WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


«RETR0’2015 27.06 — 29.06.15 Crimea, Simferopol ДЕТСТВО КАК ОБЪЕКТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПОЗНАНИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Наталья Дмитриевна Жукова, Асие Асановна Джепарова, Юлия Игоревна Витык, ...»

RETR0’2015 27.06 — 29.06.15 Crimea, Simferopol

ДЕТСТВО КАК ОБЪЕКТ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПОЗНАНИЯ:

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Наталья Дмитриевна Жукова, Асие Асановна Джепарова,

Юлия Игоревна Витык, Евгения Алексеевна Москаленко,

Татьяна Владимировна Стамова

Кафедра русской и зарубежной литературы

Факультет славянской филологии и журналистики

Таврическая академия



ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет» им. В. И. Вернадского г. Симферополь

ПРЕДИСЛОВИЕ

Данная работа является коллективным творчеством и состоит из двух частей.

Часть 1 носит обобщающий характер и раскрывает теоретический аспект заявленной темы. В ней определяется актуальность обращения к изучению детства вообще, раскрываются терминологические трудности, возникающие в процессе литературоведческого изучения данной темы, обосновывается важность обращения ко всему материалу, представленному в единой целостной русской художественной литературе, без ее деления на детскую и взрослую, утверждается специфика художественного познания детства и его общекультурная ценность. Часть 2 является практической. В ней представлены студенческие исследования, проведенные на конкретном, разнообразном литературном материале. В работе 2.1. «Своеобразие колыбельной песни как литературного жанра в русской поэзии XIX-XX вв.»

(А. Джепарова) представлены предварительные итоги исследования проведенного на материале авторской колыбельной песни, выявлены некоторые ее художественные особенности, в корне отличающие литературный жанр от колыбельной песни в устном народном творчестве. Работа 2.2. «Художественный мир деревенского детства в повести Виктора Астафьева "Последний поклон" (Ю. Витык) обращена к произведению русского писателя, в творчестве которого детство занимает особое место, философски осмысливается. Повесть «Последний поклон» автобиографична. Она отражает воспоминания автора о детстве, которое прошло в деревне, что определило художественные особенности реализации темы детства в произведении и позволило ввести понятие «деревенское детство», поэтическое содержание которого и раскрывается в исследовании. Две следующие работы – 2.3. «Художественное отражение военного детства в русской литературе периода Великой Отечественной войны»

(Е. Москаленко) и 2.4. «Внутренний мир подростка в повестях А. Лиханова «В тылу как в тылу» и А. Алексина «Последние холода» (Т. Стамова) – написаны по материалам произведений русской литературы, объединенных темой «Ребенок и война», которая актуализировалась в настоящий исторический момент. Работы выполнены на разном литературном материале. Исследование Е. Москаленко носит обобщающий характер, в работе широко представлена литература о детстве, опаленном войной, выявлены особенности художественной реализации темы детства в разных произведениях, в том числе входящих в круг детского чтения. Т. Стамова анализирует особенности раскрытия внутреннего мира подростка периода военного лихолетья в известных произведениях А. Лиханова и А. Алексина, хотя обе повести написаны уже после войны.

Таким образом, все пять работ (теоретическая и четыре практических) являются единым исследованием, объединенным темой «Детство как объект художественного познания».

–  –  –

Изучение детства как феномена, занимались на протяжение всей истории главным образом педагоги, философы, психологи, социологи, культурологи. А. Адлер, Л. Выготский, Л. Обухова, Ж. Пиаже, А. Фрейд, 3. Фрейд, Э. Фромм, Д. Эльконин, Э. Эриксон, К. Юнг, М. Мид, И. Кон – вот лишь немногие имена ученых, посвятивших свою научную деятельность осмыслению разных его аспектов. Однако в этом процессе постижения детства не хватает двуединого звена: художественно-литературоведческого, поскольку существует традиция, противопоставляющая художественное и научное познание мира. Такой подход обедняет представление о литературе как универсальном средстве познания мира и человека, обладающего уникальной образной системой описания этого мира с помощью образного слова.

Детство изучать непросто. Это обусловлено тем, что дети не могут напрямую говорить о себе, осознаваться себя в слове. Детские чувства, эмоции, переживания, детская картина мира, детские мечты и пр., все то, что наполняет внутреннее пространство ребенка, со временем забывается (или вытесняется). Вырастая, люди редко сохраняют целостное восприятие мира и себя. Вместе с тем, писателям и поэтам, в силу особого строя их психики, часто оказываются доступны те области сознания, в которых хранится память о первоначальных детских ощущениях и переживаниях окружающего мира, кроме того, у них есть дар слова, благодаря которому они могут воссоздать эту детскую картину мира, озвучить то, о чем молчат дети.





Невозможно умалить значение художественной литературы в открытии детства.

Известный социолог И. Кон в книге «Ребенок и общество», давая краткий исторический набросок эволюции образа детства, акцентирует внимание на том, что в "художественной литературе эта эволюция выступает даже яснее, чем в психолого-педагогической", поэтому постижение детства общественным сознанием невозможно без привлечения в качестве исследовательского материала художественной литературы.

Временем открытия детства считается эпоха романтизма. Именно с нее начинается процесс познания внутреннего мира ребенка (прежние эпохи рассматривали его, прежде всего, как объект педагогического воздействия). Хотя романтики в целом и идеализировали детство, но именно в эпоху романтизма была написана сказка А. Погорельского «Черная курица и подземные жители», которая, кроме нравственноэтического смысла, содержит ряд точных психологических наблюдений.

