WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Аннотация Что такое украинский национализм и какой идейный заряд он несет? Кто и зачем изгоняет русскую культуру, язык и идентичность из информационно-культурного пространства Украины? ...»

-- [ Страница 1 ] --

Андрей Владиславович Марчуков

Украинское национальное

движение. УССР.

1920–1930-е годы

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9825718

А. В. Марчуков. Украинское национальное движение.

УССР. 1920– 1930-е годы. Цели, методы, результаты:

Центрполиграф; Москва; 2015

ISBN 978-5-227-05824-9

Аннотация

Что такое украинский национализм и какой идейный

заряд он несет? Кто и зачем изгоняет русскую культуру,



язык и идентичность из информационно-культурного пространства Украины? Чем вызвано противостояние внутри украинского общества? А главное: что такое «Украина», откуда и как она появилась, каков ее исторический путь?

В монографии на широком источниковом материале впервые в отечественной историографии исследуются ход, движущие силы и механизмы создания украинской нации в ключевой для этого процесса период

– 1920–1930-е годы. Через призму деятельности украинского национального движения анализируются феномен украинского национализма, его идеологическая и мировоззренческая направленность, рассматриваются взаимоотношения украинской, русской и советской идентичностей, излагается идейно-политическая борьба в компартии Украины и Православной церкви.

Книга позволяет по-новому взглянуть на современные национальные, культурные, языковые и политические процессы, имеющие место на Украине, выяснить особенности и перспективы российско-украинских отношений.

Содержание Предисловие ко второму изданию[1] Введение Кризис исторической России и 20 «украинский вопрос»

К постановке проблемы исследования К вопросу о национальном движении Глава 1 Украинское движение до 1914 г. 84 Истоки 84 Рубеж XIX–XX вв. Политизация движения Социальный состав и численность движения О сущности украинского национального движения Глава 2 Первая мировая война 207 Движение во всероссийской смуте 1917– 1920 гг.

Политическое крыло движения после окончания Гражданской войны Крестьянство Украины в период революции и Гражданской войны

Повстанчество и бандитизм:

происхождение и формы Борьба советской власти с подпольем и бандитизмом Конец ознакомительного фрагмента. 320 Андрей Марчуков Украинское национальное движение.

УССР. 1920– 1930-е годы Светлой памяти моего отца Марчукова Владислава Григорьевича посвящается эта книга © Марчуков А. В., текст, 2015 © ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015 Предисловие ко второму изданию Книга, которую вы держите в руках, уже издавалась в 2006 году. Называлась она так же: «Украинское национальное движение. УССР. 1920–1930-е годы. Цели, методы, результаты». Книга прошла принятую в таких случаях процедуру: рукопись была обсуждена на ученом совете Института российской истории РАН, утверждена к печати и выпущена в свет издательством «Наука». Таким образом, это – второе издание.

Поначалу планировалось дать ей другое название («Как создавали Украину»), но затем было решено оставить все как есть, поскольку первоначальное название верно отражает содержание книги. Она посвящена украинскому национализму и деятельности украинских националистов (или, другими словами, адептов украинской идеи). А если посмотреть на проблему более широко, проблеме формирования (или 1 Переиздание подготовлено в рамках программы Секции истории ОИФН РАН «Нации и государство в мировой истории», направление «Проблемы нациестроительства и национализма». Проект «Украина на перекрестке идентичностей: формирование национальных общностей и нациестроительство (XIX – начало XX вв.)», 2012–2014 гг.

создания) национальных коллективов (наций) на территории современных России, Украины, Белоруссии и Новороссии. То есть на том этническом пространстве, которое изначально обозначалось как «русское» (русское в широком и потому наиболее верном и исторически обоснованном пони мании этого термина), но начиная с XX в. и до дней сегодняшних стыдливо или «политкорректно» именуется «восточнославянским».

Под такой понятийно-терминологической «стыдливостью» и «политкорректностью» на самом деле скрываются далеко не объективные причины, а вполне узнаваемые русофобские установки и основанные на них национальные проекты, рассматривающие это огромное пространство как принципиально «не-русское». Ведь терминология и понятийная сфера – это одна из базовых основ индивидуального и коллективного сознания.

Действительно, «восточных славян» (да и, строго говоря, «славян» вообще) нет уже тысячу лет. Нет именно как политической, этно-национальной и культурной общности, а не просто как подгруппы славянской языковой группы индоевропейской семьи языков.





Уже во времена Руси, которую мы условно именуем «Древней» (таковой она предстает с нашей точки зрения, но не с точки зрения ее жителей) или «Киевской» (по названию столицы – Киева), восточнославянские племена слились и переплавились в новую общность – русский народ (с позиций современности именуемый древнерусским). Народ, обладавший одной верой, единообразной духовной и материальной культурой, одной политической системой и правящей династией, одним языком (литературным и разговорным), ментальностью и, что крайне важно, этническим обликом и самосознанием. Едиными для всей территории страны, вне зависимости от того, в каком уголке Руси, а позже – княжестве жил русич/русин/русский человек: в Киеве ли, в Галиче, Полоцке, Новгороде, Владимире-на-Клязьме, Смоленске, Чернигове или Пинске. Разумеется, местные отличия при этом имелись, но они носили характер именно что региональных различий внутри одной и той же этнической общности.

Дальнейший ход развития и трансформации этой общности оставим за скобками. Отметим лишь, что, несмотря на все последующие исторические перипетии, в которые оказалось втянуто это пространство, и политические события, менявшие его облик, оно продолжало пониматься как «русское» и его народом, и, что не менее важно, иноэтничными соседями. Опятьтаки, вне зависимости от того, как пролегали по нему внутренние границы, и того, в какой части Русской земли жил человек. Понятно, что жители, скажем, Великой (Восточной) в Малой (Юго-Западной) Руси в силу тех самых перипетий и событий стали сильнее отличаться друг от друга по языку, этническому облику, социальным устоям. И если понятие (древне)русский народ применительно к общности, населявшей Русь веках в XII–XV, было категорией этнической, то понятие русского народа применительно ко всем частям Русской земли в XVI–XVII вв. приобрело характер, скорее, суперэтнический, занимающий более высокую ступень сознания (идентичности, в том числе этно-национальные, по своей структуре иерархичны).

Конечно, и житель Великой, и житель Малой Руси к «русским» относил прежде всего себя и «своих», а потом уже «тех». Но главным оставалось то, что в коллективном сознании и одних, и других продолжало сохраняться восприятие друг друга как «Руси», как родных частей Русской земли (говоря современным языком, Русского мира).

Дальнейшая национальная трансформация этого общерусского этнического, языкового и культурного пространства как раз и строится вокруг того, как оно понималось и его населением, и соседями;

какие идентичности, мировоззрения, системы ценностей складывались и творились там; как коллективным и индивидуальным сознанием воспринималось собственное этническое и национальное «я».

