WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Трудовая миграция и трудоемкие отрасли в Кыргызстане и Таджикистане: возможности для человеческого развития в Центральной Азии Авторы: Карабчук Т.С., к.с.н. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития

Трудовая миграция и трудоемкие отрасли в

Кыргызстане и Таджикистане: возможности для

человеческого развития в Центральной Азии

Авторы:

Карабчук Т.С., к.с.н. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва)

Костенко В.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург)

Зеликова Ю.А., к.с.н. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Санкт-Петербург)

Бейшеналы Н.Э., д.э.н. (ЦАСР, Бишкек)

Рябчикова А.П. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва)



Закотянский Д.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) Сальникова Д.В. (ЛССИ НИУ ВШЭ, Москва) Перебоев В.С., к.полит.н. (ЦИИ ЕАБР)

Руководитель проекта:

Перебоев В.С., к.полит.н. (ЦИИ ЕАБР) Санкт-Петербург Аннотация Данный доклад посвящен анализу миграционных потоков и трудового потенциала региона Центральной Азии с использованием данных преимущественно по Кыргызстану и Таджикистану. В работе приводится детальный обзор состояния рынков труда, трудового законодательства и инвестиционной привлекательности для потенциальных работодателей через анализ законодательной базы для поддержки бизнеса и отраслевой экономики в регионе. Использование экспертных оценок представителей бизнеса и местной законодательной власти дает возможность подтвердить полученные аналитические выводы на основе анализа статистических материалов и законодательной базы. Комплексная оценка рынка труда и миграционных настроений на микроуровне позволяет сделать выводы о будущих потоках трудовых мигрантов и дальнейшего роста доли денежных переводов в ВВП Кыргызстана и Таджикистана. Анализ потенциала некоторых отраслей экономики дает основания полагать о возможной переориентации этих двух стран с экспорта рабочей силы на экспорт трудоемких товаров и услуг, что, безусловно, будет способствовать развитию региона в целом. Доклад реализован в качестве вклада ЦИИ ЕАБР и авторского коллектива в аналитический проект ПРООН «Миграция, денежные переводы и человеческое развитие в странах Центральной Азии».

Авторство по главам: Т.С. Карабчук (введение, заключение, главы 1-5), Ю.А.

Зеликова (глава 5), В.В. Костенко (главы 1,3), Н.Э. Бейшеналы (главы 2, 3, 4), Д.В.

Закотянский (глава 2), А.П. Рябчикова (глава 3), Д.В. Сальникова (главы 2, 3), В.С. Перебоев (введение, заключение, главы 1, 2).

Ключевые слова: миграция, трудовой потенциал, факторы занятости, трудовое законодательство, институциональная среда для ведения бизнеса, миграционная политика.

Оглавление Список таблиц

Список рисунков

Терминология и используемые сокращения

Введение

Глава 1. Анализ миграционных потоков и рынков труда Центральной Азии в контексте Евразийской интеграции

1.1. Миграционные потоки, денежные переводы и человеческий потенциал:

понятия, определения и концепции. Что говорит литература?

1.2. Трудовая миграция в странах ЕАЭС и ЦА, на примере Таджикистана и Кыргызстана

Обзор рынков труда в ЕАЭС и ЦА и анализ конкурентных преимуществ 1.3.

1.4. Анализ нормативно-правовой базы ЕАЭС и последствий вступления в ТС и ратификации правовой базы ЕЭП для миграционных потоков в регионе и рынков труда Кыргызстана и Таджикистана

Выводы и рекомендации

1.5.

Глава 2. Экономическая деятельность в Кыргызстане и Таджикистане:

инвестиционная привлекательность и трудовой потенциал

2.1. Виды экономической деятельности в Кыргызстане и Таджикистане.......... 29 2.1.1. Структура экономики Кыргызстана

2.1.2. Приоритетные и экспортоориентированные сектора экономики Кыргызстана

2.1.3. Отраслевая структура экономики Таджикистана

2.2. Обзор и анализ трудового законодательства и государственной поддержки ведения бизнеса в Кыргызстане и Таджикистане

2.2.1. Трудовое законодательство в Кыргызстане

2.2.2. Трудовое законодательство Таджикистана

2.2.3. Законодательство Кыргызстана в области малого и среднего бизнеса. 44 2.2.4. Законодательство Таджикистана в области малого и среднего бизнеса 47

2.3. Выводы и рекомендации: экономическая деятельность и инвестиционная привлекательность Кыргызстана и Таджикистана в контексте евразийской экономической интеграции

Глава 3. Человеческое развитие и трудовой потенциал Центральной Азии.

......... 52

3.1. Анализ трудового потенциала Кыргызстана и Таджикистана

3.1.1. Занятость и безработица в Кыргызстане и Таджикистане на основе данных официальной статистики





3.1.2. Молодежь на рынке труда в Кыргызстане и Таджикистане................... 54 3.1.3. Детерминанты занятости в Центральной Азии

3.2. Субъективное благополучие населения и оценка миграционных настроений в странах Центральной Азии

3.3. Выводы и рекомендации: развитие трудового потенциала ЦА в контексте евразийской экономической интеграции

Глава 4. Денежные переводы и миграционная политика

4.1. Динамика денежных переводов и их значение в экономике стран реципиентов

4.2. Назначения денежных переводов, инвестиционный потенциал и миграционная политика

4.3. Выводы и рекомендации.

Глава 5. Анализ программ привлечения мигрантов в страны выбытия.

................ 77

5.1. Обзор мирового опыта по программам добровольного возвращения трудовых мигрантов в страны выбытия

5.1.1. Типы программ помощи добровольного возвращения мигрантов........ 81 5.1.2. Программы помощи репатриантам в Западной Европе

5.1.3. Программы помощи репатриантам в странах Центральной и Восточной Европы.

5.2. Анализ текущей ситуации и мер по добровольному возвращению трудовых мигрантов в Кыргызстан и Таджикистан

5.3. Оценка привлекательности рабочих мест для иммигрантов и иностранной рабочей силы в Центральной Азии

Выводы и рекомендации

5.4.

Заключение

Использованные источники статистической информации

Использованная литература

Приложения

Приложение А. Гайд проведения углублённого интервью с экспертами из Кыргызстана

Приложение Б. Дополнительные таблицы и графики

Приложение В. Операционализация использованных переменных для мультиноминального регрессионного анализа оценки статуса на рынке труда

Приложение Г. Раздел XXVI Договора о Евразийском экономическом союзе (2014): трудовая миграция. Статьи 96-98. Основные положения (частично)... 125 Список таблиц Таблица 1

Таблица 2

Таблица 3

Таблица 4

Таблица 5

Таблица 6

Таблица 7

Таблица 8

Таблица 9

Таблица 10

Таблица 11

Таблица 12

Таблица 13

Таблица Б. 1

Таблица Б. 2

Таблица Б. 3

Таблица Б. 4

Таблица Б. 5

Таблица Б. 6

Таблица Б. 7

Таблица Б. 8

Таблица Б. 9

Таблица Б. 10

Таблица Б. 11

Список рисунков Рисунок 1. Внешняя миграция населения в Кыргызстане, тыс.