Художественного постижение детства уже имеет свою почти двухвековую историю.

Внутренний мир ребенка, его переживания, его картина мира впервые целостно была предъявлена в книге С. Аксакова «Детские годы Багрова-внука». С тех пор было написано много художественных автобиографий и автобиографических произведений, которые составляют основу литературы о детстве. Это и широко известные произведения Л. Толстого, М. Горького, Н. Г. Гарина-Михайловского, И. Бунина, А. Толстого, М. Пришвина, В. Набокова, А. Астафьева, менее известные, как например, А. Панаевой (ХIХ в.), Р. Погодина (ХХ в.) и др.

Однако постижение детства в литературе не ограничивается автобиографическими произведениями. Так или иначе, практически каждый писатель затрагивает разные аспекты детства в своем творчестве, а литературоведы все чаще обращаются к изучению эстетических и концептуальных его аспектов, о чем свидетельствуют темы кандидатских и докторских диссертаций, защищенных в последнее двадцатилетие. В художественной литературе широко представлены детские образы, воплощающие разные детские характеры; хотя и с разной степенью глубины, раскрывается внутренний мир ребенка;

представлены проблемы взаимодействия детского и взрослого миров; затрагиваются проблемы воспитания, становления личности; ребенок рассматривается в контексте исторических эпох (революция, войны, мирное строительств); затрагиваются отношения со сверстниками и со своим «Я»; отражены духовные и нравственные искания, присущие ребенку в период вступления в подростковый возраст. Писатели представляют детство в разных ракурсах: иногда это автобиографическое или с элементами автобиографизма повествование, иногда в нем отражен словно сторонний взгляд на события; иногда повествование ведется от первого лица, а иногда от третьего… В книгах, связанных с детством, прямо или косвенно, отражено представление автора о нем (даже если речь идет о детских стишках, написанных для маленьких). Книги о детстве делятся на детские и взрослые. Однако такое деление неправомерно. Творчество писателей, произведения которых входят в круг детского чтения, зачастую двуадресны.

Мир детства, с его горестями и радостями, представленный в детской литературе, безусловно, помогает ребенку в процессе его становления, давая полезную для него информацию в ненавязчивой художественной форме. Писатели создают книги о детях часто ради детей, или потому, что в них болит собственное детство, в котором они, зачастую, сами встречался с несправедливостью, а подчас жестокостью взрослых.

Открытие внутреннего мира ребенка и детства в целом необходимо взрослым, чтобы восстанавливать нарушенную связь поколений. Маркер «детская литература»

обесценивает эти книги, так как взрослые, которым они адресованы, их не читают.

Феномен детства настолько многогранен, что порождает и терминологическое, понятийное многообразие, в котором образ детства занимает определенное место: концепт детства, понятие детства, категория детства, феномен детства, тема детства, мир детства, образ детства, мифологема детства, психология детства, память детства, воспоминания о детстве, история детства, философия детства, образы детства, детские образы, образ ребенка, внутренний мир ребенка, мир глазами ребенка, детская картина мира, детскость.

Одни из названных понятий можно считать синонимами, другие, при кажущемся сходстве, означают разные явления. Некоторые из них используются только литературоведением, а некоторые можно встретить и в исследованиях по социологии, философии, психологии, культурологии например, феномен детства. Сегодня назрела необходимость теоретического осмысления проблемы, систематизация и уточнение терминологии. Кроме того, требуется междисциплинарный подход. Опыт смежных гуманитарных наук, таких, например, как психология, философия, культурология, и даже богословие, поможет литературоведению глубже осмыслить детство как эстетический феномен, явленный человеческим духом. И наоборот, литературоведение может внести большой вклад в научное его постижение. Литературоведение является своего рода посредником между художественными и научными открытиями детства.

О сложности дефиниций говорит, например, многомерность понятия «образ детства». С одной стороны, речь идет о конкретно-чувственных, осознанных и бессознательных впечатлениях детства, которые воплощаются в системе конкретночувственных художественных образов и составляют целостное представление. С другой стороны, это культурно-исторические образы детства, которые существуют в конкретную эпоху, являются собирательными для нее и, эволюционируя, образуют целостный, обобщенный образ детства, освобожденный от конкретно-личностных характеристик.

Детские образы, которые в текстах многофункциональны, а иногда играют роль индикаторов нравственности взрослых героев, входят в понятие «образ детства».

Многогранно и понятие «детскость», так как следует отличать его концептуальный аспект от поэтического воплощения «детскости» как свойства восприятия самого автора.

Литературоведческое осмысления детства, отраженного в художественных текстах, обусловлено не только задачами литературоведческой науки, но и общечеловеческой, общекультурной ценностью данной темы.

До сих пор загадочно звучит библейская истина «Аще не будете малы яко дети, не внидите в царствие небесное», это были последние слова, которые были записаны русским писателем Н. В. Гоголем. Психологический язык понятен зачастую только специалистам, а мир художественных образов доступен всем.

В творчестве конкретного писателя «образ детства» индивидуализируется. Его легко представить в виде сферы, сложность структуры и объем которой определяются уровнем сознания автора, его внутренним хронотопом. И постигается он не только ментально, но и через эмоциональное погружение. «Концепт», «концепция» и т.п., главным образом, предполагают ментальное осмысление, в том числе и эмоционального содержания текста.

Содержание образа детства определяется конкретными художественными задачами, а богатство красок степенью открытости собственному детству.

–  –  –

Целью предлагаемой работы является на основе существующих исследований определить специфику фольклорного жанра колыбельной песни, проанализировать литературные колыбельные песни, выявить художественные особенности, соотнести с фольклорной колыбельной как истоком жанра литературного.

