернулись. А вот Поэт был этим недоволен.

Медик упал в кровать, хотел заснуть — не получалось. Лирик давал ему «колеса» — те не помогали…

–  –  –

32 ЛАМПА И ДЫМОХОД нэ, в крахмальных воротничках, повязанных вольным деревен- Алексей ским узлом галстухом. А там позади, в полутьме, суетилась Агафья, АНТОНОВ охаживая и оглаживая новый его туалет. «Ну вот и ладушки. Вот Подзабытая деревня и лады», — по покойницкому матушкиному сказал сам себе Илья Ильич и заторопился.

Путь до Преображенского храма неближний. Шагов эдак в пятьсот. Охохонюшки! Илья Ильич самостоятельно налил и принял малый лафитничек лафиту и самостоятельно же сошел с крыльца.

По пути его с поясными поклонами обогнала стайка завидовских спелых, сочных, бойких, распевающих о божественном баб, а аккурат на распутье на Красногорье догнали Дрон с Суламифью.

Тут Илья Ильич был застигнут несколько даже врасплох, поскольку уж залюбовался издалече на справные, ладные новые гарные избы. Дрон же был одним из тех русских великорусских живучих мужиков, которые, видно, как войдут в возраст, так и живут себе до семидесяти лет без единой седины в бороде, прямые и жесткие, что та оглобля. А Суламифь была третья уже законная, венчанная Дронова жена и первая певунья, хохотунья и плясунья на деревне.

«Ну что, Дронушка, как мыслишь, откосимся к Покрову?» — спросил Илья Ильич и протянул, свесив несколько вниз, свои несколько свислые два пальца своей холеной барской руки, которые тот тотчас облапил своей мозолистой, трудовой, шершавой, костистою кистью. «А то! Знамо!» — хитрюще зыркнул из-под кудлатых, кустистых бровей баринов визави и увалисто прикрякнул. Суламифь же нежно прыснула в женственную горсть, зазывно повела соболиной бровью и вся зарделась.

А после службы — хороводы, ох хороводы. И бабы всё в поневах.

А мужики все в плисовых жилетах да в доброходных кирзиновых сапогах. И шутки тут тебе, и семечки, и коробейники, и гармонисты. Сласть. И что вот еще замечает и отмечает Илья Ильич. А вот что? А то, что прекратил у него народ сквернословить. Ни Бога, ни черта, ни, упаси Бог, никакие тем более половые органы и акты не поминает всуе. Ну — старается не поминать.

«Ну и как, любезный ты мой Илья Ильич, ну и как же обстоят твои приватные дела?» — любезно спрашивал, сидючи-посиживая в уютнейшем «Славянском базаре» за дюжиной вустриц вкупе с небезызвестной, но умеренной «Вдовой Клико» известный депутат Государственной думы и тот еще славный борец с общеизвестной коррупцией бизнесмен Андрюша Чтольц. «А потихоньку-потихохоньку. А строимся, отстраиваемся, обустраиваемся». — А это уже Илья Ильич отвечал так старинному своему другу и однокашнику, с которым ох и видано-перевидано, неспешно намазывая вологодское маслице на холмогорскую семужку, а ту кладя на го

–  –  –

34 ЛАМПА И ДЫМОХОД Страдивари просто рвут в куски душу. А бедная головка кружит- Алексей ся. А грудь вздымается. А и железная ласковая чтольцева рука уже АНТОНОВ на внутреннем атласном бедре. Но — «…и буду век ему верна», — Подзабытая деревня нехотя доканчивает Феничка. И вот такой вот вам, неуважаемый Андрей Андреич, тут облом.

Ах, дайте только за суетою сует вспомнить! Дайте хоть на миг взойти в ту утекшую в вечность речку. Ну да, ну да. Приехал он тогда по осени и уже, считай, вдругорядь, в шишкинские эти места поприсмотреть десятин эдак на сто участок у озера, на холмистом лесистом склоне, под разлапистое свое будущее родовое дворянское гнездо. И все рядился и рядился с подрядчиком. А журавли курлыкали, отлетая. И пошел себе после, прогуливаясь с устатку, по грязи по-над бережком. И увидал на мостках ее. И эх — где теперь те мостки и то белье! Что полоскала, как ласкала… И ведь ничего-ничегошеньки не помнит, кроме как кроме головокружительного изгиба молодой тугой белой бабьей ноги. Шепот какойто, робкое дыханье, трели соловья… «Ты чья?» — только и сумел тогда вымолвить Илья Ильич. «А тутошние мы», — скромно ответствовала она. «А так-то — ничья», — обронила вдруг ненароком.

И расцвела тут в сердце Ильи Ильича такая разлюли-малина.