И каким его стремились видеть в будущем. Поэтому стремление одних изъять слово «русский» из обозначения этого историко-политического и национально-культурного пространства, и «боязнь» других лишний раз его употребить, является одним из проявлений тех процессов в национальной и ментальной сферах, которые здесь шли в XIX–XX вв. и продолжают идти по сей день.

Исследованию некоторых из них как раз и посвящена эта книга. Ведь формирование украинской нации и «Украины» как национально-политического организма является одной из их важнейших составляющих.

После событий 2014 г. это стало ясно многим. Действительно, теперь тема «Украины», украинского национализма, общерусского единства, а теперь еще и «Новороссии» на слуху, к ним приковано общественное внимание. Не так было, когда эта книга вышла впервые. Да, уже прошла так называемая «Оранжевая революция», ставшая, как выяснилось, генеральной репетицией к февральскому государственному перевороту 2014 г., но тогда к этому «звоночку» еще мало кто прислушался. На Украину и вообще все, что с ней связано, в том числе на набиравший силу украинский национализм, на политику дерусификации, на антироссийский курс и насаждаемую в этом государстве русофобию взирали сквозь «розовые очки». Рассуждали о «стратегическом партнерстве», сводя все к проблеме поставок газа, отмахиваясь от неугодных фактов и «объясняя» их «детскими болезнями» роста «молодой государственности».

Одни так говорили потому, что не понимали, что собой представляет Украина (не знали историю), продолжая смотреть на нее как на «братскую советскую республику». Другие же хорошо понимали, что эта «молодая» государственность построена на «старой»

идеологии украинства, которая придала ей уж очень специфический облик. Но их такое развитие событий вполне устраивало: они «делали бизнес» (в том числе политический) и берегли status quo 1991 г. Даже теперь, когда «тайное» уже для многих стало явным, эти очень влиятельные люди предпочитают сохранить Украину и «сдать» так мешающую им Новороссию.

Тогда, в начале двухтысячных, в поле зрения был, скорее, Кавказ, а не Украина. Гром не грянет, мужик не перекрестится – вот уж верно подмечено. Ну, кому в России может быть интересно читать про украинский национализм и прочие «украинские» сюжеты?

Да это вообще «зарубежная история». Так рассуждало немало людей. Фатальное заблуждение! Россия и Украина, русская и украинская национальные идентичности, русская и украинская нации – это сообщающиеся сосуды, ибо действуют они на одном и том же поле, среди одного и того же населения. И если в одном месте сколько-то убудет, в другом на столько же и прибудет. Естественные законы применимы и в национальной сфере.

Конечно, были энтузиасты, которые понимали, что главной проблемой – и на долгие годы – будет не Кавказ или что-то другое, а именно Украина. Они пытались привлечь внимание к проблеме, издавали книги. Но этих людей было мало, говорили они «не то», что хотели слышать «вершители политики», и их голос был почти что тем самым гласом вопиющего в пустыне. (Хотя, если вдуматься, в 2014 г. мало что изменилось…) Вот и первое издание вышло маленьким тиражом – всего 400 экземпляров, отчего книга сразу стала библиографической редкостью. Впрочем, так теперь издаются очень многие научные книги: «черные» советские времена с их многотысячными тиражами и заботой о науке и образовании остались в прошлом.

Тем не менее ее заметили на Украине: как друзья (спасибо им за это), так и недоброжелатели из числа адептов украинства (будь то «традиционные» украинские националисты или сориентированные за последние четверть века на Запад «интеллектуалы-гуманитарии»). Появление книги вызвало у последних негативную реакцию (способы ее выражения были разными – от критики и обвинений в «великодержавности»

до простого, но проверенного замалчивания). Это и неудивительно: она не вписывается в ту концепцию истории, которую несет украинство и тиражирует основанное на его идеологии государство, и потому расценивается его адептами как «подрывающая устои».

И уж совсем неприемлемым для этой публики оказался взгляд на историю формирования «Украины» с позиций общерусскости (пусть даже там он был обозначен пунктирно). Они приемлют лишь один подход – украиноцентричный, «дерусифицирующий» историю Русского мира. Впрочем, такая реакция как раз и свидетельствует в пользу работы. За что автор выражает этим людям признательность.

Но то, что раньше кому-то казалось временным и несущественным, оказалось вещами основополагающими и определяющими развитие Украины и саму ее сущность. Но почему вышло именно так? Почему Украина – такая и как она вообще появилась на исторической арене? Эти вопросы требуют ответа, потому что объяснять все происками внешних сил – это значит пусть и ненамеренно, но упрощать проблему. Несомненно, вклад внешних игроков (иностранных государств, иных национальных движений или наднациональных структур) в движение украинское и становление «Украины» велик. Но все же главная роль принадлежит тут внутренним причинам и, как ни покажется странным, России – в лице ее общества (прежде всего леволиберального) и государства (которое на разных этапах представало то как Российская империя, то как СССР, то как постсоветская Российская Федерация). Выяснению именно внутренних механизмов процесса формирования украинской нации и посвящена эта книга.

При переиздании было решено не вносить изменения в ее текст. Это законченное исследование, и любое вмешательство в него не только отложило бы ее переиздание, но и в конечном счете привело бы к появлению новой книги. Тогда как эта ничуть не «устарела» и не «опровергнута» какими-то «новыми, вновь открывшимися обстоятельствами». Конечно, всегда можно что-то исправить, уточнить, дополнить. Это можно сказать о любой книге, даже только что законченной. Не успеет автор поставить последнюю точку, как обязательно обнаружится документ, статья или книга, которые настоятельно «попросят» автора их учесть или упомянуть. Ведь жизнь и наука не стоят на месте.

Так и сейчас. Какие-то моменты можно было бы изложить более сжато и акцентированно. Или можно было бы чем-то дополнить книгу, уточнить какие-то моменты. Например, рассказать об авторстве политического памфлета «История Русов», ставшего важным событием в зарождении и эволюции украинофильства. Или подробнее остановиться на перипетиях Гражданской войны, на деятельности самостийнических и советских украинских правительств, и их оппонентов – скажем, представителей Донецко-Криворожской советской республики, желавших сохранить этот огромный регион в составе России и не считавших себя «Украиной». Можно было бы подробней осветить такой важнейший фактор в создании Украины и украинской нации, как политика большевиков и советской власти вообще. Ведь в конечном счете (речь в книге об этом идет) именно большевики и Советское государство, а вовсе не украинское движение, стали главными строителями Украины. Точно так же, как советская партийная номенклатура (а опять же, не украинские националисты и диаспора) стала творцами независимости Украины в 1991 г.

Можно больше внимания уделить не только украинскому движению, но и его конкурентам, прежде всего общерусскому национальному проекту. Который хотя и был насильственно устранен (большевиками) как реальность, но, имея глубокие исторические корни, сумел пережить украинизацию советского и постсоветского периодов, возродился в начале XXI в. и продемонстрировал, что не является каким-то пережитком, а имеет хорошие шансы на будущность. Именно его возрождение стало таким неприятным сюрпризом и для адептов украинства на Украине, и для их союзников-покровителей в России.