Говорить о своеобразии жанра литературной колыбельной песни не возможно, не обращаясь к традиции, из которой он рождался. Как известно, колыбельная песня как жанр сформировалась в устном народном творчестве, и, следовательно, имела устную форму бытования. Ее исполнение было привязано к определенной жизненной ситуации – отход ребенка ко сну. Основной функцией колыбельной песни является убаюкивательная/усыпляющая, что определило ее образную систему и ритмику. Первым исследователем этого древнего жанра стал А. Ветухов. В 1892 г. в ряде выпусков «Этнографического обозрения» он опубликовал свой пятидесятистраничный труд «Народные колыбельные песни». Ученый выделил различные функции колыбельной песни, выявил их образную систему, определил значение каждого образа. Его работа на долгие годы определила научный подход к жанру. В дальнейшем колыбельная песня была осмыслена в работах Г. С. Виноградова, О. И. Капицы, В. П. Аникина, М. Н. Мельникова, А. Н. Мартынова. Исследователи открывали все новые грани жанра.

Большой вклад в исследование жанра колыбельной песни внес В. В. Головин, который в работе «Русская колыбельная песня в фольклоре и литературе» во многом пересмотрел традиционный взгляд на колыбельную песню. Он считает, что колыбельная песня несет в себе ритуальные смыслы, а не просто выполняет усыпительную функцию.

Ритуальное содержание жанра определено отношением ко сну в мифологическом сознании народа. Исследователь к основным мотивам колыбельных относит призыв успокоителя, утверждения сна, мотив будущего благополучия, мотив дарения, семьи, кормления-угощения, мотив призыва-прихода охранителя. Все они поддерживаются определенными формулами, выделенными исследователем. Даже мотивы пугания, выделенные В. В. Головиным, поддерживают, с его точки зрения, усыпительную функцию, что еще раз доказывает необычайно богатый "усыпляющий" потенциал жанра.

Исследователь выделяет также охранительную, прогностическую и эпистемологическую функции колыбельной, которые определяют систему образов и мотивы. В них содержатся призывы к Ангелам, Божьей Матери, прогнозируется образ удачливого, богатого человека-земледельца, формируется картина мира. Выявлена и связь колыбельной с заговорной поэзией.

Анализ литературных колыбельных песен проводится на материале сборника «Русская поэзия детям» (1989), в который вошли авторские колыбельные песни К. Бальмонта, В. Брюсова, А. Блока, С. Черного, Д. Минаева, П. Фофанова, А. Федорова, С. Городецкого, С. Северного, а также колыбельные современных поэтов.

Одним из наиболее популярных мотивов в литературной колыбельной выявился мотив «все спят, и ты спи», который не был распространен в традиционной колыбельной песне.

Например: «Все, что дышит на земле,/Сладко спит в полночной мгле, / Дремлют птички и цветы,/ Отдохни, усни и ты» [К. Бальмонт, 1895].

Мотив утверждения сна (мотив успокоения) присутствует почти в каждой фольклорной колыбельной. Он распространен и в литературных колыбельных. Приведем примеры его фольклоризированных литературных формул: «Спи, дитя мое, усни!/Сладкий сон к себе мани» [В. Брюсов, 1860], «Спи, дитя, закрывши глазки…/Спать давно пора» [Д. Минаев, 1885]. Из "успокоительных мотивов" фольклорного происхождения, востребованных литературной колыбельной, следует выделить мотив призыва успокоителя. Во многих текстах присутствует призыв традиционных успокоителей, чаще всего это кот, Сон, Дрема, потерявшие, однако, связь с традиционным смыслом. В литературных колыбельных в качестве успокоителя/«укачивателя» могут быть ветер, дождь. Можно встретить в качестве успокоителя соловья, который знаменует явный уход от фольклорной в литературную традицию. Пение соловья, в отличие от монотонно воркующих голубей в фольклорной колыбельной, не «усыпительно», оно создает скорее утреннее приподнятое настроение, например в колыбельной Л. Мея.

В литературных колыбельных присутствует и трансформированный мотив охраны, защиты, представленный в фольклорной колыбельной как "мотив призыва охранителей".

Встречается мотив отношения к адресату, который присутствует и в фольклорных колыбельных, но несет другой функциональный смысл. Литературный текст часто лишен непосредственного ситуационного адресата, поэтому в нем создается лирический образ "колыбельного" настроения. В ряде стихотворений мотив "любования" адресатом становится сюжетообразующим.

Сохранился в литературной колыбельной и мотив пугания/предупреждения.

Детский сон в литературных колыбельных иногда связывается с раем. В стихотворении К. Бальмонта (1901) «видение рая» оказывается даже приемом усыпления: «Детка, хочешь видеть рай? // Все забудь и засыпай. // Лишь храни мечту свою // Баю-баюшки-баю».

Самым популярным в литературных колыбельных песнях, как и в фольклорных, оказался образ кота. Он выступает успокоителем («Наш мурлыка старый кот/ Тихо песню запоет;/ Любит так детишку он, / Что забыл покой и сон» [А. Федоров, 1905]) и вредителем, которого хотят наказать за размотанный клубок ниток («Наш коток-воркоток / Укатил клубок-моток. / Клубок катится, / Нитка тянется / Уж коту-воркоту и достанется!»

[Е. Благинина]). В русле сказочной традиции литературных колыбельных в «Колыбельной песенке» М. А. Пожаровой (1914), встречаются образы «серого козленка», «желтого утенка», «песика лохматого», «котика усатого», «ежика-иглуна» и «зайки-скакуна».