А это уж несколько спустя подошли к ним, очарованным, справные матерые мужики Тит, Дрон, Влас да Владлен. Подошли со всем почтением, поклонились в пояс и говорят: «Выручай ты нас, мил человек». А как выручать? А от чего? И ввели они тогда Илью Ильича в кратковременную растерянность. Но и в курс дела ввели. «А ты тут на всхолмлении, слух имеем, строиться собираешься?» — спрашивает Тит. «Ну да, ну есть такая мысля», — честно и просто, как и учили его говорить с простым народом, отвечает Илья Ильич. «А знаешь ли, что до известного катаклизма здесь намертво стояла усадьба прежнего нашего барина, генерал-аншефа?» «Да ни боже ж мой», — в испуге говорит Илья Ильич. «А ведь это так получается, что ты будешь новый наш барин, новый Илья Ильич», — говорит уже Владлен, ражий рыжий мужичина с пространной проплешиной. «А и… А ну и не знаю», — отвечает Илья Ильич. «А и бери нас тогда, раз такое дело, в полную и совершенную крепость», — говорит уже Дрон. А Феничка, можете себе представить, положила ему влажную от озера руку на чесучовое его плечо. И он взял и взял. Махом. Механизаторов посадил на легкий оброк, остальных же — на необидную барщину. Отстроил первым делом храм на пригорке, вторым — выписал из семинарии ученого батюшку отца Евстафия, третьим — из Петровско-Разумовской академии — брутального агронома Силу Федотыча. Еще было списался с молодой учительницей с Бестужевских знаменитых курсов,

–  –  –

36 ЛАМПА И ДЫМОХОД 4 Алексей Но тут еще есть же у нас прощелыга Чтольц. Исхудал последнее АНТОНОВ время Андрей Андреич, осунулся, пожелтел, спал с лица. И втай- Подзабытая деревня не себе ночами недобро сам с собою думает. Будоражит холодную немецкую свою кровь. «А за что, — думает он, — дано отдельно взятому человеку такое безбрежное счастье? За что про что все это милому моему Илье Ильичу? И на что ему эта несказанная Феничкина античная краса?» И вот истекает он черной нерусскою завистью. И вот надевает он официальный черный сертук, садится он в свой 600-й. И едет он по инстанциям. Там даст 50 000, а гдето там и по 70 000. Где подмажет, где подмаслит. Правда, преступил тут вгорячах Андрей Андреич. Чего уж скрывать, заступил. Завалил бедняка Илью Ильича поквартальной отчетностью. Совершил то есть даже несколько противоправных и уголовно наказуемых действий. Но дело-то мало-помалу слаживается. «На каких таких, — говорят одни бюрократы, — необоснованных таких основаниях?» «Что это, — говорят другие, — за ярое крепостничество в наше сплошь демократическое время?» А третьи и вообще говорят кратко, но веско: «Пожизненно расстрелять». Вот такие вот сгущаются над Ильей Ильичом черные тучи. А Феничка уже вся рыдает день и ночь от компроматных анонимок на груди, естественно, Ильи Ильича. Да и сам Илья Ильич уже, глядя в телевизор, побурел и скис. Ведь компромат там на него на компромате. Ведь и поджог на нем повисает, и убийство нерожденных младенцев, и не та ориентация, и другой нераскрытый еще висяк. И сидит себе он нечесаный-небритый в окраинной своей мытищинской квартире ну банкрут банкрутом. И сидит с утра уже выпимши. И говорит невнятно невпопад. И пенснэ уже треснуло. Да и с самим Дроном побеседовал уже в форме интервью ушлый их репортер, и Дрон, честно сказать, сдал Илью Ильича со всеми его потрохами.

Это уже мы не говорим о Тите, Власе и Владлене. Вот такие вот, брат, неправильные богонеугодные дела. «Опутал, — плачет тут нам пьяненький Илья Ильич, — окрутил, заморочил, Иуда». И нет спасенья. Просто нету свету в конце туннеля.

Но есть, есть еще русский Бог, наперсники разврата. И вот уже когда запасься Илья Ильич сумой и уж готов был спознаться с тюрьмой, запасься даже уже и жирно намыленной веревкой — а заходит к нему в его малогабаритку некто благостный, кудрявый и в красной рубашоночке. Похожий отдаленно не то на Президента, не то на Премьера, не то на обоих. «Сиди, — говорит, — Илья Ильич, сиди, не вставай. А я ведь все про тебя, брат, доподлинно знаю. Знаю, и как пекся ты о моем богоносном народе, знаю, и как сводили тебя со свету мироеды-лихоимцы-инородцы. А толь

–  –  –

38 ЛАМПА И ДЫМОХОД

Я И ПОЭТ ПОШЛИ ГУЛЯТЬ

Станислав Ли (г. Алматы, Казахстан) — стихи печатались в «Просторе», «Московском Вестнике», «Москве», « Юности», «Братина», «Азия» (Сеул), «Корейская Литература» (США) и др. Стихи включены в антологию «Современное русское зарубежье» (М., 2002). Переводит древнюю, средневековую и современную поэзию. Переводился на корейский и английский языки.