Впрочем, об общерусской идее, о базовых постулатах и фигурах общерусского национального проекта, а также о начальном периоде национальной трансформации малороссийского общества в целом шла речь в другой моей книге, вышедшей в самый канун 2012 г. в издательстве Regnum (2011 г.). Называется она «Украина в русском сознании. Николай Гоголь и его время», снабжена красочными иллюстрациями и уникальными картами. Ее еще можно достать или прочесть в свободном доступе в Интернете (http:// www.iarex.ru/books_sort4/page5.html).

Что касается внесенных изменений, то они крайне незначительны и касаются отдельных слов. Из крупных надо отметить одно: разделы, рассказывающие об историографии вопроса и источниковой базе исследования, были вынесены из вступления в отдельный блок, помещенный в виде приложения после основного текста. Сделано это было для облегчения чтения: после введения (важного для понимания последующего материала) сразу начинается основной текст. А те, кто заинтересуется источниками и историографией, смогут прочесть о них отдельно.

Но, повторю, все это – детали, не влияющие на содержание книги, подходы к рассматриваемому материалу и полученные выводы. Все это не только не устарело и не было опровергнуто (как того кое-кому хотелось бы), но наоборот, еще раз подтвердилось – самой жизнью. Потому текст и переиздается без изменений.

…В свое время английский философ и политический деятель Фрэнсис Бэкон (1561–1626) в своем трактате «Нравственные и политические очерки» (1597 г.) бросил фразу, ставшую крылатой (по крайней мере, в нашей стране, где даже издается одноименный научно-популярный журнал), сказав: «Знание – сила». По-латински фраза звучит как «Scientia est potentia», по-английски – «Knowledge is power», что можно перевести и как «Знание – власть (могущество)». Нюансы в данном случае не важны:

знание о каком-то явлении и понимание его сути и движущих механизмов – это и сила, и способ овладеть ситуацией, дать ответ на брошенный вызов и победить, а в конечном счете власть и могущество (это уже помимо чисто научного интереса к проблеме).

Все это применимо и к истории формирования «Украины» как национально-политического организма, создания украинской нации, феномену украинского национализма. И процессам национальной трансформации общерусского культурного, этнического и политического пространства. Будем надеяться, что книга, второе издание которой вы держите в руках, хотя бы частично поможет разобраться в этих вопросах и найти на них должный ответ.

Ноябрь 2014 г., Москва Введение Кризис исторической России и «украинский вопрос»

В 1991 г. прекратил свое существование СССР. Чем дальше отодвигается от нас это событие, тем яснее становятся его поистине планетарные масштабы и последствия, тем отчетливее проступает его знаковый характер. По своему влиянию на развитие политических, идеологических, культурных процессов в современном мире, по степени воздействия на дальнейший ход истории всего человечества гибель Советского Союза можно со всеми основаниями считать рубежом, подводящим черту под Новейшим временем и открывающим собой постновейшую эпоху.

Политические изменения и сам распад СССР стали зримым проявлением глубоких внутренних деструктивных процессов, похоронивших советское общество и продолжающих разъедать общество постсоветское. При всех своих идеологических и прочих особенностях СССР был тем не менее «исторической Россией», занял ее «историческую нишу», стал ее геополитическим и цивилизационным продолжением.

Несмотря на суровые потрясения и чувствительные эксперименты, советское общество продолжало оставаться носителем традиционных моральных и этических установок, несовместимых с протестантской этикой и либеральной системой ценностей, на которых замешена идеология западной модели единого мира.

Превращение России в буржуазную страну – часть западной капиталистической системы с откровенно классовым обществом, подчас напоминающим кастовое, породило невиданный духовный кризис. При этом кризис этот так и не выдвинул из своих недр ни одной позитивной, отрицающей его идеи и идеологии, способной мобилизовать дезориентированное постсоветское общество и вдохнуть в него энергию созидания, вернуть этому обществу Смысл и Цель жизни. Трудно не согласиться с Н. А. Нарочницкой, утверждающей, что результатом последних лет стало не просто обнищание или ослабление России, а крушение всей русской истории, «уничтожение российского великодержавия 2 во всех его духовных и геопоЗаметим, что термин великодержавие наиболее точно отражает содержание всей русской истории и судьбу России именно как мировой сверхдержавы – Великой державы. Негативное содержание, которое вкладывалось в этот термин в советские годы, а теперь продолжает вкладываться всевозможными противниками и клеветниками России, должно быть изжито и оставлено в прошлом.

литических определениях, устранение равновеликой всему совокупному Западу материальной силы и русской, всегда самостоятельной исторической личности с собственным поиском универсального смысла вселенского бытия»3.

Сокрушение самостоятельной русской исторической личности оказалось возможным в результате измены советского и российского общества самому себе, сознанию своей правоты (причем не просто в конкретно-политическом, а и в философско-историческом аспекте), своему праву на собственный исторический путь. Оно стало результатом отрешения от традиционных моральных устоев и норм, критериев оценки Добра и зла, потери веры в далекие, недосягаемые идеалы, служащие бесконечной целью бесконечного же приближения к ним. А это уже оказалось следствием пересмотра прошлого России-СССР, дегероизации истории, переоценки всего и вся.

Внутренний кризис и пересмотр прошлого породили многие негативные явления. В частности, его следствием стал всплеск национальных проблем, сыгравших далеко не последнюю роль в судьбе СССР. Ломка социально-экономического уклада, отказ от своего пути и «поклонение чужим богам» подтачивали дуНарочницкая Н. Россия и русские в мировой истории. М., 2003. С.

12, 520.

ховное единство страны и населяющих ее народов, ставили под сомнение общность их целей и исторической судьбы, отношение к СССР-России как к своей Родине и тем самым провоцировали развитие центробежных тенденций, появление национальных и сепаратистских движений и рост этнократизма. С распадом Союза деструктивное действие национального фактора на постсоветском пространстве не прекратилось. Центробежные тенденции, явные и подспудно тлеющие конфликты продолжают ощущаться в некоторых регионах России и ряде бывших союзных республик и поныне.

Дело не только и не столько в «окраинных национализмах» и в межэтнических конфликтах на Кавказе и в ряде других горячих точек бывшего Союза. Главная проблема заключается в духовном и физическом самочувствии основателя и главного строителя российской государственности, ее стержня, носителя «генетического кода» России – русского народа. Именно он в наибольшей степени пострадал от революции 1989–1993 гг., именно он был насильно расчленен и подвергнут в ряде бывших советских республик национальной дискриминации. Именно его ценности и тысячелетний духовный опыт оказались не востребованы в постновейшем мире и постсоветской России.

Именно внутреннее национальное единство Русского мира вновь оказалось поставлено под сомнение старыми и новыми течениями, отрицающими это единство.