Жанр литературной колыбельной оказался богаче фольклорного в использовании образов животного мира. Здесь встречаются мышата, медвежата, ежата, зайчата, мартышки, ласточка, слон, львица со львенком и пр., которые лишены особого символического смысла, как это присуще фольклорным жанрам.

Литературная колыбельная – это, прежде всего, поэтический текст, который, хотя и рожден иногда ситуацией традиционной: необходимостью уложить спать ребенка, и некоторые колыбельные переложены на музыку; но бытует он и в чисто литературной форме, поэтому воспринимается как явление поэзии, а не бытовой культурной реальности.

Авторские колыбельные песни несут в себе не столько универсальные символы и смыслы, сколько индивидуально авторские, на них влияют литературные предпочтения эпохи и понимание автором природы детского сна. Можно сказать, что через колыбельные песни автор постигает детство и реализует свое представление о нем. Проанализированные колыбельные в значительной мере потеряли глубинную связь с традицией жанра, сохранив лишь некоторые внешние признаки.

Данная тема чрезвычайно интересна и требует дальнейшего изучения.

2.2. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ДЕРЕВЕНСКОГО ДЕТСТВА

В ПОВЕСТИ ВИКТОРА АСТАФЬЕВА "ПОСЛЕДНИЙ ПОКЛОН"

–  –  –

Проведенное исследование повести В. Астафьева «Последний поклон» позволило выделить понятие «деревенское детство», так как повесть носит автобиографический характер, а детство автора прошло в сибирской деревне. Цель статьи выявить поэтические особенности художественного воплощения деревенского детства в повести В. Астафьева. Изображение деревенского детства встречаем в первой книге повести, например, в рассказах «Гуси в полынье», «Запах сена», «Монах в новых штанах», «Мальчик в белой рубахе», «Фотография, на которой меня нет» и другие, объединенные, главным образом, в книге первой. На их материале и проводится данное исследование, предварительные результаты которого представлены в данной работе.

Деревенское детство, грустными воспоминаниями о котором пронизана повесть, в корне отличается от городского. В деревне больше приволья, душа повествователя разворачивается при виде открывающихся пространственных перспектив («Енисей тоже был в тумане, скалы на другом берегу, будто подкуренные густым дымом снизу, отдаленно проступали вершинами в поднебесье и словно плыли встречь течению реки»

(«Зорькина песня»). В поздних произведениях, философски осмысливая свое детство, автор вернется к описанию Енисея, чтобы показать ту великую ценность, которую обрели для писателя сибирские ландшафты, открывшиеся ему в детстве: «Я много раз, с разных мест смотрел туда, где сливаются Енисей и Мана, стараясь преодолеть взглядом или хотя бы мысленно молчаливую, конца не имеющую даль, и всегда мне казалось, да и сейчас кажется, что там, за той далью, находится неведомая мне, чудесная страна, в которой, я знаю теперь, мне никогда не бывать, но которая так всегда манила и манит, что я иной раз путаю явь со сном, потому что неведомая страна с детства обворожила меня, вечный ее зов бродит в моей крови, тревожит сердце, тело, и пока я жив, пока работает память, тоска по этой не достигнутой мною стране – каждодневно, каждоминутно будет со мной»

(«Приворотное зелье»). Движение сознание автора, осуществляется не просто из прошлого в будущее, что часто отмечают исследователи, а из детства во взрослую жизнь, сохраняя связь с ним, что актуализируется в последних рассказах повести, в которых воспоминания о детстве обретают философские оттенки.

Применительно к повести «Последний поклон» можно рассматривать детство как пространство и использовать понятие «пространство детства». Одним из ярких примеров пространственной, а не временной характеристики детства могут служить, например, следующие строки: «И я достиг той поляны, дошел до края, за которым чудилось мне беззаботное, такое близкое детство» («Приворотное зелье»).

Пространство детства можно рассматривать в двух аспектах: мир глазами ребенка и внутренний мир самого ребенка, которые находятся в неразрывном взаимодействии.

В описание окружающего ребенка мира у Астафьева различаются два голоса:

детский и взрослый. (Этот аспект проблемы требует более детального специального изучения). Детский голос, это не столько описание, сколько эмоциональное переживание встречи с природой: «Зорька поет! Зорька поет! – закричал и запрыгал я» («Зорькина песня»); «Иногда хрустнет, сломается и ахнет с подмытого берега сосна или в горах закричит, запричитает ночная птица так, что спину мою коробит страхом…» («Ночь темна-темная»). Голос взрослого появляется тогда, когда в тексте отражен не мгновенный, спонтанный эмоциональный отклик на ситуацию или непосредственно, часто в телесных ощущениях, воплощенные переживания маленького человека, а когда возникает потребность осмыслить детский взгляд на мир, например как в следующих строках:

«Дерево – это целый мир! В стволе его дырки, продолбленные дятлами, в каждой дырке кто-нибудь живет, трекает: то жук какой, то птичка, то ящерка, а выше – и летучие мыши»

(«Монах в новых штанах»). Понятно, что ребенок просто переживает встречу с миром, и только взрослый задумывается о нем.

Хотя деревенское детство и обладает отличительными особенностями, однако есть то, что объединяет всех детей – это переживание ими разных психоэмоциональных состояний. Горе, страх, чувство одиночества, радость, мечтательность, игра воображения нашли яркие способы выражения в произведениях В. Астафьева. Наиболее часто переживания героя выражаются через описание состояния сердца: «Все-все на месте.