человек................ 16 Рисунок 2. Уровень экономической активности мужчин и женщин в 2012 году в регионе СНГ (% всего населения в возрасте 15-64 лет)

Рисунок 3. Динамика минимальной оплаты труда в месяц с 2007 по 2013 годы, $

Рисунок 4. Распределение численности занятых в экономике по типу занятости в 2011 году (для Таджикистана данные за 2009 год),%

Рисунок 5. Структура реального ВВП по секторам в 2012 году

Рисунок 6. Отраслевая структура ПИИ, % от общего объема

Рисунок 7. Добавленная стоимость по секторам экономики Тджикистана, за 2009годы, % ВВП.

Рисунок 8. Распределение занятых по отраслям в Таджикистане в 2012 году, % от сектора услуг

Рис. 9. Потребность предприятий Таджикистана в работниках, заявленная в службы занятости на конец года по отраслям, 2006-2012гг.

Рис. 10. Динамика субъективных оценок удовлетворенности жизнью в среднем по стране, 2004-2011 годы (шкала от 1 до 4)

Рисунок 11. Динамика субъективных оценок экономического положения семьи в среднем по стране, 2004-2011 годы (шкала от 1 до 4)

Рисунок 12. Динамика доли населения, относящих себя к низкодоходной группе, 2004-2011 годы, %

Рис. Б. 1. Распределение населения Таджикистана по полу и возрасту в 1990, 20 и 2030 годах, оценка и средний вариант прогноза, % от общей численности населения

Рис. Б. 2. Распределение населения Кыргызстана по полу и возрасту в 1990, 2010 и 2030 годах, оценка и средний вариант прогноза, % от общей численности населения

Терминология и используемые сокращения ВБ – Всемирный банк доллары п.п.с. – доллары в пересчете по паритету покупательной способности ЕАБР – Евразийский банк развития ЕАЭС – Евразийский экономический союз ЕЭЗ – Европейская экономическая зона ЕЭК – Евразийская экономическая комиссия ЕЭП – Единое экономическое пространство ЛССИ – Лаборатория сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ МОТ – Международная организация труда НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

ООН – Организация Объединенных Наций ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития ПРООН – Программа развития ООН ПСП – постсоветское пространство РФ – Российская Федерация Росстат – Федеральная служба государственной статистики СНГ – Содружество Независимых Государств ТС – Таможенный союз УФМС – Управление федеральной миграционной службы ЦАСР – Центральноазиатское агенство сотрудничества для развития ЦИИ ЕАБР – Центр интеграционных исследований ЕАБР Введение Актуальность и проблема исследования. В контексте возможного расширения Евразийского экономического союза трудовая миграция является ключевым вопросом, требующим тщательного изучения и анализа. Это связано с постоянно растущей численностью миграционных потоков на территории региона СНГ, обуславливающих ряд социально-экономических последствий, как для страндоноров трудовых ресурсов, так и для стран-реципиентов. Принимая во внимание недостаток возможностей для достойной занятости в Центральной Азии, необходимо отметить рост массовой внешней трудовой миграции для Кыргызстана и Таджикистана. Здесь доля внешних трудовых иммигрантов достигает трети занятого населения. При этом денежные переводы трудовых мигрантов продолжают играть значительную роль в экономике стран-доноров трудовой миграции. Так, в соотношении к ВВП, поступления денежных переводов в 2013 году оценивались на уроне 31% в Кыргызстане и 48% в Таджикистане, что ставило эти страны на первое и второе место в мире по этому показателю. При этом, согласно официальным данным, поступления денежных переводов в Таджикистане на протяжении 2011-2012 годов вдвое превышали поступления от экспорта, покрывая торговый дефицит Таджикистана. В Кыргызстане денежные переводы финансировали от половины до трех четвертей торгового дефицита на протяжении большей части прошедшего десятилетия.

Однако значительная часть денежных переводов идет по неофициальным каналам (через посредников), а полученные средства не работают на экономику, будучи расходуемыми в основном на потребительские нужды.

В связи с этим, для стран Центральной Азии с низкими доходами актуален вопрос о перспективах трансформации экспорта трудовой силы в экспорт товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью, в первую очередь в Россию и Казахстан, а также вопрос о привлечении капиталов мигрантов в эти сектора. Вопрос развития стран Центральной Азии важно рассмотреть в контексте активизации их участия в процессах евразийской экономической интеграции, развивающейся в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), сформированного 1 января 20 года на базе Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП). В настоящем докладе акцент сделан на членстве в ЕАЭС, предполагающем членство в ТС и ЕЭП как неотъемлемых составных частях ЕАЭС, преимущественно на примере Кыргызстана и Таджикистана.

В мае 2015 года Правительство Кыргызстана приняло решение о вступлении страны в Евразийский экономический союз. Также прорабатывается вопрос о возможном присоединении Таджикистана к ЕАЭС. Полноценное участие Кыргызстана, а вслед за ним и Таджикистана в ЕАЭС, предполагающем свободное движение рабочей силы (наряду с товарами, услугами и капиталом) между странами-участницами, будет способствовать модернизации их экспортоориентированных трудоемких секторов, а также поможет формализовать миграционные потоки в Россию и Казахстан.

Кроме того, модернизация трудоемких секторов будет способствовать созданию новых рабочих мест и возвращению мигрантов в страны выбытия. На основе анализа мирового опыта привлечения капиталов мигрантов – финансовых и человеческих – в эти сектора, повышения конкурентоспособности экспорта и человеческого развития мы попытаемся разработать рекомендации (схему) для мер активной социальной и экономической политики стран в области занятости и развития наиболее перспективных секторов экономики.

Цель и задачи. Общей целью прикладного исследования, реализуемого силами ЦИИ ЕАБР и авторского коллектива в качестве вклада в аналитический проект ПРООН, является изучение возможностей для человеческого развития в странах Центральной Азии на примере Кыргызстана и Таджикистана в контексте вступления этих стран в ЕАЭС, сформированный на базе ТС и ЕЭП. 1 Особое внимание уделено возможной трансформации экспорта рабочей силы в экспорт трудоемких товаров и услуг. В связи с этим, был выделен ряд следующих задач, выполняемых в данной работе:

1. Обзор миграционных потоков и состояния рынков труда в Центральной Азии и более подробный комплексный анализ потенциала человеческого развития на примере Таджикистана и Кыргызстана в контексте евразийской интеграции.

2. Отраслевой обзор текущей ситуации и идентификация трудоемких секторов экономики, имеющих сравнительные преимущества и потенциал развития в Кыргызстане и Таджикистане в контексте последствий евразийской интеграции.

3. Анализ трудовых ресурсов стран Центральной Азии, и оценка конкурентоспособности и трудового потенциала развития этого региона на примере Кыргызстана и Таджикистана в контексте евразийской интеграции.

4. Комплексный анализ денежных переводов и перспектив привлечения капиталов мигрантов – финансовых и человеческих – в трудоемкие экспортоориентироованные сектора (в контексте состоявшегося вхождения Кыргызстана и возможного членства Таджикистана в ЕАЭС), с учетом нормативно-правовой базы ЕАЭС, регулирующей вопросы трудовой миграции.