Поясним, что под Русским миром в данном случае понимается определенный цивилизационный, культурно-психологический, религиозно-этнический и хозяйственный организм – сообщество, к которому принадлежат не только русские в современном понимании этого слова (или, по-старому, великороссы), но также белорусы и восточные украинцы. В силу множества факторов (о которых пойдет речь впереди) большинство этих людей продолжает сознавать (или ощущать подсознательно) свою принадлежность к этому миру и поэтому их социальное поведение и реакция на кризис конца XX в. во многом одинаковы4.

В этом контексте на первый план выступает так называемый «украинский вопрос». В свете означенных событий абсолютно правильной представляется оценка, данная ему еще в период между двумя мировыми войнами виднейшим идеологом украинского национализма Д. Донцовым: «Как комета появляется… украинский вопрос на политическом небе ЕвроО возможных путях развития Украины в рамках западной концепции единого мира и цивилизационного кризиса России см.: Марчуков А. Об Украине, России и даже немножко об Ираке // Россия XXI. 2003. № 3. С.

16–21; Круглый стол: Украина, Россия и славизм // Там же. С. 4–53.

пы всякий раз, когда для России наступает критический момент»5. В настоящее время, после возникновения на мировой арене Республики Украины, этот вопрос как бы перешел во внешнеполитическую сферу.

Однако это лишь видимая сторона проблемы. Хотя Украина стала самостоятельным государством, этот вопрос остается и будет оставаться в зримой перспективе внутринациональной проблемой этого Русского мира. Причем проблемой не сугубо «украинской» или сугубо «российской», а именно общей, поскольку от того или иного варианта ее развития будет напрямую зависеть облик и внутренний мир и России, и Украины, и русской, и украинской общностей. Более того, кризис России – это и кризис Украины. И преодоление этого кризиса возможно только одновременно и вместе друг с другом.

Не менее важным последствием воздействия национального фактора стал психологический синдром от крушения многонациональной сверхдержавы. Относительная легкость, с которой произошел политический «развод» республик, свидетельствует о том, что государственное единство страны в том виде, в котором оно существовало на момент ее распада, претерпело сильную эрозию и было подточено процессами, Донцов Д. Історія розвитку української державної ідеі. Київ, 1991. С.

40.

происходившими в СССР в последние годы его существования. Вместе с тем довольно продолжительное и непростое привыкание населения бывшего СССР к новым реалиям служит подтверждением того, что в Советском Союзе происходило складывание (хотя и не доведенное до своего завершения) некоей надэтнической национальной общности, разрушение которой оказалось более болезненным, нежели распад государственного организма. Впрочем, сознание сопричастности к этой общности не исчезло бесследно и продолжает сохраняться у довольно широких слоев населения как России, так и некоторых бывших союзных республик.

Советский Союз не был однородным образованием. Его регионы и республики отличались друг от друга в языковом, культурном, ментальном, цивилизационном отношении. Поэтому и степень ощущения сопричастности своей судьбы с судьбой СССР-России, осознания принадлежности к советской надэтнической общности в разных республиках и среди разных народов была неодинаковой. Прочнее всего это сознание утвердилось среди славянских народов, которые составляли ядро Русского государства и ядро советской общности, – у русских, украинцев и белорусов. Поэтому дезинтеграционные процессы наиболее болезненно воспринимаются именно этими народами. Несмотря на то что со времени крушения Советского Союза прошло уже более десяти лет и люди свыклись с новыми реалиями (а новое поколение вообще выросло в иных условиях), разрыв между Россией и Украиной остается чувствительным как для российского общества (которое, по существу, так и не примирилось с этим фактом), так и, во многом, для украинского6.

Другой причиной, по которой современное состояние российско-украинских отношений беспокоит здравомыслящую российскую (и не только российскую) общественность, являются языковые, культурные, политические процессы, которые имеют место на современной Украине, и та политика, которую проводит в этих сферах украинское руководство. Надо открыто признать тот очевидный факт, что на протяжении вот уже более десяти лет мы являемся свидетелями постепенного, но последовательного, методичного и ясно ощущаемого дрейфа Украины в сторону прочь от России7. Конечно, на Украине измениПоявление независимой Белоруссии, благодаря особым отношениям между нашими странами, политике президента А. Г. Лукашенко и слабости (возможно, что пока) белорусского националистического движения, не вызывает таких болезненных чувств у российского населения, как отделение Украины.

7 Монография была написана задолго до политического кризиса на Украине октября-декабря 2004 г. («оранжевой революции»). Поскольку ли бы акценты и преподнесли это как исторически и политически закономерный поворот Украины в сторону Европы и США и олицетворяемых ими западных ценностей, как «нормальный» курс самостоятельного и независимого государства. Однако в силу объективных и субъективных причин (например, ментальности населения страны и ее политической и хозяйственной элиты), а также истории становления «Украины» (о чем и пойдет ниже речь), осуществлявшейся на отрицательной, а не положительной доминанте (здесь речь идет не о нравственной оценке, а о способе мироощущения и поведенческих нормах, которыми руководствуется какой-либо общественный коллектив), это движение является не движением «к чему-либо», а движением «от чего-либо».

Этот дрейф воспринимается широкими массами населения в России и даже на Украине с неподдельным удивлением и оборачивается не только непониманием причин, его побуждающих, но и отрицанием самого факта удаления Украины от России или, в лучшем случае, его неприятием. Истинное положение дел, зачастую весьма неприглядное, замалчивается и подменяется приятными на слух разговорами о дружэти события не внесли ничего кардинально нового в политический процесс на Украине и лишь подтвердили правоту приведенной оценки, автору даже не пришлось корректировать или вносить изменения в текст.

бе и вечной преданности, обращениями к истории, где два брата – русский и украинский народы – вместе жили, строили, воевали, побеждали и т. д. Что самое интересное, все это имеет под собой неоспоримые исторические основания, ибо является правдой.

Но подобный подход страдает одним существенным недостатком: он не позволяет трезво оценить современное состояние российско-украинских отношений и определить причины этого состояния. Елейные речи, заверения, экскурсы в прошлое, равно как и нежелание смотреть правде в глаза, призваны доказать (иногда другим, иногда самим себе), что в украинско-русских отношениях все хорошо, а негативные моменты, возникающие время от времени между Украиной и Россией, – дело временное и поверхностное, своеобразные игры политиков.

Оставим за скобками политиков России и Украины, их цели, тактику и стратегию (в том случае, если она есть), равно как и ответ на вопрос, насколько их курс отвечает интересам наших народов и в чем эти интересы состоят. Это особая тема, требующая серьезного осмысления. Но ради справедливости посмотрим на проблему с другой стороны. Понятно, что познания широких слоев общественности в отечественной истории весьма поверхностны и шаблонны. Здесь речь идет, конечно, не об элементарной исторической неграмотности или о заведомо фальсифицированном освещении прошлого. В самом факте шаблонности нет ничего дурного. Среднестатистический обыватель знает и должен знать своеобразный «краткий курс»

из основных фактов, причинно-следственных связей и оценок, которые обязательно должны соответствовать государственной и общественной идеологии (в последнем случае речь идет о тех странах, где историческая роль государства не столь ярко выражена, как в России), служить ей историческим фундаментом и способствовать политической мобилизации населения. В соответствии с этой исторической мифологией (в данном случае этот термин употреблен без негативного смыслового оттенка) находила свое изображение и история Украины, отложившаяся затем в общественном сознании.