Только сердце мое, занявшееся от горя и восторга, как встрепенулось, как подпрыгнуло, так и бьется у горла, раненное на всю жизнь музыкой» («Далекая и близкая сказка»);

«Тоска на сердце – предчувствует оно встречу с бабушкой, отчет и расчет» («Конь с розовой гривой»); «Почему-то защемило сердце, одиноко мне вдруг сделалось»

(«Карасиная погибель»); «Сердце мое звякало о ребра, руки дрожали, в штанах сделалось сыро» («Без приюта»).

Рассказы, повествующие о деревенском детстве, заполнены живыми сюжетными зарисовками, которые складываются в цельную панораму жизни. Конечно, дети в деревне вынуждены рано приобщаться к труду. Для любого ребенка труд иногда превращается в неприятное, но вынужденное дело, а иногда он в труде чувствует единение людей, и тогда труд превращается в радость. В деревне дети обязательно приобщаются к хозяйственному труду, труд закаливает их духовно и физически. В отношении к труду В. Астафьев сохраняет русскую классическую традицию, которая нашла свое выражение еще в сочинениях Н. В. Гоголя.

В. Астафьев колоритно описывает обычную жизнь ребенка в деревне: рыбалка, сенокос, купание коня, спасение гусей.

В этой жизни есть место и играм:«…мы играли до темноты во всякие игры: и в городки, и в догонялки, и в прятки, и в чехарду. Играли до тех пор, пока не изнемогли» («Бабушкин праздник»). Размышляя о свойстве детства, автор отмечает, что «оно кажется сплошной игрой, или на самом деле мы в детстве так много играли, что нам не хватало дня и мы прихватывали вечера, порой и ночи. Матери принимались искать сорванцов по улицам, заулкам, дворам, а находили их за околицей деревни либо на берегу Енисея и прутом загоняли домой» («Гори, гори ясно»). Иногда доходило дело до драк: «Назревала драка. Союзно с братаном мы навтыкали бы Саньке, потому что накалились, нас испепеляла злость, придавая сил» («Гори, гори ясно»); драки заканчивались замирением. Было место и серьезным проступкам, из-за которых героя мучают угрызения совести («Конь с розовой гривой»). И поскольку ни одно детство не обходится без сказки, в произведениях Астафьева встречается упоминание персонажей русских народных сказок, герои часто используют пословицы и поговорки, сказочным и волшебным предстает и сам мир, преображенный фантазией ребенка: «И тогда Вася снова начинал представляться мне чем-то вроде волшебника из далекой сказки, а не одиноким калекою, до которого никому нет дела. Я так засмотрелся, так заслушался, что вздрогнул, когда Вася заговорил» («Далекая и близкая сказка»); «Я любил пошариться в бабушкиной корзине. (…) В корзине, как у дядюшки Якова, – товару всякого, и про всякое растение есть присказка иль загадка, складная, ладная» («Деревья растут для всех»); «Передо мной появляется человек, на Кощея Бессмертного похожий, ведет он на поводу хромую лошадь и сам хромает» («Запах сена»). Подводя предварительный итог можно сказать, что представленная тема требует дальнейшего осмысления.

2.3. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ ВОЕННОГО ДЕТСТВА

В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ПЕРИОДА

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

–  –  –

Тема военного детства в художественной литературе довольно сложная и обширная, имеющая свою традицию. Это осмысление трагедии гибели Пети Ростова в романе-эпопее Л. Толстого, и раскрытие темы на другом историческом материале – гражданской войны и подготовке к новой войне – в произведениях М. Шолохова («Нахаленок»), и А. Гайдара («Военная тайна», «Школа», «Тимур и его команда»). Тема «Ребенок и война» нашла свое выражение и в литературе периода Великой Отечественной войны. В этот период вышло мало прозаических произведений о войне. На народную трагедию, прежде всего, эмоционально откликнулись поэты, так как лирические жанры более оперативны, чем эпические. Прозаические тексты стали выходить только с 1943 года, да и то их было немного. Основная литература о детях на войне появится уже после войны.

Цель данной работы выявить особенности изображения военного детства именно в произведениях, которые были написаны тогда, когда еще продолжались бои Великой Отечественной войны.

Художественная проза о детях, которая вошла в круг детсткого чтения (хотя в то время ее читали не только дети), начинает выходить с 1943 года. Во время войны были написаны: «Сын полка» В. Катаева (1944), «Маленький солдат» Платонова (1943), «Девочка из города» Воронковой (1943), «Дорогие мои мальчишки» Л. Кассиля (1944).

Тематика у всех книг одна: война, которая разрушила устои их жизни. Аспекты этой военной темы разные: дети на фронтах войны и тема сиротства.

Хотя А. Гайдар во время войны не создавал произведения для детей, но тема детства была актуальна для всего его творчества. В одной из своих фронтовых записках с названием «Война и дети» он пишет: «Я видел наших детей в глубоком тылу, в тревожной прифронтовой полосе и даже на линии самого фронта. И повсюду я видел у них огромную жажду дела, работы и даже подвига…». Эти строки можно считать обобщающими для всех произведений, в которых отразились детские судьбы, искореженные войной.

Книги, написанные во время войны, отличаются от книг, которые были написаны после ее окончания, так как это были не автобиографичные книги. В. Катаев был журналистом, ездил по фронтам и в одном из полков встретил мальчишку, познакомился с его судьбой и написал произведение, создав образ Вани Солнцева, который, можно сказать, был обобщающим, так как таких мальчишек, потерявших близких и оказавшихся разными путями на фронте, было много. Война отняла у Вани все: родных и близких, дом и само детство. Автор ведет повествование от третьего лица, и потому все, что мы узнаем о Ване, он сам рассказал в свое время бойцам, когда они нашли его, почти одичавшего. В.