5. Обзор и анализ международного опыта программ возвращения мигрантов («возвращения мозгов»). Оценка эффективности действующих программ возвращения мигрантов и программ перемещения мигрантов на пространстве ЕАЭС и выработка соответствующих рекомендаций профильным государственным и межгосударственным структурам.

Данные и методология анализа. Данное исследование основано на статистических данных, публикуемых официальными статистическими ведомствами Кыргызстана, Таджикистана, России и СНГ, Всемирным банком и Международной организации по миграции, а также на данных репрезентативных обследований стран Центральной Азии. Кроме того, в исследовании активно используются данные международных исследовательских центров и институтов, публикующих статистическую информацию и микроданные обследований населения по региону Центральной Азии.

В качестве теоретической основы и отправной точки исследования используются уже существующие теоретические и эмпирические публикации, посвященные 1 Аналитическое резюме данного исследования и дополнительные материалы на русском языке размещены на сайте Евразийского банка развития: http://eabr.org/r/research/centre/projectsCII/ проблемам миграции и оценке человеческого потенциала, в том числе доклады

ЦИИ ЕАБР «Трудовая миграция и человеческий капитал Кыргызстана:

последствия вступления в ТС», «Оценка экономического эффекта присоединения Республики Таджикистан к ТС и ЕЭП», «Мобильность пенсий в рамках Евразийского экономического союза и региона СНГ», «Оценка экономического эффекта присоединения Кыргызской Республики к Таможенному союзу ЕврАзЭС», «Трудовая миграция в ЕЭП: оценка экономического эффекта и институционально-правовых последствий Соглашений в области трудовой миграции» и другие.

Методология исследования состоит из двух этапов: на первом этапе используются официальные статистические данные для анализа динамики миграционных процессов на рынках труда стран Центральной Азии, а также для комплексного анализа трудового потенциала, конкурентного преимущества отраслей и производственных мощностей Кыргызстана и Таджикистана с использованием сравнительной методологии экономических показателей соседних стран, страндоноров и стран-реципиентов.

На втором этапе используются первичные микроданные (данные исследования миграции в Кыргызстане 2013 года, собранные ЦИИ ЕАБР, данные «Евразийского монитора», данные «Всемирного исследования ценностей» за 2011 год). Для анализа текущей социально-экономической ситуации в странах Центральной Азии используются данные шестой волны «Всемирного исследования ценностей», собранные в 2011 году Лабораторией сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ (для сравнения показатели приводятся также по России, и Беларуси). Выборки составили: Узбекистан – 1500 респондентов, Кыргызстан – 1500 респондентов, Казахстан – 1500 респондентов, Россия – 2500 респондентов, Беларусь – 1535 респондентов. Для оценки факторов занятости и миграционных настроений в Кыргызстане и Таджикистане с целью выявления трудового потенциала и уровня человеческого развития в Центральной Азии используются репрезентативные данные «Евразийского монитора», «Интеграционного барометра ЕАБР» и данные ЦИИ ЕАБР по обследованию Кыргызстана (ЦИИ ЕАБР, 2013 б). В качестве инструментов анализа применяются частотные распределения, двумерный дескриптивный анализ и эконометрическое моделирование, а именно регрессионный анализ и расчет предельных эффектов детерминант занятости, оценки социального самочувствия и вероятности миграции (желания работать в другой стране).

Структура отчета. Отчет состоит из пяти глав и приложения. Первая глава посвящена анализу миграционных потоков и рынкам труда Центральной Азии. В ней приводится общая статистика основных показателей и анализ существующих оценок миграции в контексте прикладных задач данного отчета. Отрасли экономики Кыргызстана и Таджикистана анализируются во второй главе. Помимо дескриптивной статистики приводится описание законодательной базы, которая является важнейшим элементом для привлечения инвестиций и развития экономики. Данный раздел необходим для понимания потенциала развития экономики и создания новых рабочих мест. Активно используются интервью с экспертами для оценки состояния отраслей в регионе. Третья глава посвящена человеческому и трудовому потенциалу Центральной Азии. Здесь представлены результаты анализа микро-данных нескольких репрезентативных обследований, а именно детерминант уровня образования и вероятности занятости в Кыргызстане, Узбекистане, Таджикистане и Казахстане. Проблему денежных переводов, освещает четвертая глава. Помимо статистических показателей здесь анализируются количественные данные обследований домохозяйств и качественные данные экспертных интервью о проблеме роста доли денежных переводов в доходах домохозяйств и экономике стран доноров трудовой миграции, а также возможные способы привлечения доходов от этих денежных переводов в инвестиции. Последняя глава отчета посвящена обзору и анализу программ возвращения мигрантов в страны выбытия в мире и в исследуемом регионе. По итогам рассмотрения зарубежного опыта авторами предлагается ряд мер, которые могут способствовать улучшению ситуации в Кыргызстане и Таджикистане. В заключении представлены краткое содержание основных полученных результатов и общие выводы к отчету.

Глава 1. Анализ миграционных потоков и рынков труда Центральной Азии в контексте Евразийской интеграции

1.1. Миграционные потоки, денежные переводы и человеческий потенциал: понятия, определения и концепции. Что говорит литература?

Международная миграция является объектом пристального изучения в последние годы по нескольким причинам. Во-первых, миграция оказывает значительное влияние на динамику роста населения, его демографические характеристики, этническую и религиозную составляющие. Во-вторых, нельзя переоценить влияние миграции на рынок труда (Choudinovskikh, 2012). Без точного подсчета числа мигрантов невозможно прогнозирование многих социальных и экономических показателей, а денежные переводы мигрантов являются существенной частью валового внутреннего продукта и реальных доходов населения во многих странах мира (UN, 1998).

Концепции миграции значительно трансформировались за десятилетия изучения этого феномена в мире. Первые научные работы на эту тему относятся к 1920-м годам, когда подобные процессы стали изучаться в США. Единственной теорией в ту эпоху была концепция ассимиляции, позже получившей название «плавильного котла» (Gordon, 1964). В те годы ассимиляция представлялась как единственный, естественный и неизбежный способ включения представителей иных культур в общество. При этом англосаксонская культура понималась как доминирующая и главная, а мигранты должны были, как предполагалось, искать способ встроиться в нее как можно скорее, вне зависимости от их исходной идентичности. Как пишет Алехандро Портес в статье “Immigrant Aspirations” (Portes, 1978), к концу 1960-х годов теория ассимиляции сменяется новым подходом, делающим акцент на изучении этничности и этнических групп.

Концепция «плавильного котла» стала все больше подвергаться критике, так как этнические различия продолжали играть важную роль, что дискредитирует теорию «плавильного котла» (Glazer, 1970). В течение многих лет теория ассимиляции не использовалась в социологической науке, на смену ей пришли другие концепции, такие как мультикультурализм и транснационализм, которые разрабатывались преимущественно в Европе на фоне мощного притока трудовых мигрантов из Турции и бывших колоний в экономически развитые страны в 1970е годы.

Одной из важных современных концепций, объясняющих миграционные процессы, является теория транснационализма, зародившаяся в европейской социологии в 1990-е годы. Суть ее заключается в том, что диаспор и этнических групп в том смысле, в котором о них привыкли рассуждать, больше не существует (Soysal, 2000). С развитием технологий, снижением цен на авиабилеты и телефонные переговоры, а особенно с повсеместным появлением интернета отъезд родственников в другую страну перестал восприниматься как полный разрыв связи с родиной (Forner, 2000). Это повлекло за собой изменение всей структуры межнациональных связей.