Однако прочность и жизнеспособность этой идеологии может быть достигнута в том случае, когда она опирается на реальный исторический опыт того социально-политического организма, который она обслуживает, когда ее основы, ключевые положения корнями уходят в прошлое и соответствуют историческому пути народа и его историческому сознанию. И здесь важно подчеркнуть, что официальная советская идеология и народное восприятие многих исторических сюжетов, например имеющих отношение к Украине и к украинско-русским связям, в целом взаимно дополняли друг друга. Поэтому провозглашаемая идеология дружбы и братства русского и украинского народов, несмотря на известную долю присущей ей патетичности и официозности, не была тем не менее чем-то искусственно сконструированным и навязанным. Иными словами, она не была «мифом» (уже во вполне традиционном толковании этого слова), ибо в ее основе лежал взгляд на историю и культуру, позволявший представителям этих этносов видеть друг в друге «своих», пусть немного отличающихся, но «своих».

В связи с этим неурядицы во взаимоотношениях между нашими странами и отдаление Украины от России в последнее десятилетие в народном сознании представляются делом рук «петлюровцев», «бандеровцев» и украинских националистов вообще. Именно этими же причинами продиктовано и настороженное отношение к Западной Украине, где наиболее широко распространены антироссийские и антирусские настроения. Однако сводить все прошлые и современные проблемы русско-украинских отношений лишь к делу рук петлюровцев и бандеровцев было бы непростительным упрощением. К тому же такой взгляд не позволяет глубже разобраться даже в причинах появления этих последних на исторической арене.

К постановке проблемы исследования Проблемы происхождения и сущности украинского национализма, истории становления украинской национальной общности и прочие вопросы, связанные с национальным развитием Украины, весьма сложны и многообразны. Обращение к ним требует от исследователя вдумчивого и комплексного подхода и внимательного изучения прошлого, как далекого, так и относительно близкого. Стоит хотя бы отметить, что развитие «Украины»8 как национального организма началось и набирало силу не на Западной Украине (в ту пору еще таковой не являвшейся и называвшейся Галицией, или, по-славянски, Галичиной), а на землях, входивших сначала в состав Российской империи, а затем – СССР. Именно Малороссия, или, как ее называли деятели украинского движения, Надднепрянщина, стала той территорией, на которой зарождались национальные идеи, которая была поставщиком кадВ том случае, когда слово «Украина» стоит в кавычках, речь идет об «Украине» как проекте специфического национально-политического организма; когда закавычено слово «украинцы», имеются в виду будущие члены создаваемой национальной общности, а также участники национального движения, сторонники «украинского проекта».

ров для этого движения и главным центром приложения его сил.

Интерес к истории вполне естествен и легко объясним. Дело в том, что многие процессы, имеющие место на современной Украине, не являются чем-то новым. Их корни уходят в конец XIX – первую треть XX в.

Именно в тот период возникает украинская идентичность, активно идет формирование украинской национальной общности и украинского национального самосознания. Поэтому без обращения к не столь уж далекому прошлому, без изучения национального развития русского и украинского народов не разобраться в историческом пути России и Украины и не уяснить то положение, в котором они оказались на рубеже 2-го и 3-го тысячелетий. И это надо делать беспристрастно, отбрасывая старые и вновь создаваемые политико-идеологические штампы и мифы.

Особо стоит отметить, что исследования в данной области имеют не только научно-историческое, но и общественно-политическое значение. Оно заключается в том, что изучение национальных процессов и движений открывает возможности для более глубокого понимания и всестороннего анализа культурной, языковой, национальной и политической ситуации не только в Украинском государстве, но и на постсоветском пространстве, в Восточной Европе и мире в целом. А это, несомненно, поможет поиску более действенных средств, направленных на устранение и нейтрализацию деструктивного действия национального фактора или же его более полное использование, но уже в национальных и государственных интересах России.

Любая политика, в том числе национальная, имеет две основные составляющие. С одной стороны, это курс властных структур, который предполагает достижение определенных целей, стоящих перед обществом и государством. С другой – этот курс всегда обусловлен существующей действительностью и во многом ею корректируется. Она же определяет приоритеты государства в том или ином вопросе. В нашем случае существующая действительность – это состояние общества, его отношение к национальному вопросу, уровень национального сознания широких масс населения, их готовность быть нацией, деятельность общественных кругов и организаций, так или иначе трактующих национальный вопрос и старающихся реализовать свои задачи в этой сфере.

Действительность и политика государства в национальном вопросе связаны между собой теснейшим образом, по сути являясь сторонами одного и того же процесса. Несмотря на это, в исследованиях, посвященных национальному вопросу, по крайней мере в отечественной историографии, приоритет отдавался лишь одной стороне – национальной политике, а причины и контекст того или иного мероприятия власти объяснялся лишь отчасти. Естественно, что вне поля зрения исследователя оставалось само общество, которое в таком случае представало в виде некоего статиста, в то время как оно являлось (и является), особенно после крупных войн и революций, весьма активным творцом исторического процесса, определяющим ту или иную расстановку сил на политической арене. Изучение жизни общества дает возможность получить более точную картину исторической действительности, позволяет лучше разобраться и в политике государства, и в выборе путей развития нашей страны. Все это, безусловно, относится также и к сфере национальных отношений.

Данное исследование посвящено формированию и развитию Украины как национального организма. Отметим, что речь идет не о советской национальной политике, хотя близкие сюжеты в той или иной степени в ней присутствуют. Внимание сосредоточено на другой стороне проблемы: на истории украинского национального движения на Советской Украине в 1920–1930-х гг. Это позволит создать более полную картину истории становления украинского национального самосознания, формирования украинской национальной общности и появления на свет «Украины»

как национально-политического феномена.

Что такое украинское национальное движение? Существовало ли оно в указанный период, а если существовало, то в каких формах? Какие цели и задачи оно перед собой ставило и чем они были обусловлены? Какова степень его воздействия на те или иные классы и социальные группы, насколько среди них была популярна украинская идеология, а также распространены украинская национальная идентичность и самосознание? Какие организационные формы принимало движение? Каковы его особенности и специфика, обусловленные советской действительностью?

Какова его судьба? Эти и другие вопросы встают перед исследователем при обращении к проблеме.

Конечно, данная работа не претендует на полное освещение проблем формирования украинской нации и истории украинского национального движения.