ЛУНА ЗАСНУЛА

ПОПЛАВКОМ

Cтихотворения

–  –  –

42 ЛАМПА И ДЫМОХОД решал. Большой штраф за маленького малыша. У фу и нян не было Сергей юаней, но они любили друг друга. Однажды они родили меня. Од- ЛЫСЕНКО нажды они родили Си Таси. Однажды они родили человечка Хито. Китайская нефть А рядом рождались Ни Джита и Ни Гула. Наши родители не собирались платить штрафы. Вот так мы остались без паспортов.

Считается, что нас нет под этим небом. Что наш завод пуст, потому что здесь никто не работает. Статистика не видит призраков.

Чего не скажешь об экономике. Мы — нефть этой земли, Си Джепан, и мы работаем на таких, как ты.

Небо опустилось слишком низко. Гонг сердца оглушил Си Джепана. Он понимал, что уже поздно куда-то лететь. И все-таки он попытался. Открыл окно, протянул руки к солнцу.

Они ворвались бесшумно. Сняли с подоконника, скрутили на всякий случай. Люди-тени, призраки из министерства общественной безопасности.

Годами одни агенты разыскивали его, а другие прятали. Иногда след терялся, как то было в Тибете или во Внутренней Монголии, где Си Джепан добывал нефть наравне с простыми рабочими. Однако Всевидящему Оку общественной безопасности рано или поздно удавалось обнаружить его. Если бы не Вей Ла, если бы не ангелы-хранители из Чжунъюн Дяочабу, Си Джепан давно сгнил бы в черной тюрьме.

Его поместили в одиночную палату бывшей психиатрической лечебницы. Днями и ночами Си Джепан собирал ушами клочья тишины, разорванной криками заключенных. Он лежал в полутьме, ожидая своей очереди. Сердце плакало, словно Мэн Цзян, размывая стены его души. Время стояло у изголовья. Си Джепану казалось, что о нем забыли.

Но о нем не забыли. Однажды узника ослепил яркий свет. Когда зрение вернулось, Си Джепан увидел длинноносого.

Это был старый кокаинист доктор Кали, Гарри Кали. В Бейджинском международном аэропорту у него нашли наркотики и без суда бросили за решетку.

— Вот уже сто лет я мучаю здесь людей, — сказал доктор Кали. — Это я умею. Чем громче крики, тем больше снега для моего носа.

Я не могу выйти на свободу, но у меня есть все, что нужно.

В кабинете доктора Кали и впрямь было все, что нужно. Си Джепан никогда не видел такого оборудования.

— Присаживайся, — доктор указал на кресло и склонился над баночками.

У Си Джепана был шанс, скальпель лежал так близко… — Скоро ты отсюда выйдешь, — сказал Гарри Кали. — Хотя отсюда мало кто выходит. Тебя ждет высший суд. Ты наломал много бамбука, значит, тебе положена большая смерть… Открой рот… Да не бойся.

–  –  –

Вообще-то, Си Джепан, я люблю работать. Ты знаешь, мое детство прошло на рисовом поле, по колено в воде, а затем меня взяли сюда, на завод, построенный белыми чертями в тот год, когда родился Хито.

Мы все стоим за станками, слева — меньший брат Си Таси, справа — Ни Джита, а он мне больше, чем брат. Мы стоим с утра до вечера, рабочие-призраки, нам не полагаются выходные и отпуска.

Я зарабатываю пять юаней в день. Наверное, по твоим меркам это немного, но я не жалуюсь. Никто не жалуется, мы готовы работать бесплатно, лишь бы не смотреть в зеркало зла. Наш страх столь велик, что мы выбрасываемся из окна, как только слышим шаги Циньгуан-вана.

Этим утром станки пели так громко, что мы не услышали шагов. Страшный Циньгуан-ван в желтой каске был вдвое ниже меня, но за ним императорскими пиками высились охранники.

— Ты?.. Си Эр-гай?.. Пошли со мной.

В глазах Си Таси и Ни Джита отразился государственный преступник. Каннибал и наркодилер. Должно быть, я разрушил Длинную стену, раз Циньгуан-ван привел сюда целое войско. Понятно, что братья отреклись от меня, как это сделали позже фу, нян и даже малыш Хито. На их месте я поступил бы так же.

Между тем в кабинете Циньгуан-вана меня ждало зеркало зла.

От ужаса я упал на пол и опустил на глаза шлагбаумы рук.

— Поднимите его, — приказало зеркало, — я хочу видеть лицо.

Впервые в жизни я сопротивлялся. Я бился, словно тысяча боксеров в Пекине, однако силы были неравны. Меня подняли с земли, отряхнули и сняли нити слез. И тогда, большой брат, я посмотрел в зеркало зла. И я увидел не себя, грешника, а господина с деревянным лицом.