Катаев лаконичен и прост в строках, передающих рассказ мальчика, просто констатирует факты, которые говорят сами за себя: «Отец погиб на фронте… Деревню заняли немцы.

Мать не хотела отдавать корову. Мать убили. Бабка и маленькая сестренка померли с голоду. Остался один. Потом деревню спалили. Пошел с сумкой собирать куски. (…) Почитай, два года бродил, прятался в лесах, все хотел через фронт перейти».

По сравнению с тем, что он пережил, новая, фронтовая жизнь была «чудной и восхитительной» для Вани: «дружить с храбрыми, великодушными разведчиками, вместе с ними обедать и пить чай (…)». Катаев подчас психологически точно передает внутреннее состояние Вани, мечтающего о «настоящей форме солдата», и как у него «захватило дух», когда он ее получил, «мальчик вместе с тем почувствовал гордое сознание, что с этой минуты он (…) солдат Красной армии»); подмечает, как маленький солдат стремится подражать разведчикам, как не дает страху одолеть себя.

Однако нельзя говорить о глубоком психологизме. Писатель больше уделяет внимание внешнему описанию мальчика: «маленький стройный солдатик с нежной, как у девочки, шеей, уже натертой грубым воротником шинели», «он стал так серьезен, что даже его чистый выпуклый детский лоб покрылся морщинками, как у взрослого солдата».

Эти и другие примеры, в которых подчеркивается, что Ваня, несмотря на тяготы судьбы, остается ребенком и как у любого нормального ребенка его душа жаждет любви и внимания – это, скорее, сторонний взгляд взрослого человека. Это взрослый, закаленный жизнью человек с беспокойством думает о судьбе мальчика (ведь война еще не окончена) и, отмечая внешние изменения, которые произошли в Ване, задается вопросами:

«Изменилась ли также его душа? Выросла ли она с тех пор, окрепла ли, возмужала?

Готова ли она к тому, что ей предстоит?». Помимо судьбы Вани, в тексте проходят судьбы бойцов, но все они раскрываются в их отношении к главному герою, которого они окружили отеческой любовью, раскрывая качества своей души, не исковерканные войной.

История заканчивается на том, что Ваня Солнцев едет учиться и получает напутствие своих боевых товарищей. Он будет офицером, и это позволяет читателю надеяться, что у судьбы героя будет счастливое продолжение.

В целом можно сказать, что в книге В. Катаева отсутствуют реалистичные описания внутреннего мира ребенка. Его наблюдения поверхностны, но, видимо, в силу определенных задач, которые выполняла данная книга, а не в силу отсутствия мастерства художника; в то же время книга наполнена глубоким гуманистическим подтекстом.

Совсем иначе повествует о ребенке на войне А. Платонов в рассказе «Маленький солдат». Если В. Катаев практически не говорит о душевных ранах Вани Солнцева, то А. Платонов обращает внимание не только на внешний вид главного героя, но и подчеркивает, что «Ребенок знал уже, что такое даль расстояния и время войны – людям оттуда трудно вернуться друг к другу, поэтому он хотел разлуки, и сердце его не могло быть в одиночестве, оно боялось, что, оставшись одно, оно умрет» Пронзительно звучат слова писателя, который пытается проникнуть в самое сердце мальчика. Пытается проникнуть и описать взрослый человек, так как ребенок просто чувствует, просто переживает, но у него нет слов для того, чтобы описать происходящее в глубинах его души: «…я вгляделся в его сумрачное лицо, в свет его глаз, за которыми вблизи от меня происходила тайная мучительная борьба с горем тоски по любимому, ушедшему человеку». А. Платонов не идеализирует и не романтизирует ребенка на войне. Он передает всю глубину трагедии, обрушившейся на ребенка, ломающей его психику.

Трагедия еще заключается в том, что ребенок, рано приобщившийся к войне, уже не может уйти из армии.

Иная тема – тема сиротства – раскрыта в повести Л. Воронковой «Девочка из города». Повесть была написана во время войны, но в основу сюжета легла типичная для того времени история о том, как деревенская женщина, мать троих детей, взяла в дом маленькую беженку Валю, у которой в городе погибла вся семья, и как в конце-концов Валя смогла назвать ее мамой. Это повествование психологично и лирично, ведется от третьего лица, переданы не личные переживания автора, а ее стремление проникнуть в детское сердце и передать ее чувства и переживания иногда через внешние действия и поступки, иногда через прямое выражение мыслей и чувств. Это и воспоминания о прошлой, теперь уже далекой жизни в родной семье, которые болью отзываются в сердце ребенка, и тяжелые воспоминания о бомбежке, когда она потеряла все, что у нее было;

автор описывает и состояние оглушения, безучастности, как бывает с человеком только что пережившим глубокое горе; а также переживания девочки, которая никак не могла связать слово «мама» с этой доброй женщиной, приютившей ее. Психологически достоверно передан внутренний конфликт ребенка между потребностью в любви и невозможностью открыть сердце.

Повесть «Девочка из города» отличается от предыдущих произведений и гендерным аспектом. Это произведение написано автором женщиной о девочке, со свойственным женской прозе чувствительностью, подчас даже сентиментальностью, с тонким акцентом на внутренних состояниях ребенка.