Нина Глик Шиллер, одна из создателей теории транснационализма, определяет трансмигрантов как людей, чья жизнь сильно зависит от контактов по обе стороны границы. В своей статье 1995 года Глик Шиллер и ее коллеги заявляют (Schiller, 1995), что трудовые мигранты, при их включенности в экономику и

–  –  –

Преимущественно этот термин не связан с миграционными исследованиями.

Однако он используется для обозначения экономической поддержки семей мигрантов, оставшихся на родине, с помощью денежных переводов (remittances) (Tilly, 2007). Международная организация по миграции в одном из своих докладов утверждает, что на современном этапе правительства пересматривают отношение к мигрантам и видят в них «героев модернизации» (Castles, Wise, 2008).

Последние два десятилетия характеризуются значительным усилением миграционных потоков между странами – бывшими членами Советского Союза.

Миграция между этими государствами не затруднена въездными визами, а кроме того многие жители стран СНГ владеют русским языком, что значительно облегчает процесс миграции. Российская Федерация, занимающая второе место в мире по числу въехавших мигрантов после США, является конечным пунктом для подавляющего числа трудовых мигрантов из Центральной Азии (см. таблицу 1).

Это явление требуют детального анализа, поскольку оно оказывает значительное влияние на многие стороны жизни обществ, как стран доноров, так и стран реципиентов, и в особенности на их трудовой и экономический потенциал (Чудиновских, 2011).

1.2. Трудовая миграция в странах ЕАЭС и ЦА, на примере Таджикистана и Кыргызстана По официальным данным Федеральной миграционной службы России2 в 2014 году в России насчитывалось 2.1 млн мигрантов из Узбекистана, 2.6 млн мигрантов из Украины, 1 млн мигрантов из Таджикистана, по 550-600 тыс.

мигрантов из Азербайджана, Молдовы, Армении, Беларуси и Казахстана, и 500 тыс. мигрантов из Кыргызстана. Страны Центральной Азии значительно различаются по численности населения, поэтому объемы трудовой миграции из этих стран разнятся в абсолютных цифрах. Так, например, население Узбекистана на 2013 год составило 30.2 млн человек, 8.2 млн официально проживает в Таджикистане, и 5.7 млн чел. - в Кыргызстане (World Bank, 2014).

Причины миграции из Центральной Азии в Россию несколько отличаются от страны к стране, однако в целом они связаны с низким уровнем жизни в странахдонорах и недостатком рабочих мест вкупе с относительно высокой рождаемостью. Единственным исключением из этого паттерна является Казахстан, где экономические успехи привели к росту рынка труда и недостатку, а не избытку рабочей силы. Эта республика стала вторым после России реципиентом мигрантов на постсоветском пространстве.

Помимо экономических причин, существуют и социальные мотивы миграции.

Например, образование и здравоохранение. «Состояние медицины и образования в Узбекистане и Таджикистане, а также (в меньшей степени) в Киргизии способствует тому, что люди переезжают семьями, а не в одиночку с целью заработать» (Александров и др., 2012).

2 Неофициальные оценки количества трудовых мигрантов в России чрезвычайно различны, однако их приблизительная численность оценивается в 5-6 млн человек, что составляет примерно 7% от общего числа занятых в России (Бессуднов, 2012; Мукомель, 2005) В 2010 – 2012 годах Gallup (Gallup World, 2012) провел масштабный опрос с участием 19 тысяч респондентов из Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Армении, Азербайджана, Грузии и Молдовы, имевших опыт трудовой миграции. Его результаты свидетельствуют о том, что для 61% вернувшихся из-за рубежа3 трудовых мигрантов финансовое положение их семей улучшилось, для 33% ситуация не поменялась, и для 4% стала хуже. В странах Центральной Азии рост экономического благосостояния в результате временной трудовой миграции отметили 66% респондентов. 54% мигрантов из Центральной Азии сообщили о том, что выросла их квалификация, они приобрели новые навыки и компетенции в ходе работы за рубежом, что свидетельствует о положительном эффекте трудовой миграции, как для самих граждан страндоноров, так и для экономик этих стран.

Теперь остановимся подробнее на ситуации с трудовой миграцией из Таджикистана и Кыргызстана.

Таджикистан. Численность населения Таджикистана на 2012 год, согласно обзору «Таджикистан в цифрах» (2013), составляла 8.2 млн человек. Общее количество мигрантов за 2012 год составляло 877 335 человек.

Массовая миграция из Таджикистана началась в начале 90-х годов. Основной причиной эмиграции из Таджикистана была гражданская война, продлившаяся с 1992 года по 1997-й. В то время вопрос о статусе мигранта для тех, кто приехал из Таджикистана в Россию, не был актуальным, так как они считали свое пребывание в России временным, до окончания войны. Основными причинами внешней миграции Таджикистана являются самый высокий среди стран СНГ уровень безработицы (11% на 2012 год по официальным данным), низкая заработная плата и значительный разрыв показателей оплаты труда на рынке Таджикистана и международном рынке Сегодня миграция из Таджикистана в Россию стала, по мнению экспертов, не только вынужденной, но еще и престижной (Силласте, 2000). Вместе с тем, около 60% населения живут за чертой бедности (менее чем на два доллара день на человека), что не может не стимулировать трудовые миграционные потоки из страны. По данным панельного обследования домохозяйств Таджикистана, проведенного в 2011 году Институтом Восточной и Юго-Восточной Европы, примерно в 53% домохозяйств были трудовые мигранты, выезжавшие для работы за границу в период с 1991 по 2011 годы (Данцер, Диц, Гатскова, 2013).

Важно отметить, что основная причина трудовой миграции – необходимость заработать на повседневные расходы семьи и покупку товаров длительного пользования, строительство дома, проведение свадьбы, лечение родственников. Большинство мигрантов не собираются оставаться в России на всю жизнь, однако рассматривают вариант длительной, повторяющейся сезонной (маятниковой) трудовой миграции.

Практически единственной точкой прибытия трудовых мигрантов из Таджикистана является Россия (в основном такие крупные города, как Москва, Екатеринбург, Санкт-Петербург). По данным того же обследования домохозяйств 2011 года, 99% из тех, кто когда-либо имел опыт трудовой миграции за период с 1991 по 2011 годы, был на заработках в России. По оценкам организации

3 Мигранты работали преимущественно, в России и, в меньшей степени, в Казахстане.

«Народная лига «Таджики», в России живет порядка 1.5 млн граждан Таджикистана, из которых 700-800 тысяч человек работают. Таджикистан является самой зависимой от внешних переводов страной в мире: мигранты переводят на родину порядка 48% от ВВП страны (World Bank, 2013). Вместе с тем, по словам руководителя этой организации Каромата Шарипова, переводы составляют только 13% от их доходов, все остальное остается в России и идет на обеспечение самих мигрантов (Аналитика Таджикистана, 2006).