— Вылитый Си Джепан. Только волос побольше. Впрочем, это поправимо.

Си Джепан был свидетелем расстрела мэра города Женьшеня.

Накануне Нового года он гулял по городу с Вей Ла, уже тогда же

–  –  –

Через всю Поднебесную — от земель хуэйцев до провинции Гуандун, от пустыни до бамбуковых рощ, от Подземного города до Запретного города — в просторном багажнике «Великой стены».

Рядом со мной Ан Донг, по запаху лао мао цзы. Всего в джипе нас семеро: господин из зеркала зла — деревянный Юпитер, за рулем Сатурн, на заднем сиденье Венера с металлическим голосом, Меркурий с бутылкой воды и Марс с сигаретой; и, наконец, мы, пленники-светила, — Солнце и Луна.

Как ты понимаешь, Си Джепан, они не представились, но и так было понятно, что из Диюя меня вытащили агенты Чжунъюн Дяочабу, первого бюро министерства госбезопасности. Бородач Ан Донг изо всех сил изображал пленника, но он тоже был агентом. Агентами были водители других машин, заправщики и автоинспекторы. И это все для меня. Не много ли чести для призрака? Видно, ты, большой брат, стал очень большим человеком, раз со мной так обращаются.

До Уханя никто не проронил ни слова, и только в здании Управления, прекрасном, как Храм неба, стальная Венера и огненный Марс высыпали друг на друга упреки из красных ротовых шкатулок.

Они ссорились бесконечно долго, а у меня все больше чесались руки.

Я скучал по работе, Си Джепан, семье, Ни Гула и Ни Джита. Как они там? Справляются ли с нормой? Кто теперь стоит за моим станком?

Когда я услышал, что Меркурий предлагает вернуть меня назад, бутон сердца раскрылся хризантемой. Однако Марс сказал, что лучше на время посадить меня в черную тюрьму. А Юпитер сказал, что скоро сюда нагрянут представители общественной безопасности, а уж они-то быстро решат, что делать со мной.

— Черепашье яйцо! — выругался Марс.

И мы вернулись в «Великую стену».

Много лет Си Джепан писал стихи и размещал их в Интернете.

Много лет их никто не замечал, кроме Вей Ла, которой они посвящались. Не сказать, что стихи были хорошими, но в них поднимались нелегкие темы равенства, свободы и демократии. Постепенно Си Джепан поднимал всё большие тяжести, его душа кричала всё громче. В «Китайской нефти», своей последней публикации, он рассказал о главном богатстве Поднебесной. И это была не нефть из месторождения Дацин, а люди-призраки из Диюя. К счастью,

–  –  –

48 ЛАМПА И ДЫМОХОД ХЭ (Ху Эйдан): Мне помогло эмигрантское братство Хунаньбан Сергей из Большого китайского кольца. ЛЫСЕНКО ПД: На перекрестном допросе в министерстве вы упоминали не- Китайская нефть коего господина Ма… ХЭ: Господин Ма занимался делами в Гонконге, Макао и Тайване.

ПД: Господин Ма работал в третьем бюро министерства госбезопасности?

ХЭ: Мне неизвестно.

ПД: На фотографии он?

ХЭ: Да. Только без сигареты.

ПД: И как Ма Синфа связан с Хунаньским братством?

ХЭ: Сын Владыки Воскурения.

ПД: Кто еще участвовал в поисках?

ХЭ: Господин Ю всегда был рядом. Путал карты.

ПД: То есть Ю Лин мешал вам?

ХЭ: Он следил за тем, чтобы я никогда не нашел Си Джепана.

ПД: Как относился к нему Ма Синфа?

ХЭ: Они выглядели, как старые напарники. Повздорили лишь однажды, когда хунаньцы откопали семью Си Джепана в Цзичане. Господин Ю считал, что мы идем по ложному следу.

ПД: Но вы его не послушались… ХЭ: Я отправился в путь тем же вечером.

ПД: За что вас арестовали в аэропорту Чунцин Цзянбэй?

ХЭ: За убийство Гэ Бинлуна, рядового 14К. С девяносто девятого года по его документам жил другой человек. И вот обман раскрыли.

ПД: Вы знаете, что Си Джепан задержан?

ХЭ: Знаю.

ПД: Вам не кажется странным, что его арестовали в тот же день?

ХЭ: Мне многое кажется странным.

ПД: У меня есть еще один снимок. Он был сделан позавчера возле уханьского Управления. Узнаете этих людей?

ХЭ: Господин Ю… Господин Ма… Гуй Фей… Почему она с ними?

ПД: А кто четвертый?

ХЭ: Не знаю.

ПД: Посмотрите внимательно… ХЭ: Си Джепан?..