При внешнем кажущемся схематизме данные образы детей отличаются скупостью изображения их внутренних переживаний, поскольку для поколения, прошедшего через войну, все было предельно ясно: объяснений не требовалось. Время нуждалось в определенных героях, которых не надо было придумывать. Это не значит, что в изображении детей в изученных произведениях отсутствует психологизм. Его особенности – тема для дальнейшего рассмотрения.

2.4. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОТРАЖЕНИЕ ВОЕННОГО ДЕТСТВА

В ПОВЕСТЯХ А. ЛИХАНОВА «ПОСЛЕДНИЕ ХОЛОДА» И

А. АЛЕКСИНА «В ТЫЛУ КАК В ТЫЛУ»

–  –  –

Актуальность работы заключается в том, что русская литература является важным средством художественного познания и эстетического выражения внутреннего мира ребенка, в частности подростка. В период переоценки нравственно-этических ценностей возникает необходимость обращения к произведениям прошлых лет. На новом историческом изломе актуализируется тема патриотизма, нравственного выбора и в связи с этим интересно проанализировать повести «Последние холода» А. Лиханова и «В тылу как в тылу» А. Алексина.

Как свидетельствует анализ исследований о повестях А. Лиханов и А. Алексина, в них отражено, скорее, воспитательное значение книг, чем их эстетический аспект.

Мастерство писателей, раскрывающих внутренний мир подростков периода военных лет, психологизм образов оказалось не изученным литературоведческой наукой, отчасти потому, что эти произведения были отнесены к детской и юношеской литературе, которая долгое время не являлась объектом литературоведческих исследований.

Эти повести объединяет то, что они написаны на основе автобиографического материала и обе обращены к жизни детей в тылу.

В повести «В тылу как в тылу» рассказывается о времени, проведенном в эвакуации на Урале. Она отражает особенности тыловой жизни в то время, когда в стране идет война: «Потерять, оставить, отстать (...) – война со всех сторон окружала нас этой опасностью».

Особенностью образа главного героя является его подростковый возраст, который сам по себе труден. «Уже не ребенок – еще не взрослый» – эта формула отражает своеобразие этого периода, который переживают люди на пути своего становления. Но взросление Димы – главного героя – пришлось на военный период. Война не просто меняет жизнь ребенка, но определяет путь его духовного и нравственного развития. Все процессы ускоряются. Ребенок растет, взрослеет быстрее. Поэтому герой А. Алексина – не только равноправный участник диалога со взрослыми. Его рассуждения, глубина понимания жизни, подчас равна пониманию взрослых. «Ты прав.…Наверно, ты прав...

"Пропал" ближе к слову "потерялся", чем к слову "погиб". А тот, кто потерялся, может найтись».

В повести отражены и особенности взаимодействия со взрослыми, которые не могут понять, что их дети рано повзрослели: «Я подумал, что нужно будет вообще забыть о своем возрасте. Взять и забыть…. Но мама не хотела, чтобы я забывал».

Герой Алексина поставлен в ситуации выбора, который он вынужден делать наравне со взрослыми. До многого Дима Тихомиров доходит своим умом: «Он понял, что тот, кто должен отвечать за других, раньше взрослеет», «Конечно... Ценим, когда теряем. И жалеем, когда теряем. Говорят, лучше поздно, чем никогда. Порой эта поговорка звучит бессмысленно».

Война не ожесточила сердце Димы, он оставался очень сердечным мальчиком, оберегающий маму от горестного известия о пропавшем без вести отце. Ребенок смог переступить через собственное горе, ради того, чтобы поддержать мать.

Особенностью раскрытия внутреннего мира героя главного героя повести, является то, что писатель передает мысли и чувства героя через внутренние монологи. Анализ и самоанализ являются главными формами психологизма.

Особый интерес представляет своеобразие повествовательной манеры писателя, сочетание детского и взрослого взгляда на события, что порождает особенности хронотопа произведения. В книге представлен не только образ главного героя, но и детей разного возраста, в том числе его друзей-сверстников. Описаны они с разной степенью психологической глубины.

Важная роль в повествовании отводится матери и взаимоотношениям с ней. Автор не только показывает внутренний мир подростка, но и раскрывает факторы, повлиявшие на его становление.

Центральным персонажем повести «Последние холода» А. Лиханова является Коля, мальчик, который несет черты биографизма и одновременно похож на всех своих сверстников той военной поры. Повествование ведется от первого лица, что подчеркивает сходство биографий автора и героя. Описания тыловых будней сопровождаются переживаниями героя, которые свидетельствуют о том, автор, описывая своего героя, опирается на свою память. Альберт Лиханов писал о подростках, которые в силу своего возраста воевать не могли, но переживали остро события, связанные с войной.

Персонажи А. Лиханова, как и А. Алексина уже не дети, но ещё и не взрослые.

Можно сказать, что они уже прошли стадию инициации, когда она понимается как переход во взрослую жизнь. Однако, как свидетельствуют ученые, настоящая инициации была в древности связана с тем, что испытуемый должен был научиться стойко переносить боль, холод, жажду, голод, наказание… Лихановским героям пришлось пройти через все это: испытать голод, жажду, доказывать свою смелость, а также преодолевать страх и думать о смертельной опасности. Размышляя о взрослении, автор пишет: «Взрослость приходит к нам не однажды, не в какой-то установленный всеми миг.

Взрослость приходит, когда маленький человек видит важное для него и понимает это важное…».