Кыргызстан. Согласно Демографическому ежегоднику Кыргызской Республики численность постоянного населения Кыргызской Республики на начало 2013 года составила 5 млн 663 тыс. человек (см. рисунок 1). В результате эмиграции, а также различий в уровне естественного воспроизводства, произошли изменения в национальном составе населения: увеличилась доля киргизов, узбеков, дунган, таджиков и снизилась доля русских, украинцев, белорусов, евреев, немцев и других национальностей. Всего в стране проживает более 100 национальностей, наиболее многочисленные из них (по данным на начало 2013 года) -- киргизы (4 млн 99 тыс. человек, или 72 процента в общей численности населения), узбеки – 816 тыс. человек (14 процентов) и русские – 375 тыс. человек (около 7 процентов).

Численность дунган составила 63 тыс. человек (1%). Все остальные национальности занимают долю менее 1 процента каждая, составляя в общей сумме около 6 % населения страны.

Рисунок 1. Внешняя миграция населения в Кыргызстане, тыс.

человек Источник: Нацстатком Кыргызской Республики (2013) На изменение общей численности населения страны существенное влияние оказывает его миграция. За 2008-2012 годы отрицательное сальдо миграционного оттока населения из страны составило 165 тыс. человек (Демографической ежегодник КР, 2013). В последующие годы произошло значительное снижение объема миграции. Возможно, данная ситуация объясняется прекращением действия двухстороннего межправительственного соглашения по упрощенному приобретению гражданства между Кыргызстаном и Россией (куда направлялась большая часть эмигрантов). Отрицательный миграционный баланс отмечался со всеми странами СНГ, за исключением Таджикистана и Туркменистана. Основные страны эмиграции населения Кыргызстана – Россия и Казахстан.

Трудовая миграция, как легальная, так и нелегальная, является в настоящее время важнейшим фактором развития экономики Кыргызстана и трудоустройства граждан. Главным экономическим эффектом трудовой миграции является сокращение безработицы и дефицита платежных балансов за счет поступления денежных переводов. При этом поступления в республику значительных денежных средств от всех трудовых мигрантов за рубежом являются для многих семей единственным источником средств существования. Основными целями переводов являются поддержание семьи, покрытие текущих расходов, оплата обучения детей и затраты на лечение. Благодаря денежным переводам мигрантов развиваются целые сектора экономики в стране – торговля, строительство, транспортные услуги, сельское хозяйство и др. (см. подробнее главу 4 данного отчета). Денежные переводы являются значительным финансовым подспорьем, они сдерживают снижение уровня жизни всего населения, предотвращают широкое распространение бедности и служат дополнительным источником валютных поступлений в республику (Чудиновских, 2009).

Основной положительный момент от миграции для Кыргызстана состоит в потоке денежных переводов, отрицательный – в «утечке мозгов». Об этом, в частности, говорится в докладе Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития «Трудовая миграция и человеческий капитал Кыргызстана: последствия вступления в ТС».

По мнению экспертов, на протяжении всего периода развития страны трудовая миграция рассматривается Правительством Кыргызстана как положительное явление для государства, так как она уменьшает уровень безработицы и снижает социальную напряженность. Негативные эффекты влияния миграции не проблематизируются ни Правительством, ни общественным мнением. Поэтому мы в данной работе стараемся дать объективную оценку ситуации и охарактеризовать как плюсы, так и минусы массовой трудовой миграции.

Каковы причины трудовой миграции из Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана в Россию и Казахстан? Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать основные показатели рынков труда этих стран и понять, в чем заключается их привлекательность или непривлекательность для рабочей силы.

1.3. Обзор рынков труда в ЕАЭС и ЦА и анализ конкурентных преимуществ Начнем описание с краткой справки основных показателей экономики по всем странам региона Центральной Азии.4 В республике Казахстан ВВП на душу населения составляет $14100 (World Bank, 2014) и формируется преимущественно из доходов сферы услуг (57%), а также промышленности (38%). Сельское хозяйство вносит лишь 5% в общий ВВП страны (UNdata, 2014). Население Казахстана работает в сельском хозяйстве (26%), индустриальном секторе (12%), и сфере услуг (62%). Работоспособное население оценивается в 9 млн человек, при этом всего 5% живет за чертой бедности (CIA, 2014).

ВВП на душу населения в Кыргызстане достигает $2500 (World Bank, 2014), что в

5.5 раз ниже аналогичного показателя для Казахстана, и на 21% составляется из 4 Исключением здесь будет Туркменистан, по которому официальные данные статистики отсутствуют доходов сельского хозяйства, на 35% - из доходов промышленности, на 45% - из доходов сферы услуг (UNdata, 2014). В сельском хозяйстве занято 48% населения, в промышленности – 12.5%, в сфере услуг – 39.5%. Работоспособное население составляет 2.4 млн человек, треть населения (33.7%) живет за чертой бедности (CIA, 2014).

В Таджикистане ВВП на душу населения оценивается в $2300 (World Bank, 2014), что в 5.7 раз ниже ВВП Казахстана на душу населения. Основу бюджета составляют доходы сферы услуг (56%), еще 23% приносит индустриальная сфера, и 21% - сельское хозяйство (UNdata, 2014). Работоспособное население составляет 2.2 млн человек, из них 46% заняты в сельском хозяйстве, 11% работают в промышленности и 43% в сфере услуг. Более трети населения (36%) находятся за чертой бедности (CIA, 2014).

В Узбекистане ВВП на душу населения составляет $3800 и на 19% формируется из доходов сельского хозяйства, на 32% - промышленности, на 49% - из доходов сферы услуг (World Bank, 2014). В сельском хозяйстве трудятся 26% работоспособного населения, 13% занято в промышленности, 61% - в сфере услуг (UNdata, 2014). Работоспособное население составляет 17 млн человек, 17% населения проживает за чертой бедности (CIA, 2014). В статистике Узбекистана приводится официальное число покинувших страну граждан, которое с 1991 по 2013 год составило около 5.6 млн человек (в среднем по 250 тысяч человек в год).

На рисунке 2 представлен показатель экономической активности населения отдельно по мужчинам и женщинам стран Центральной Азии, России и Беларуси (здесь и далее мы приводим показатели по России и Беларуси, так как считаем важной сравнительную информацию в контексте ЕАЭС).

Мы видим, что активнее всех проявляют себя мужчины в Кыргызстане, Таджикистане и Казахстане, однако различия по этому показателю по всем приведенным шести странам не велики. По-другому обстоит дело с экономической активностью среди женщин: здесь наиболее активными оказываются жительницы Казахстана (68%), а наименее активными представительницы Узбекистана (48%), разница достигает 20 процентных пунктов. Эти результаты демонстрируют гендерную смещенность в поведении домохозяйств на рынке труда и семейной сфере, что может отражать культурные различия в гендерных аттитюдах населения.

Однако чтобы сделать однозначный вывод необходимо проанализировать все факторы занятости в этих странах, что и делается далее в главе 3.

–  –  –

6 К сожалению, обследование WVS не проводилось в Таджикистане, поэтому информация по данной стране в представленных таблицах анализа отсутствует.