ПД: Возможно.

ХЭ: Но как туда попал Си Джепан? Он же в тюрьме.

Ан Донг, цветок без стеблей, раскрылся в первый и последний раз на площади Тяньаньмэнь. Тысячи зрителей видели, как он превратился из уродливой гусеницы в прекрасную огненнокрылую бабочку. Ан Донг выбрал пару десятков человек и улетел с ними в Ущелье бабочек на берегу залива Дракона Азии.

Взрывная волна ударила в гонг моей черепной коробки. Пока я рисовал лицом кровавые иероглифы, на площади началась па

–  –  –

Председатель Ди ткнул пальцем в популяцию кишечных палочек. На биомониторе высветился протокол задержания Му Чоу, агента госбезопасности, известного под именем Меркурий.

Ди Жэньцзе покачал седой головой. Совсем недавно они ужинали в лучшем ресторане города. Му Чоу угощал супом из эмбриЛАМПА И ДЫМОХОД онов и плацентой с брокколи. Эти деликатесы он выловил со дна Сергей Поднебесной. ЛЫСЕНКО Му Чоу ездил по деревням, которых нет на карте, и общался Китайская нефть с людьми, которых нет в переписных листах. Он находил беременных девушек и щедро платил за аборты. Отбирая новую жизнь, он спасал жизнь целой семьи. Плацента и недоношенные младенцы никогда не замораживались, чтобы не испортился вкус. Улов тотчас отправлялся в элитные рестораны Востока, где столики заказывались за пару недель вперед.

Председателю Ди уже исполнилось шестьдесят два, но выглядел он лет на двадцать моложе. Он жил с тремя любовницами-рабынями в «вертикальном лесу» — эко-небоскребе в центре города — и употреблял в пищу человечину. На работе он поедал государственных преступников, а вне ее — зародышей и плаценту.

Председатель Ди увеличил лицо Му Чоу. Каждая точка, каждая родинка была колонией кишечных палочек.

— Эх, Меркурий… Ты обещал мне пятимесячных мальчиковблизнецов, — пожаловался председатель Ди, — а эти намного старше.

У братьев Си слишком жесткое мясо. Они уже не по зубам Чжунго.

Нервным движением руки председатель Ди стер фото Му Чоу с экрана. Он вышел из кабинета с чалмой мыслей на голове. Дома его ждали любовницы, три нефтяные орхидеи, но председателю Ди не хотелось домой. Он сел в машину и поправил тюрбан.

Был праздник Луны. Всюду продавались лунные лепешки и цветные фонарики. Председатель Ди подумал, что давно не катался на лодке по озеру Цзянь.

— Парк Прелестного Вида, — удивил он водителя.

Следом за председателем Ди выехали машины государственной и общественной безопасности. А навстречу уже несся грузовик HOWO ассоциации промышленности и торговли «Фуи».

В то время как любовницы молили богов о соединении с Ди Жэньцзе, случилась та самая авария. Председателю Ди так и не удалось полюбоваться цветением кассии.

А что, если я все еще смотрю в зеркало зла? Может, Циньгуан-ван держит меня за плечи? Может, эта страшная сказка скоро закончится? Как только мое отражение казнят, я опять окажусь в цеху, за родным станком. Я обнимусь с Си Таси и Ни Джита и на радостях перевыполню все нормы и планы. Я буду работать просто так, если вернусь назад.

Я всегда хотел быть тобой, большой брат, и вот я стал тобой.

Превратился из призрака в человека. Я примерил на себя твою судьбу, окутанную дурной славой. И я понял, что больше не хочу быть тобой, Си Джепан.

Ты пошел против великих кормчих. Ты чуть не сбил с курса флагман «Чунцин», который плыл в светлое будущее. Ты вызвал

–  –  –

Уберите со стойки эту пошлую надпись, или я спорчу вам вывеску.

Что значит — пива нет и неизвестно! Зачем торчать здесь, как поц?

Ну вот еще — ничего не поделаешь! Слушайте, что надо делать:

пойдете на кухню, скажете Самику, что пришел Ахиллес. Возьмете четыре литра портера и шесть порций свеженьких раков. Портер принесете со льдом, раков с укропом и в кипяточке. И можете не извиняться, дядя Ахилл уже прощает. При чем здесь — наливать в долг? Что вы знаете о долгах, юноша… я пью в неограниченный кредит. Вы же не мой банкир, зачем распускать пары! Скажите, какой вы танкер с Аделаиды… есть, есть у меня деньги. И совесть есть, особенно до завтрака. Однако в долг не даю. Почему называю Самвела Звиядовича — Самик? Хороший вопрос, и тоже о долгах.

Сядьте здесь и слушайте сюда.