Эта тема настолько обширна и многогранна, что заслуживает дальнейшего изучения. При этом внимание историков может быть сосредоточено и на изучении движения как такового, и на отдельных его сторонах: деятельности политических партий, общественных организаций, церкви, развитии национальной культуры, истории высшей и общеобразовательной школы, органов власти и т. д. У обоих подходов есть свои плюсы и минусы, сильные и слабые стороны. В данном исследовании был избран первый подход, подразумевающий общий взгляд на движение как на некую целостность. При таком подходе не все частные вопросы могут быть освещены достаточно полно и в равной степени и могут остаться за рамками исследования. Внимание было сосредоточено лишь на отдельных, наиболее крупных и главных его сегментах. Свою роль сыграла новизна тематики и подходов к ней. Дальнейшее изучение данной области позволит восполнить возможные недоработки и упущения, которые неизбежны при изучении любой новой проблемы.

История украинского национального движения в границах УССР доведена до 1939 г., то есть до присоединения Западной Украины. История восточных и западных регионов современной Украины, несколько сот лет находившихся в составе разных государств, сильно отличается по своему характеру, внутренней логике и проявлениям. Политические режимы СССР и межвоенной Польши также весьма не похожи друг на друга. Соответственно, совершенно различными были и судьбы украинского национального движения в УССР и на Западной Украине. Поэтому имеет смысл вынести за скобки деятельность националистов вне территории Советской Украины, а также процессы, протекавшие в среде украинской эмиграции. Естественно, при более глубоком и всестороннем подходе к этой безграничной теме было бы весьма желательным осуществить комплексное исследование, которое включало бы в себя изучение истории национального движения в Галиции, Подкарпатской Руси (Закарпатье) и на Буковине, в украинской эмиграции, и их взаимодействия на идейном и организационном уровне с национальным движением в УССР. Но это – тема последующих работ в данной области.

Выбор 1939 г. как верхнего хронологического рубежа очевиден – это начало Второй мировой войны, коренным образом изменившей историю человечества;

это присоединение к УССР Западной Украины. Хотя нижняя граница принципиальной роли не играет, она требует некоторых пояснений. Конечно, ее можно специально не оговаривать, представив в виде переходного периода (таковой характер она и имела). Все же посмотрим, с чего можно вести отсчет «1920-х».

Привычным рубежом мог бы стать 1920 или 1921 г., то есть окончание Гражданской войны и начало перехода к мирному времени. Однако нужно отметить, что единого мнения о сроках окончания Гражданской войны на Украине нет. Отсчет можно вести от завершения боевых действий против польских интервентов или разгрома белой армии генерала П. Н. Врангеля осенью 1920 г.; от момента заключения в марте 1921 г.

Рижского мира между РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей – с другой. За точку отсчета окончания Гражданской войны по всей стране можно принять X съезд РКП(б) (март 1921 г.), подведший зримую черту под военным временем и политикой, проводимой партией большевиков в этот период. Однако результаты этого курса стали заметны не сразу, да и обстановка на Украине была далека от мирной. Завершение военных действий можно также датировать разгромом отрядов петлюровского атамана Ю. Тютюнника, вторгшихся на территорию УССР в ноябре 1921 г., или ликвидацией повстанческой армии Н. И. Махно. Но при этом нельзя забывать, что вооруженная борьба на Украине не прекращалась: не был полностью уничтожен и на протяжении еще нескольких лет процветал бандитизм. А поскольку не последняя роль в нашем исследовании отводится изучению состояния народных масс, то искусственно разделять повстанчество и бандитизм, скажем, 1921 и 1922–1923 гг. было бы нежелательно, да и весьма проблематично. Таким образом, процессы, имевшие место в начале 1920х гг., были неотделимы от предшествующих событий времен революции и Гражданской войны. Этим и продиктовано отсутствие четко очерченной нижней границы исследования.

В качестве условной даты может быть выбран 1922 г., когда произошло образование СССР, изменившее политическую обстановку на территории бывшей Российской империи. И хотя шедшие в обществе процессы в связи с этим событием не претерпели коренного изменения, власть и политика, которую та проводила, остались прежними, тем не менее 1922 г.

стал определенным знаковым рубежом. Образование на месте осколков старой России союзного государства придало юридическое оформление взаимоотношениям между руководством Украинской республики и московским центром, определило их полномочия и в известной степени сняло возникавшее время от времени между ними напряжение. Вместе с тем тогда же были заложены семена будущих спорных моментов как между республиканским и центральным руководством, так и внутри самой украинской партийно-республиканской верхушки, которые заключались в соответствии или же несоответствии (в зависимости от позиций и взглядов наблюдателя) проводившейся политики тем принципам, на которых было основано новое государственное образование.

Все эти процессы оказали большое влияние на украинское национальное движение и близкие к нему течения в коммунистической партии, которые были, по сути, его идейными разновидностями. Кроме того, образование весьма необычного по своей организации союзного государства стало в то время (помимо реализации планов всемирной революции и организации мировой республики Советов) ответом на деятельность национальных движений, в частности украинского, символизируя определенный компромисс между центростремительными и центробежными тенденциями на одной шестой части суши. Таким образом, 1922 г. может считаться хотя и условным, но все же рубежом, с которого начался новый период в развитии нашей страны. Конечно, начинать отсчет с 1922 г., без анализа предшествующего развития движения, невозможно. Поэтому там, где это необходимо (например, при рассмотрении вопросов, касающихся повстанчества или связанных с уровнем развития национального сознания крестьянства), нижняя хронологическая граница будет сделана прозрачной.

Рассматриваемый период, в свою очередь, можно подразделить на два временных отрезка. Дело в том, что процессы, протекавшие в 1920-х и 1930-х гг., по своему содержанию и своей внутренней логике диаметрально противоположны. 1920-е гг. были временем выхода СССР из затяжных войн и разрухи, временем восстановления хозяйства и создания нового союзного государства, временем укрепления позиций большевиков. В области национальных отношений это десятилетие ознаменовалось «заигрыванием» коммунистов с национальными движениями, поддержкой из тактических соображений их целей и постепенным перехватыванием у них инициативы в руководстве национальным строительством.

1930-е гг. стали прямой противоположностью предыдущему десятилетию. Переход к форсированной социалистической модернизации экономики и социальной структуры общества не мог не затронуть и национальную сферу. Прежний курс на развитие «ранее угнетенных» (как в то время официально провозглашалось) народов за счет русских и за счет интересов единого государства, выражением чего, в частности, являлось терпимое отношение к национальным движениям, был заметно скорректирован и заменен идеологией советского патриотизма. Это не означало прекращения помощи национальным республикам, но их население уже не именовалось «ранее угнетенным», а их национальное развитие уже не осуществлялось только за счет РСФСР. Принятие руководством страны на вооружение модернизационной идеологии советского патриотизма означало переход к развитию СССР как единого социально-политического организма и формированию в нем новой надэтнической национальной общности – советского народа, а также отказ от той политики по отношению к национальным движениям, которая проводилась в прежнее десятилетие. Последние были ликвидированы не только на уровне движений или идейных течений, но и на личностном уровне. Перипетии этих двух разных, но взаимосвязанных и взаимообусловленных этапов отразились на судьбе украинского национального движения самым непосредственным образом.