–  –  –

Таблица 6 Тип собственности компаний, в которых работает занятое население (на основе данных «Всемирного исследования ценностей») в 2013 году Беларусь Казахстан Кыргызстан Россия Правительственное или 78.3 34.5 36.1 36 государственное учреждение Частная компания 17.0 52.8 33.5 39 Некоммерческая организация 4.6 10.2 14.3 2.7 Не знаю (не уверен) 0.1 2.5 15 22 Источник: расчеты авторов по данным Всемирного исследования ценностей, 2011 год. В Узбекистане вопрос в анкете не задавался.

Остановимся теперь на анализе такого важнейшего показателя рынка труда, как безработица. Безработица является более значимой проблемой в обществах Центральной Азии (за исключением Казахстана), что связано как с распадом старых экономических связей после 1991 года, так и с тем, что в некоторых из них не успел сформироваться рынок нового типа. Так, по данным Всемирного банка, самый высокий уровень безработицы из анализируемых нами шести стран зафиксирован в Узбекистане и Таджикистане – на уровне 11.5%, причем данный показатель для этих двух стран отличается постоянством и стабильностью на протяжении рассматриваемых 12 лет (см. таблицу 7). Россия и Казахстан имеют самую благоприятную ситуацию по данному показателю: здесь уровень безработицы составляет не более 5.5%. При этом наблюдается очевидная положительная динамика сокращения безработицы с 2000 года, когда и в этих странах уровень безработицы достигал 11-13%. Кыргызстан занимает медианное положение, как и Беларусь. В этих двух странах доля безработных сократилась до

8.4 и 9.7% соответственно.

Таблица 7 Уровень безработицы в 2000-2012 годы, % Страна 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 Казахстан 12.8 10.4 9.3 8.8 8.4 8.1 7.8 7.3 6.6 6.6 5.8 5.4 5.3 Кыргызстан 7.5 7.8 12.5 9.9 8.5 8.1 8.3 8.2 8.2 8.4 8.6 8.6 8.4 Узбекистан 11.3 11.3 11.3 11.3 11.4 11.4 11.4 11.3 11.3 11.4 11.4 11.4 11.3 Россия 10.6 9 7.9 8.2 7.8 7.2 7.2 6.1 6.3 8.4 7.5 6.6 5.5 Таджикистан 11.7 11.8 11.8 11.8 11.9 11.7 11.7 11.8 11.8 11.6 11.6 11.6 11.5 Беларусь 10.3 10.2 10.2 10.2 10.4 10.3 10.3 10.2 10.2 9.8 10.0 9.9 9.7

Источник: Всемирный банк, World Development Indicators. Доступно на:

http://data.worldbank.org/indicator/SL.UEM.TOTL.ZS/countries?page=1.

Стоит отметить, что различия по полу не велики, во всех рассматриваемых странах расхождения составляют от 0.5 до 2 процентных пунктов в пользу мужчин, у которых шансы найти работу на рынке труда чуть выше, чем у женщин (см. таблицы 2 и 3 в Приложении 2).

Оценки безработицы по данным Всемирного банка и по сведениям собственных статистических бюро каждой страны могут значительно различаться, что связано как с различными методиками подсчета, так и, вероятно, с сознательной установкой на занижение нежелательных показателей (см. таблицу Б.1). Как правило, статистические службы публикуют уровень зарегистрированной безработицы, который значительно ниже доли безработных, рассчитываемой по данным обследования населения по проблемам занятости по методике Международной организации труда. Агентство по статистике при президенте Таджикистана предоставляет данные в следующем виде: процент зарегистрированных безработных, который и приводится в таблице 1 приложения

2. В Узбекистане официальная оценка безработицы крайне низкая, а после 2010 года государственный комитет по статистике вообще перестал публиковать какие-либо данные по занятости и безработице.

Еще одним важным показателем рынка труда, свидетельствующим о его привлекательности, является уровень заработков, в частности, размер минимальной оплаты труда. Проект Doing Business Всемирного банка позволяет ознакомиться с данным показателем в сравнительной перспективе (см. рисунок 3). Так для нашего анализа мы взяли показатель размера минимальной оплаты труда в месяц в долларах США по четырем странам Центральной Азии, России и Беларуси и проследили его динамику. Мы видим, что в России, центре притяжения мигрантов, данный показатель вырос с $225 в 2007 году до $350 в 2013 году. Тогда как в развивающихся экономиках Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана минимальный размер оплаты труда – в восемь раз ниже и составляет от $16 до $40 в 2013 году. При этом позитивная динамика наблюдалась, однако, темпы роста совсем незначительные. Чуть выше $100 составляет минимальная месячная заработная плата в Казахстане, чуть больше $150 – в Беларуси.

Рисунок 3. Динамика минимальной оплаты труда в месяц с 2007 по 2013 годы, $

Источник: Doing Business (2014). Доступно на:

http://www.doingbusiness.org/data/exploretopics/employing-workers.

Следующий раздел содержит в себе анализ законодательной базы интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС в части трудовой миграции и свободного передвижения рабочей силы, а именно – соглашения о правовом статусе мигрантов, договора ЕАЭС и нормативно-правовой базы ТС и ЕЭП.

Здесь же приводятся ранее опубликованные экспертные оценки последствий вступления Кыргызстана и Таджикистана в ТС и ЕАЭС для экономик этих стран.

Данный раздел необходим для того, чтобы сделать соответствующие выводы о возможном развитии трудового потенциала стран Центральной Азии в контексте евразийской интеграции.

1.4. Анализ нормативно-правовой базы ЕАЭС и последствий вступления в ТС и ратификации правовой базы ЕЭП для миграционных потоков в регионе и рынков труда Кыргызстана и Таджикистана В качестве основы для анализа нормативно-правовой базы ЕАЭС был взят Договор о Евразийском экономическом союзе, а также соглашения ТС и ЕЭП в части регулирования трудовой миграции7. Развитие и наращивание нормативной правовой базы ЕАЭС в сфере миграции, безусловно, будет оказывать существенное влияние на национальные законодательства государств-участников и экономику стран-участниц ЕАЭС, поэтому важно определить его потенциальное влияние на миграционные процессы, спрос и предложение труда (Шевченко и др., 2012).

7 Правовая база ЕЭП в области трудовой миграции включает также ряд документов Содружества: Хартию социальных прав и гарантий граждан Независимых Государств от 29 октября 1994 года, Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов от 15 апреля 1994 года и Соглашение о сотрудничестве государств

– участников Содружества Независимых Государств в борьбе с незаконной миграцией от 6 марта 1998 года Начнём с описания и анализа результатов ряда предыдущих исследований, посвященных эффектам ратификации соглашений ТС, ЕЭП и ЕАЭС Таджикистаном и Кыргызстаном, проанализировав при этом последствия как для самих стран, так и для остальных участников ЕАЭС.

Так анализ правовых последствий ратификации соглашений ТС и ЕЭП в области трудовых отношений, подготовленный ЦИИ ЕАБР, показал, что нормы Соглашения о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей существенно дополняют права на осуществление трудовой деятельности гражданами стран ЕЭП (Шевченко и др.