№ 2/3 (6/7) 2012 Руки мои уже довольно не те, но заработали себе на обеспеченРассказы ную старость, это никчемное и счастливое время, когда не терпится забыть все, что претерпел в молодости. Некому уже вспоминать про старого Ахиллеса. Но в двадцатые годы имя Другораки вполне звучало, стоило только съехаться в катране у Тигуша игрокам по первому классу… Как — во что играли? В салочки, разумеется!

Малыш, мы играем в покер.

Правда, последние годы я обожаю бридж, но этот спорт не требует кисти — скорее, усидчивости разума… кисти руки бридж не требует, младенец, а не кисти художника. Ты сомневаешься, что карточный покер — вид спорта? Посмотрим. Есть у Самвела колода карт? Поищи там, в ящике, под несгораемой кассой. Одна нераспечатанная, кажется, должна быть. Дай сюда. Рубашка цела? Пусть даже и не очень:

Самвел есть Самвел… ну и мы не графья, на кухне помоемся.

–  –  –

Чугуев загодя чует, что я его немножко спалил, и семафорит:

я тут не с частным визитом… ну ясно, пасет комиссар кого-то. Так ото ж, но ведь игра есть игра! Я взял за этим столиком примерно двести лимонов, однако денег у Чугунка не случилось, и комиссар заявил, что ставит американку. Это значит, проигрыш на желание победителя.

Я только кивнул, боясь, что голосок мой выдаст какого-нибудь козла. До хрипоты, помнится, хотелось обнять комиссара и врезать Досиным канделябром по белобрысому кумполу: куда сдуру лезешь, чертяка?!

Еще и передергивать тянется, щучий сын… Но тут Самвел хватает Чугунка за руку, и из-под чугуевского лацкана падает к ногам трефовая краля. Эх, били бы катранщики чекиста до полусмерти, когда бы не шепнул я Самику дватри словечка… в общем, оттащили мы Чугуева в сторону и снова сели играть. Он полежал-полежал и очухался. Посмотрел на часы да как крикнет: а ну, стоять! Работает угрозыск!

Ну, дураков нема — все ломанулись в окна.

Беспорядок начался, говорю я. Семерых положили сразу.

Чугунок кого-то рукоятью нагана свалил на пол. Мерно, как по нотам, опустил ему почки, потом выкрутил локти, приговаривая: с полгода я тебя вываживал, Кобчик… вот рыболов хренов! Нас с Самиком вывели к стеночке и, как классово бесполезных, собирались шлепнуть по холодку, на легком катере — к такой-то матери… но комиссар сказал: годи до рассвета! Я жду указаний из штаба округа.

Или что-то в этом роде, не помню.

По правде сказать, он ждал, когда под утро хорошенько стемнеет.

<

–  –  –

Пуля ударила в верхнюю часть спины и ушла куда-то под правую ключицу. После чего я сразу и без провожатых покинул чертову юдоль бесконечных скорбей… но таки выяснилось, что ненадолго. По приказанию Чугуева конвоиры весело промахнулись, а для солидности комиссар аккуратненько прострелил мне плечо.

И поставил в отчете птичку. У Чугунка, как я в больничке услышал, имелся приз за пулевую стрельбу — именной маузер от командарма Сорокина.

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«СОДЕРЖАНИЕ I. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ ВВЕДЕНИЕ 1 ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Выводы по разделу 1 2 ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТА 2.1.Структура подготовки специалистов 2.2.Содержание и качество подготовки специалистов Выводы по разделу 2 3 НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТА Выводы по разделу 3 4 МЕЖДУНАРОДНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТА Выводы по разделу 4 5 ВНЕУЧЕБНАЯ РАБОТА Выводы по разделу 5 6 МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОСНАЩЕНИЕ Выводы по разделу 6 ЗАКЛЮЧЕНИЕ II....»

«Сводный доклад Президенту Российской Федерации О результатах реализации национальной образовательной инициативы Наша новая школа в 2014 году ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ОБЩИЕ ПОКАЗАТЕЛИ О ВЫПОЛНЕНИИ ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО МОДЕРНИЗАЦИИ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА 2011–2015 ГОДЫ Переход на федеральные государственные образовательные стандарты общего образования. 9 Развитие системы поддержки талантливых детей Совершенствование учительского корпуса Изменение школьной инфраструктуры Сохранение и укрепление здоровья...»

«Уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае О СОБЛЮДЕНИИ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ДЕТЕЙ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ В 2013 ГОДУ Красноярск УДК 347.6 ББК 74.2 О 11 О 11 О соблюдении прав и законных интересов детей в Красноярскм крае в 2013 году. — Красноярск, 2014. — 100 с. УДК 347.6 ББК 74.2 © Авторы, 2014 ВВЕДЕНИЕ. ВВЕДЕНИЕ Настоящий доклад о соблюдении прав и законных интересов детей в Красноярском крае подготовлен в соответствии с Законом Красноярского края от 25.10.2007 № 3-626 «Об...»