К вопросу о национальном движении Но что же такое национальное движение? Каковы его функции? Какой смысл мы вкладываем в понятия национальное строительство и формирование национальной общности? На этих вопросах необходимо остановиться подробнее, раскрыть их, не вдаваясь, однако, в теоретические тонкости. Они рано или поздно заканчиваются риторическими вопросами: что такое нация, чем она отличается от этноса; является она феноменом этническим, политическим или культурным; а также что такое национализм, национальное самосознание и прочие категории, так или иначе связанные с проблемами осмысления нации. Все эти вопросы выходят за рамки настоящего исследования.

Здесь же следует хотя бы вкратце обрисовать методологические подходы к указанным проблемам.

Концепций и теорий нации и национализма, пожалуй, столько же, сколько и авторов этих концепций, и единого мнения о сущности этих феноменов, по сути, нет. Также нет и единой точки зрения, что такое украинская нация и что она собой представляет9. Более Касьянов Г. Теорії нації та націоналізму. Київ, 1999. С. 259.

того, создание универсальной теории национализма представляется невозможным, ибо свести все многообразие человечества к неким единым для всех лекалам весьма затруднительно. Впрочем, нации и национализмы в этом «не виноваты»: не меньшие трудности возникают и при попытке создать некие единые стандарты социально-экономического развития разных обществ. И наконец, надо помнить, что все систематизирующие построения – это в известной мере абстракции, результат работы человеческого разума. Выдающийся русский химик академик А. М. Бутлеров, создавший и обосновавший теорию химического строения, повторял, что, как бы ни была совершенна теория, она только приближение к истине. Если сказанное применимо к естественным и точным наукам, то познание общества – сложной и тонкой системы, материальность которой отличается от материального в привычном понимании этого слова, и тем более его прошлого, оказывается задачей еще более трудной.

Мир нельзя познать. Его можно познавать, изучать, бесконечно приближаться к истине. Как в действительности складывались нации, что послужило толчком к их формированию, какие факторы стали при этом решающими? Что вообще является движущей силой общества, что наполняет его Жизнью? Как национальные ценности, категории нации, стали основополагающими ценностями второй половины XIX– XX в. и даже современности, общественно принятыми, объясняющими и активно творящими мир? Со стопроцентной уверенностью этого сказать не может никто. Остаются анализ фактического материала, построение теоретических схем, бесконечное приближение к истине. Все это, без сомнения, затрудняет подход к исследованию конкретных вопросов, имеющих выход на теоретические аспекты, так или иначе связанные с проблемами нации и национализма. Но это не значит, что надо отказаться от попыток понять и объяснить пути общественного развития. Ведь жизнь как раз и состоит в движении, в вечном приближении.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 
Похожие работы:

«Секция ФИЗИКОХИМИЯ КОМПОЗИЦИОННЫХ И НАНОСТРУКТУРНЫХ МАТЕРИАЛОВ МЕХАНИЗМ ПРЕВРАЩЕНИЙ Н-ГЕКСАНА НА ПОВЕРХНОСТИ ВЫСОКОКРЕМНИСТЫХ БИФУНКЦИОНАЛЬНЫХ КАТАЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ Ga-ZSM-5 Игнатьев С.В., Пилипенко А.Ю., Рыбкин Я.А., Кузьмина Р.И. Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского 410012, г. Саратов, Астраханская, 83 E-mail: ignatiev-s-v@yandex.ru На основании экспериментальных данных по продуктам превращений н-гексана на поверхности Ga-ZSM-5 [1-4], литературных данных о природе...»

«ИнстИтут космИческИх ИсследованИй РоссИйской академИИ наук Исследования Солнечной системы коСмИчеСкИе вехИ Материалы научной сессии, посвящённой 80-летию академика М. Я. Марова Четвёртый Международный симпозиум 3 по исследованию Солнечной системы 4M-S Под редакцией А. В. Захарова серия «механика, управление и информатика» москва УДК 523 ISSN 2075-6836 ББК 22. М Solar System Study: Some Milestones Proceedings Academician Mikhail Marov 80th anniversary session Forth Moscow Solar System Symposium,...»

«Естественные науки (20, 22, 24, 26, 28) 22.3 Большое, малое и человеческий разум / Р. Пенроуз [и др.] ; перевод с Б 79 английского Ю. А. Данилова. Санкт-Петербург : Амфора, 2015. 190, [1] с. : ил.; 22 см. Пер.изд.: The Large, the Small and the Human Mind / Penrose, Roger, Shimony, Abner, Cartwright, Nancy 3000 экз. Экземпляры: всего:1 OX(1) Аннотация: Оригинальные и вызывающие идеи Роджера Пенроуза относительно физических явлений Вселенной, мира квантовой механики и физики мышления...»

«1. Цели освоения дисциплины. В соответствии с ФГОСом целями освоения дисциплины «Материаловедение» являются приобретение студентами знаний об основных материалах, применяемых в машиностроении, методах управления их свойствами и рационального выбора материалов для деталей машин и инструмента. Изучение курса «Материаловедение» должно обеспечить решение следующих задач при подготовке бакалавров в области машиностроения: изучение зависимости между составом, свойствами и строением сплавов; изучение...»

«Председатель комиссии: Сельдимиров Федор Вячеславович, директор ГАОУ МО СПО «МонПК»Заместитель председателя: Першина Ольга Вячеславовна, заместитель директора по учебной работе Члены комиссии: Королева Вера Петровна заместитель директора по воспитательной работе Шемелина Наталья Александровна главный бухгалтер Казакова Марина Викторовна куратор очного отделения Юхимец Юрий Николаевич заведующий заочным отделением Гусева Валентина Сергеевна заведующий учебной частью Александрова Марина...»

«European Journal of Technology and Design, 2015, Vol.(7), Is. 1 Copyright © 2015 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation European Journal of Technology and Design Has been issued since 2013. ISSN: 2308-6505 E-ISSN: 2310-3450 Vol. 7, Is. 1, pp. 16-26, 2015 DOI: 10.13187/ejtd.2015.7.16 www.ejournal4.com UDC 621.64, 696.2 Automation Systems Inlet air of Laboratory Campus R.S. Nigmatullin Kamsky Institute of Humanitarian and Engineering Technologies, Russian...»

«ПРОЦЕССНЫЙ ПОДХОД ПРИ РАЗРАБОТКЕ ДОКУМЕНТОВ СИСТЕМЫ МЕНЕДЖМЕНТА КАЧЕСТВА ПРОЕКТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Калачев А.В., Голубинский Ю.М. Пензенскийгосударственныйуниверситет Пенза, Россия PROCESS APPROACH WHEN DEVELOPING DOCUMENTS OF QUALITY MANAGEMENT SYSTEM OF THE DESIGN ORGANIZATION Kalachev A.V., GolubinskyYu.M. Penzastateuniversity Penza, Russia В настоящее время качество продукции стало основным средством конкурентной борьбы на мировом рынке. Качество товаров и услуг определяет реальный уровень...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Оглавление Введение 1 Основы совершенствования системы управления формированием человеческого капитала в интересах инновационного развития РФ 1.1 Современные подходы к формированию человеческого капитала. 14 Предпосылки формирования человеческого капитала вузов 1.2 1.3 Глобальные тенденции развития системы высшего образования Выводы по 1 главе 2 Методические положения формирования человеческого капитала в НИУ. 92 2.1 Построение механизма...»

«Негосударственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования Институт повышения квалификации «Конверсия» – Высшая школа бизнеса 30 ЛУЧШИХ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАКТИК СО НКО ЯРОСЛАВСКОЙ ОБЛАСТИ Сборник под редакцией Т. А. Артёменковой Ярославль 2015 УДК 304 ББК 65 272 Т67 Т67 Тридцать лучших социальных практик СО НКО Ярославской области : сборник / сост. Е. В. Зандукели ; под ред. Т. А. Артёменковой ; Институт повышения квалификации «Конверсия» – Высшая школа бизнеса....»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА 1.1.1. Цели и задачи дисциплины (модуля) Цель освоения дисциплины: 1. Осмысление основных форм мышления, стимулирование студента к осознанному и ответственному усвоению логических знаний;2. Углубление процесса освоения логических особенностей собственного логического мышления; 3. Формирование целостного восприятия логических особенностей познания студентом природной, социальной и внутри личностной реальности; 4. Формирование логической культуры...»

«СОДЕРЖАНИЕ СИСТЕМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН В ПЕРЕХОДНОМ ПЕРИОДЕ. ОБЗОР СИТУАЦИИ Кульжанов Максут, Рэчэл Бернд СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПАЛЛИАТИВНОЙ ПОМОЩИ В КАЗАХСТАНЕ Кульжанов М.К., Егеубаева С.А., Досмаилова А.М.МЕДИКО-СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ ЛИЦАМ ПОЖИЛОГО ВОЗРАСТА В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН Попова Т.В. К ВОПРОСУ О КАДРОВОМ МЕНЕДЖМЕНТЕ В СЕСТРИНСКОМ ДЕЛЕ. Муратбекова С. К. ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ДЕТЕРМИНАНТ ЗДОРОВЬЯ ШКОЛЬНИКОВ КАЗАХСТАНА Арингазина А.М., Таланова О.Д. МЕСТО...»

«Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» Институт Государственного управления, права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Выпуск 1, январь – февраль 201 Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Связаться с редакцией: publishing@naukovedenie.ru УДК 657.479. Афонина Оксана Александровна ФГУП «Центральный научно-исследовательский институт химии и механики» Россия, Москва1 Начальник бюро финансового анализа и планирования, отдела организации труда, финансово-экономического анализа и...»

«Раздел I 1. Организация проведения самообследования в образовательном учреждении 1 Этапы и сроки проведения самообследования № Этап Срок проведения 1 Планирование и подготовка работ 19.02.15 – 28.02.15 по самообследованию 2 Проведение самообследования 01.03.15 – 20.03.15 3 Обобщение полученных 20.09.13 –27.10.1 результатов и формирование отчёта 4 Рассмотрение и утверждение отчёта 29.03.2015 на заседании педагогического совета 2 Форма проведения самообследования мониторинг качества образования 3...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 52. Октябрь 2015 г. Самарец Т.В. Критерии аудита эффективности расходов организации среднего профессионального образования и механизм применения их показателей Самарец Татьяна Викторовна — кандидат экономических наук, доцент, факультет бизнеса и экономики, Астраханский государственный университет, Астрахань, РФ. E-mail: samarez1@gmail.com SPIN-код: 3648-3200 Аннотация В статье рассматриваются показатели критериев аудита эффективности...»

«Секция 3 «ЭЛЕКТРОНИКА, ЭЛЕКТРОМЕХАНИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАТЕЛИ И СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ». Вентильно-индукторные электромеханические преобразователи в современном автомобиле Королев В.В. Тольяттинский государственный университет Современный автомобиль содержит множество электромеханических устройств, их число уже измеряется десятками и продолжает расти. Этому способствуют устойчивые тенденции к повышению безопасности и комфортности серийно выпускаемых автомобилей. Если в 1965 году каждый автомобиль в...»

«Бюллетень новых поступлений (октябрь 2014 г.) Содержание 1. ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ 1.1 Математика. Механика 1.2 Физика. Астрономия 1.3 Химия 2.1 Энергетика 2.1.1 Теплоэнергетика 2.2 Радиоэлектроника 2.2.1 Радиотехника 2.2.2 Электроника 2.2.4 Вычислительная техника. Оргтехника 2.3 Горное дело 2.4.1 Технология металлов 2.4.2 Теория механизмов и машин. Детали машин 2.5 Приборостроение 2.8 Транспорт 3. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО 5.1 Общественные науки в целом. Социология. Статистика. Демография 5.2 История 5.3...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского» Факультет иностранных языков и лингводидактики ^^У Т В Е РЖ Д А Ю Проректор по учеб'нО-здё№щ^е?кой работе, 7 4 ° # ! ^ 0*' ; 1 о тёг д-р филол. науж '.Г. Елина 2014 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАМТ дисциплины ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК (немецкий) Направления подготовки кадров высшей квалификации...»

«АНИСИМОВ АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ 1. Шварцман П.Я., Анисимов А.И., 1970. Изучение потенциальных повреждений хромосом в зрелых сперматозоидах дрозофилы при действии этиленимина // XXII Герценовские чтения, Естествознание, Ленинград, ЛГПИ, стр. 134-136.2. Шварцман П.Я., Анисимов А.И., 1973. Изучение механизмов инактивации и мутагенеза при действии этиленимина на половые клетки Drosophila melanogaster // Сообщение I. Частота доминантных летальных мутаций при хранении обработанных сперматозоидов....»

«СТАТЬИ, ИССЛЕДОВАНИЯ, РАЗРАБОТКИ Ресурсы и конфликты А.В.Фролов ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ: ФАКТОР КОНФЛИКТНОСТИ ИЛИ СОТРУДНИЧЕСТВА? Ключевые слова: водные ресурсы, демография, загрязнение окружающей среды, запасы пресной воды, трансграничные водные артерии, конфликты и споры, механизмы урегулирования, Всемирный водный форум Аннотация: В условиях роста народонаселения, промышленного развития, загрязнения окружающей среды сокращается доступ людей к пригодным для использования источникам пресной воды....»

«2. Монреальский протокол 2.1 Предпосылки Научное подтверждение истощения озонового слоя побудило международное сообщество учредить механизм для сотрудничества по принятию мер для его защиты. Это было оформлено международным договором, называемым Венской конвенцией об охране озонового слоя, которая была одобрена и подписана 28 странами 22 марта 1985 года в Вене. В сентябре 1987 г. был подготовлен проект Монреальского протокола по веществам, разрушающим озоновый слой (см. табл. 3). Этот протокол...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.