2012; ЦИИ ЕАБР, 2012). Как утверждают эксперты, улучшения и новации в нормативно-правовой базе заключаются в следующем: «а) в минимизации перечня необходимых документов, требуемых от трудящегося мигранта для получения допуска к осуществлению трудовой деятельности на территории соответствующего государства - участника ЕЭП; б) в существенном увеличении срока непрерывного временного пребывания трудящегося-мигранта из одного государства-участника ЕЭП на территории другого государства-участника ЕЭП; в) в обеспечении более продолжительных сроков для регистрации (постановки на миграционный учет) по месту пребывания в ином государстве-участнике ЕЭП как самого трудящегося мигранта, так и членов его семьи; г) в предоставлении дополнительных социальных и иных прав членам семьи трудящегося-мигранта, в первую очередь, прав в образовательной сфере; д) в предоставлении дополнительных гарантий прав трудящегося-мигранта на получение информации об условиях пребывания и осуществления трудовой деятельности в государстве трудоустройства» (ЦИИ ЕАБР, 2012).

Особенно важно отметить вывод экспертов о повышении уровня заработной платы в Таджикистане и Кыргызстане при открытии границ в результате вступления в ЕАЭС. Как отмечают в своей работе авторы доклада, свободное передвижение рабочей силы спровоцирует с одной стороны снижение равновесной заработной платы в странах-реципиентах и рост равновесной заработной платы в странах-донорах. Рост уровня оплаты труда в странах Центральной Азии будет способствовать, с одной стороны, возвращению мигрантов, привлечению высококвалифицированной рабочей силы из других стран ЕАЭС, а также росту доходов населения. С другой стороны, он может послужить причиной закрытия предприятий, не способных содержать такую дорогостоящую рабочую силу. Однако этот эффект может нивелироваться большими объемами денежных переводом трудовых мигрантов, в случае их инвестиций в экономику.

Другим важным положительным результатом расширения ЕАЭС будет сокращение потоков нелегальной миграции, а значит издержек на борьбу с ней и увеличение доходов бюджетов от отчислений легально работающих мигрантов.

Образование ЕАЭС и включение в него большинства стран-доноров нелегальных мигрантов окажет благотворное влияние на экономику России благодаря сокращению рынка нелегального труда мигрантов и связанных с ним издержек, а также приведет к возможному увеличению ВВП страны за счет снижения заработной платы, увеличения роста занятости и увеличения доходов федерального бюджета за счет налогов8 (Доклад ЦИИ ЕАБР, 2012). Мы можем 8 Так в соответствии с одним из положений Договора ЕАЭС в части трудовой миграции прописано, что «доходы трудящегося государства-члена, полученные им в результате обозначить не только положительные эффекты для экономики основной страны прибытия трудовых мигрантов, но и положительные результаты расширения ЕАЭС для стран-доноров. Так, например, рост ВВП и отсутствие барьеров для осуществления денежных переводов будет означать и рост доходов в странах – донорах и, как мы увидим далее, возможный рост экономики стран ЦА через развитие мелкого бизнеса, существующего на денежные переводы мигрантов (см.

подробнее главу 4).

Кроме прямых положительных эффектов для экономик стран ЕАЭС свободное передвижение рабочей силы на пространстве региона может служить основой для выравнивания межстрановой и межрегиональной дифференциации показателей социально-экономического развития (уровня ВВП на душу населения, величины заработной платы, уровня безработицы). По мнению экспертов, отсутствие барьеров миграции будут способствовать перемещению трудовых ресурсов из более бедных в сравнительно более обеспеченные регионы, что, в свою очередь, сократит различия в уровнях реальных заработных плат (ЦИИ ЕАБР, 2012).

«Присоединение к Единому экономическому пространству Кыргызстана и Таджикистана и увеличение масштабов международной миграции внутри ЕЭП, вероятно, приведет к увеличению влияния доли миграции на конвергенцию показателей социально-экономического развития государств-участников» (ЦИИ ЕАБР, 2012).

Несмотря на содержательный характер норм соглашения о правовом статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей, эффективность его влияния на позитивное развитие процессов внешней трудовой миграции на территориях государств-участников ЕЭП может быть снижена вследствие наличия национальных законотворческих норм. Поэтому особенно важно говорить о значимости самого Евразийского экономического союза и соблюдении положений его договора на всей территории ЕАЭС.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 
Похожие работы:

«КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИЗДАНИИ РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА НА РАЗВИТИЕ Введение В данном сборнике Организации Объединенных Наций, выпускаемом в связи с двадцать пятой годовщиной Декларации Организации Объединенных Наций о праве на развитие, впервые представлен широкий спектр результатов глубоких аналитических исследований, авторами которых явились более тридцати международных экспертов, по тематике контекста, значения и сфер применения этого права и содержащихся в нем потенциальных возможностей для...»

«НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ Март 4 (588) Сигнальная информация (2007 г.) Уважаемые читатели! Бюллетень содержит информацию в помощь законотворческой деятельности и включает три раздела:1. Сведения о текущих поступлениях отечественных и иностранных книг 2. Сведения о публикации статей в сериальных изданиях 3. Сведения о переводах зарубежных законодательных актов, опубликованных в сериальных изданиях и сборниках Телефон для справок:692-68-75 1. КНИГИ ГОСУДАРСТВО. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ 1.1. Абубакиров...»

«Министерство образования и науки РФ Филиал Частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «БАЛТИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ, ПОЛИТИКИ И ПРАВА» в г. Мурманске УТВЕРЖДЕНО ПРИНЯТО Директор Филиала на заседании кафедры гражданско-правовых ЧОУ ВПО БИЭПП в г. Мурманске дисциплин ЧОУ ВПО БИЭПП в.г. Мурманске А.С. Коробейников протокол № 2_ от «_26_»сентября_ 2014 года «_26_»сентября_ 2014 года Учебно методический комплекс дисциплины ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО Специальность 030501...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор Департамента государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования Минприроды России _ А.В. Орёл «_» 2014 г Директор Департамента государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования Минприроды России А.В. Орёл утвердил 24 декабря 2014 г СОГЛАСОВАНО Директор ФГУНПП «Геологоразведка» В.В. Шиманский «_»_ 2014 г. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Научно-методического Совета по геолого-геофизическим технологиям поисков и разведки твердых полезных...»

«XI Национальный Конгресс «Модернизация промышленности России: Приоритеты развития» Стенограмма Секции №3 «Развитие авиастроения ключевой приоритет промышленной политики России» Москва, ГК «Президент-отель, 7 октября 2014г Секция №3 «Развитие авиастроения ключевой приоритет промышленной политики России»Модератор/ведущий: Белоусов Александр Николаевич, Председатель Комитета ТПП РФ по развитию авиационнокосмического комплекса Тема выступления: «О некоторых проблемах российского авиапрома»...»

«1'2013 БУХГА Л ТЕРСКИЙ УЧЕТ И НАЛОГИ В ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УЧРЕЖ ДЕНИЯХ: автономных, бюджетных, казенных 16+ № январь-февраль 2013 СОДЕРЖАНИЕ БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ.................................... 5 Изменения правил бухгалтерского (бюджетного) учета ОТЧЕТНОСТЬ............................................ 22 Особенности формирования показателей годовой бухгалтерской (бюджетной) отчетности НАЛОГИ........»