«ПУТЕВОДИТЕЛЬ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ ЕВРАЗИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА им. Л.Н. ГУМИЛЕВА МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН ЕВРАЗИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Л.Н. ГУМИЛЕВА ПУТЕВОДИТЕЛЬ ОБУЧАЮЩЕГОСЯ Астана – 20 Академический календарь на 2014-2015 учебный год № Учебные, контрольные Сроки проведения и иные мероприятия ОСЕННИЙ СЕМЕСТР День знаний 1 сентября 2013 года Теоретическое обучение 01 сентября – 15 декабря 2014 года Рубежный контроль 13 октября – 18 октября 2014 года...»

«Методичка по осознанным сновидениям dobrochan.ru/u/ Вступление Привет, анон. Перед тобой методичка по осознанным сновидениям, составленная сновидцами Доброчана за время существования треда. В ней содержатся теории, методики и просто различные мысли, так или иначе связанные со сновидческой практикой. Методичка формировалась прямо в процессе развития нашего сообщества, поэтому будет не лишним рассказать о том как всё начиналось и к чему в итоге пришло. Итак, первый ОС-тред появился в...»

«' УРАНОВАЯ МИНЕРАЛИЗАЦИЯ РУДН ЬIX ГОР о ю. м. д ы м к о в УРАНОВАЯ МИНЕРАЛИЗАЦИЯ РУДНЫХ ГОР ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛИТЕРАТУРЫ В ОБЛАСТИ АТОМНОЙ НАУКИ И ТЕХНИКИ МОСКВА I9 СОДЕРЖАНИЕ От а в т о р а Жильные формации и парагенезисы Эпохи и этапы м инерализации Стадии минерализации Силикатно-окисная с т а д и я Кварцево-сульфидная с т а д и я Кварцево-карбонатно-настурановая с т а д и я Флюорито-баритовая с т а д и я Арсенидная с т а д и я Кварцево-гематито-сульфидная стадия. Взаимодействие...»

«Адатпа Берілген дипломды жобада КЭЖ ВРТБ пайдаланып ауылды электрмен жабдытау туралы жаа сулеттік ерітіндісі мселе арастырылды. Жктеме орталыында орналасан кзден ажетті уат ттынушыларды амтамасыз ету шін жел жне кн энергиясын пайдалану арылы осындай автономды реттеу алыптастыру, энергия ндіруді лайту. Аннотация В данном дипломном проекте был рассмотрен вопрос о электроснабжении населенного пункта с новым архитектурно-планировочным решением при использовании КЭС ВРТБ. Формирование такого...»

«УДК 821.161 А. А. Пономарева Новосибирск, Россия СЮЖЕТНАЯ СИТУАЦИЯ ГУВЕРНАНТКА В СОСТОЯТЕЛЬНОЙ СЕМЬЕ В РУССКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Рассматриваются типологические свойства сюжетной ситуации гувернантка в состоятельной семье, вошедшей в сюжетный репертуар русской классической литературы в 1830-е гг. и ставшей часто возобновляемой на протяжении второй половины XIX в. Инвариант данной сюжетной ситуации таков: молодая девушка определяется гувернанткой в дворянскую / иную состоятельную семью....»

«© Association Montessori Internationale, 201 Translated by the Montessori Public Fund Перевод на русский язык – МО Фонд Монтессори Содержание 2013/1Тема данного сдвоенного выпуска: образование и мир Оглавление ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА Обучение миру во время войны: Лекции Марии Монтессори 1917 года Эрика Моретти Лекция о Мире, Первая из четырех Специальных Лекций, прочитанных на курсе в Сан-Диего февраля 1917 года Белый Крест Никто не оставлен без внимания: Работа Монтессори по защите детей – жертв...»

«II НАУЧНЫЕ ОТДЕЛЫ МАЭ РАН Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_04/978-5-88431-163-3/ © МАЭ РАН Щит боевой и ритуальный. Новая Гвинея. Конец XIX в. Дерево, краска Тел.: (812) 328-41-81 E-mail: australia@kunstkamera.ru Заведующая отделом Станюкович Мария Владимировна о т д е л а в с Электронная и, о к е Музеяиантропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН т р а л и библиотека а н...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ» Кузенкова Л.М.МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД В ДЕТСКОЙ НЕВРОЛОГИИ АКТОВАЯ РЕЧЬ на торжественном собрании, посвященном 251-й годовщине учреждения Москва ПедиатрЪ Моисей Маркович Модель Татьяна Павловна Симпсон Борис Никодимович Клосовский Вольдемар Рихардович Пурин Борис Викторович Лебедев Ольга Ивановна Маслова Глубокоуважаемые члены Ученого совета, уважаемые гости, коллеги, друзья! Позвольте выразить искреннюю...»

«УДК 94(470.314)«1941/1945»:070.14 Е.М. Петровичева, И.С. Тряхов Цензура в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (по материалам Владимирского края) В статье анализируется роль органов цензуры в годы Великой Отечественной войны. Исследуется значение цензоров в работе периодической печати Владимирского края. Обращается внимание на образовательный и возрастной состав работников местной цензуры. В заключение делается вывод о том, что существование цензорских органов в годы войны во многом...»

«Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь РУП «Бел НИЦ «Экология» ШЕСТОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В СООТВЕТСТВИИ С ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМИ ПО РАМОЧНОЙ КОНВЕНЦИИ ООН ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА Минск 20 Шестое национальное сообщение Республики Беларусь было подготовлено при участии: Директор РУП «Бел НИЦ «Экология»Ключенович В.И. Координатор проекта ГЭФ №TF015501 Наркевич И.П. Консультанты проекта ГЭФ №TF015501: Вавилонская О.Н., Бертош Е.И., Бурло А.В.,...»

«Управление библиотечных фондов (Парламентская библиотека) Отдел электронных изданий ДАЙДЖЕСТ ПРЕС СЫ Ежедневный бюллетень выходит с января 1994 года 14 декабря 2015 года Выпуск 234 (5631) Дайджесты прессы Парламентской ТЕМЫ ДНЯ библиотеки публикуются ежедневно в Интранет Государственной Думы в разделе «Библиотечно-информационная система», а ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ также на Портале библиотечных и архивных ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО. ресурсов Государственной Думы ВЫБОРЫ ГАС «Законотворчество» в Интранет ГД и...»

«Публичный отчет директора ГБОУ школы № 325 Рогозиной Ольги Борисовны за 2013-2014 учебный год Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 325 Фрунзенского района Санкт-Петербурга (далее – Образовательное учреждение) является общеобразовательной организацией. Место нахождения Образовательного учреждения: 192239, Санкт – Петербург, Альпийский переулок, д.5, к.2, литера А. Телефон: 8 (812) 773 43 32. E-mail: school325@edu-frn.spb.ru Официальный...»

«Александр Сивухин Учим кандзи с помощью сказок (1, 2-й классы японской школы) Из серии обучающих игр: Юкицубутэ () Книга первая г. Москва Восток Запад 2013 год Александр Сивухин Учим кандзи с помощью сказок Вильгельм Гауф. Карлик Нос () Маленький Мук () Из серии обучающих игр: Юкицубутэ (1, 2-й классы японской школы) Содержание: Предисловие Сводная таблица всех кандзи 1-2 классов Описание метода Японская кана Первый класс (часть 1.1) Таблица мнемообразов кандзи (часть 1.1) Обучающие игры и...»

«Ушедшие Институт высших гум в манитарных исследова х аний им. Е.М Мелетинского М. Я ищу. Сотрудникки Личн ые страниц цы Брагинская Нин Владими на ировна Генези Карт ис тин Фи илострат Cтарш та шего КОНТАКТЫ Ставя пере собой воп ед прос, как сдееланы Карти ины Филостр рата Старшеего, мы отвлекаемся от вопроса кем они сд а, деланы. Нам важна тольк почти нер ко разрешимая Телефон: сложность установлени авторства в corpus Philostratorum. Так, интере у ия есующие нас 8 (499) 250-666Картины одни...»

«Из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 16 января 2004 года № 1 (371) “О результатах проверки финансово-хозяйственной деятельности открытого акционерного общества “Сахалинское морское пароходство”: Утвердить отчет о результатах проверки. Направить представление Счетной палаты президенту ОАО “Сахалинское морское пароходство”. Направить информационные письма в Минтранс России, МНС России. Направить отчет о результатах проверки в Совет Федерации и Государственную Думу...»

«2-197 ПРОЗА АЛЕКСЕЙ ЧУПРОВ повесть ЗИМА — ЛЕТО — А время в армии быстро идет? — Быстро: сентябрь — тяп-тяп и — май, а то еще быстрее: зима — лето, зима — лето, зима — лето. Из разговора молодого солдата со старослужащим. I 1. Он хотел запомнить все: окно с частым переплетом рам, оледенелую ветку тополя за ним, вещи в комнате — старый шкаф, стол, кресло, обтянутое серым потертым шелком. Было начало октября, была на исходе последняя ночь перед отъездом. «Уезжаю и не увижу, может быть, никогда....»

«Министерство здравоохранения Российской Федерации РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ ВЗРОСЛЫХ БОЛЬНЫХ ГЕПАТИТОМ В Москва От авторов Несмотря на значительные успехи, достигнутые в последнее десятилетие в различных областях изучения вирусного гепатита В, это заболевание остается острой проблемой для врача клинической практики, нередко вызывая значительные затруднения как при постановке диагноза, так и при проведении противовирусной терапии. Это связано в большой степени с новыми подходами в...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.