«К а ф ед ра Социологии Меж ду нар одны х Отно ш е ни й Со ц иологического факу льтета М ГУ им М.В. Ломоносова Геополитика И н ф ор м а ц и о нно а на л и т и ч е с к о е и здани е Тема выпуска: Арабские бунты В ы п у с к VI Москва 2011 г. Геополитика. Информационно-аналитическое издание. Выпуск VI, 2011. 120 стр. Печатается по решению кафедры Социологии Международных Отношений Социологического факультета МГУ им М.В. Ломоносова. Главный редактор: Савин Л.В. Научно-редакционный совет: Агеев А.И.,...»

«НОВАЯ ЕВРАЗИЯ 105 УДК 327(438) ББК 66.4(4Пол) Неменский Олег Борисович*, ведущий научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ. Политика Польши в отношении Белоруссии в системе белорусско-европейских отношений Кризис польской восточной политики Польша – страна, претендующая на право быть автором восточной политики всего Европейского союза. На это у неё действительно есть свои основания. Будучи самым крупным государством – членом ЕС, граничащим с постсоветским...»

«ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ ЭНЕРГИЯ ПРИРОДЫ ПРИРОДА ЭНЕРГИИ ОАО «ГАЗПРОМ»ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ 2008 ОАО «ГАЗПРОМ» ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОТЧЕТ 2008 CОДЕРЖАНИЕ Обращение к читателям заместителя Председателя Правления ОАО «Газпром» Введение Управление природоохранной деятельностью Структура системы управления природоохранной деятельностью Экологическая политика Общие положения Экологической политики ОАО «Газпром» Обязательства компании Механизмы реализации...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ РОССИЙСКОГО СОЮЗА РЕКТОРОВ ИЮНЬ – 2014 Оглавление ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ Государственная политика в области образования и науки Заседание Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, Москва, 23 июня 2014 года Указ и распоряжение Президента Российской Федерации о создании межведомственных рабочих групп Совета при Президенте по науке и образованию и утверждении их руководителей, Москва, 23 июня 2014 года Встреча Президента Российской Федерации со студентами...»

«Материалы XIV Всероссийской школы молодых африканистов Москва, 17 18 ноября 2015 года (ФАНО России) Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Африки Российской Академии наук ИСАА МГУ Научный совет по проблемам стран Африки РАН Материалы XIV Всероссийской школы молодых африканистов Москва, 17 18 ноября 2015 года ISBN 978–5–91298–163-0 СОДЕРЖАНИЕ I. Международные отношения, внешняя политика и право Агрба Эльза. Вопросы реституции жилья и имущества беженцев в Африке.. Аду Яо...»

«8.6 Вероятный и возможный характер внутренних войн и военных конфликтов1 в 2030-х и 2050-х годах ХХ века Внутренний вооруженный конфликт является одной из форм силового разрешения социально-политических противоречий2 А. Герасимов, профессор Внутренний вооруженный конфликт, как одна из форм разрешения социально-политических противоречий, в ХХ веке постепенно трансформировался в один из вариантов (одну из форм) внешнего военного конфликта. Это произошло в силу целого ряда причин, но, прежде...»

«К заседанию коллегии Минобрнауки России 18 июня 2013 года СПРАВКА О мерах по совершенствованию реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации По официальным данным Росстата, в 2012 году в Российской Федерации насчитывалось 31,6 миллиона молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет, что составляет 22 % от общей численности населения России (для сравнения – в 2011 году – молодых людей этого возраста насчитывалось 32,4 миллиона человек, а в 2009 году 33,7 миллиона человек, что...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Управление молодежной политики, информации и общественных связей РГСУ г. Москва, ул. Стромынка, 18, к.301 +7(499) 269 06 01 ОБЗОР ПРЕССЫ ЗА «24» мая 2011г. на 19 листах СОДЕРЖАНИЕ СТР РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МОСКВА V МЕЖДУНАРОДНЫЙ МОЛОДЕЖНЫЙ ФОРУМ «ВЕРА И ДЕЛО» ОТКРЫЛСЯ 21 МАЯ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ СОЦИАЛЬНОМ УНИВЕРСИТЕТЕ. ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ ФОРУМА СТАЛО ОБСУЖДЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ МОЛОДЕЖНОЙ РАБОТЫ НА ПРИХОДАХ И...»

««ИНФОРМАЦИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ: ГРАНИЦЫ КОММУНИКАЦИЙ» INFO’1 INFORMATION AND EDUCATION: BORDERS OF COMMUNICATION Министерство образования и науки Российской Федерации Министерство образования, науки и молодежной политики Республики Алтай Горно-Алтайский государственный университет (Россия, г. Горно-Алтайск) Московский педагогический государственный университет (Россия, г. Москва) Новосибирский государственный педагогический университет (Россия, г. Новосибирск) Казахский национальный университет им....»

«На павах укописи ЦЕЗАРЬ Даья Алексеевна РОЛЬ РОССИИ В БОРЬБЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМ МОРСКИМ ПИРАТСТВОМ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Автоефеат диссетации на соискание ученой степени кандидата политических наук Специальность: 23.00.04 – политические поблемы междунаодных отношений, глобального и егионального азвития Москва Работа выполнена на кафедре государственного управления и национальной безопасности ФГБОУ ВПО «Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации» Доктор военных...»

«Россия и мир: изменения в политике международного налогообложения Владимир Гидирим Партнер, Группа международного налогообложения Вопросы для обсуждения Глобальные мировые тренды и тенденции в международной налоговой политике Россия: последние тенденции в области антиоффшорного регулирования Международный обмен налоговой информацией 1. Глобальные тренды в мировой налоговой политике Высшие государственные чиновники Запада о налогах Речь премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона на...»

«ОБОРОНА И БЕЗОПАСНОСТЬ 109 УДК 327(485+480) ББК 66.4(41) Кучинская Марина Евгеньевна*, старший научный сотрудник отдела оборонной политики РИСИ. Куда идут бывшие евронейтралы? (На примере Швеции и Финляндии) До начала 90-х гг. прошлого столетия Финляндия и Швеция были составной частью международно-политической субрегиональной общности, которую называли северным балансом. Все элементы данной системы имели свою функцию и особенности: ограниченное членство Дании, Норвегии и Исландии в НАТО...»

«Кадровая политика Уфимского филиала ФБОУ ВПО «МГАВТ» ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Кадровая политика разработана в соответствии с Концепцией развития Уфимского филиала ФБОУ ВПО «МГАВТ» (далее – Филиал) на период 2013-2015 годы и представляет основные направления и подходы кадрового менеджмента для реализации стратегических целей. Успех реализации кадровой политики во многом зависит от признания на всех уровнях управления Филиала высокой экономической значимости человеческих ресурсов, как важной составляющей...»

«КОМИТЕТ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ Аналитический доклад № 2 по долгосрочному наблюдению выборов 13.09.201 ОСОБЕННОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОТБОРА КАНДИДАТОВ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ АГИТАЦИЯ В ХОДЕ КАМПАНИИ ПО ВЫБОРАМ 13 СЕНТЯБРЯ ГОДА В рамках проекта мониторинга избирательной кампании по региональным и местным выборам, назначенным на 13 сентября 2015 года, экспертами Комитета гражданских инициатив (КГИ) подготовлен аналитический обзор основных тенденций данной избирательной кампании, связанных с особенностями...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.