Коля, центральный персонаж повести, увидел, что значит война, какие она принесла страдания: голод, смерть, горе. Шум, крики, длинные очереди за похлебкой. Коля видит здесь разных ребят: детей с обидной кличкой “шакалы”, хулиганов, которые отбирают еду, устраивают драки. Желтые лица детей; глаза, горящие безумным светом: «…У него было желтое, почти покойницкое лицо, а на лбу, прямо над переносицей, заметно синела жилка. Глаза его тоже были желтыми…. По крайней мере, в них что-то светилось такое, в этих глазах. Какое-то полыхало страшноватое пламя. Наверное, такие глаза бывают у сумасшедших…». Девочку, тонкую, бледную, как бумага, невозможно забыть. Война заставляла людей воровать, попрошайничать, она могла превратить человека в зверя. И какой силой воли надо было обладать, чтобы не растерять в себе самое ценное – доброту, порядочность, человечность. Из всей массы детей, приходивших в столовую, писатель выделяет двоих: Вадьку и Машу, которым суждено было сыграть важную роль в судьбе Коли.

Герои повести «Последние холода» А. Лиханова способны понять чужую беду и страдания, оказать действенную помощь, поступаясь своими интересами. Это тяжелое испытание для детей, которым приходилось все ее тяготы нести наравне со взрослыми.

Человек всегда, даже во время войны, должен оставаться гуманным (любить, внимательно и уважительно относится к человеческой личности). Гуманность Вадьки проявлялась в строгости по отношению к его сестре Маше, но не к остальным: «Тебя это не касается, – оборвал ее Вадька, – тебе надо есть, ты еще растешь». Или вот, например: «Ты, Марья, маленькая, – сказал он, по-взрослому вздохнув, – поэтому не знаешь. Сытость, как и голод, с ног сбить может. Если неожиданно».

Главной особенностью автобиографической прозы Лиханова является психологизм.

Герой тщательно описывает каждое свое душевное движение, всякое чувство и мысль, вызванные собственными поступками или реакцией на них окружающих. Основным принципом изображения «диалектики души» подростка, склонного к самоанализу, становится у Лиханова «исповедально-мальчишеское слово». Анализ эмоционального мира героев А. Лиханова позволяет сделать вывод о том, что писатель считал значимыми не только интеллектуально-волевую сферу ребёнка, на что современная писателю критика сразу обратила внимание, но и его эмоции. Изображая своих героев в повседневной жизни с ее повседневными проблемами, он особое внимание уделил изображению таких эмоций, как интерес, удивление, страх, стыд, вина и другие. Для поведения каждого из персонажей его произведений характерен индивидуальный мотивационный рисунок, что позволило писателю создать галерею разнообразных характеров. Эмоции в изображении Лиханова выполняют разнообразные функции, чем определяется их место в структуре художественного текста: они являются главной движущей силой в развитии сюжета, в создании характеров персонажей.

К приемам психологического изображения относятся анализ и самоанализ. Суть их в том, что сложные душевные состояния раскладываются на элементы и тем самым объясняются, становятся ясными для читателя. Психологический анализ применяется в повествовании от третьего лица, самоанализ — в повествовании, как от первого, так и от третьего лица, а также в форме несобственно-прямой внутренней речи.

Детали пейзажа очень часто имеют психологический смысл, например: «В весеннем снегу таились глубокие синие тени, похожие издалека на лужицы, и вообще погода стояла райская. Ни с чем она не желала считаться. Ни с войной, ни со смертью, которая настигала чьего-то отца в этот самый миг, ни с маленькой Машкой, которая вот идет по солнечному свету, а вовсе и не видит его, будто ослепла». Часто описания имеют форму косвенного психологического изображения, когда душевное состояние героя не описывается прямо, а как бы «передается» окружающей его природе, причем часто этот прием сопровождается психологическим параллелизмом или сравнением: «Мы медленно шли по апрельской улице, с карнизов свисали бугристые сосульки, солнце шпарило прямо в глаза, заставляя жмуриться. На деревьях чирикали одинокие воробьи – война и воробьев не пощадила, ударила по веселому птичьему племени, будто даже простого, но радостного чириканья не терпела, ударила по воробьиному народцу страшенными морозами, и я сам видел, как на дороге лежали оледеневшие пуховые шарики, и бескормицей, ясное дело, ударила война – какая еда, какие крошки для воробьев, коли люди за каждой крошкой бросались?».

Почему Вадик и Маша не стали друзьями Коле? Горе сделало Вадика и Марусю очень взрослыми. Коля не мог подняться до полного осознания их беды и горя: «Не вышла дружба у меня с Вадиком и Марьей, вышло знакомство. То ли я был слишком послушным тогда, то ли слишком слабым, то ли привык жить в таком коконе, какой сплели вокруг меня мама и бабушка, а я дрогнул духом. Впрочем, может, была другая причина, что мы не стали друзьями,– время».

Альберт Лиханов назвал повесть “Последние холода», потому что в природе приходит конец зиме, а в книге – конец войне.

В последних строках повести звучит призыв: «Да, войны кончаются рано или поздно. Но голодуха отступает медленнее, чем враг. И слезы долго не высыхают…. Мы-то это помним. Не забыли бы вы, новые люди. Не забудьте!».

Анатолий Алексин и Альбер Лиханов – известные русские писатели, чьи книги пользуются любовью у юных и взрослых читателей, создали ряд замечательных произведений о военном детстве.

Военная тема в их творчестве приобретает особую значимость и органичность, потому что воплотила в себе представления авторов о жизненных ценностях, о чести, долге, подвиге, о человеческом достоинстве. Произведения о военном детстве созданы писателями на жизненной основе — памяти о своём детстве. В них авторы передают ощущение пережитого в годы Великой Отечественной войны. В своих повестях они показывают людей такими, какие они были в жизни, с их достоинствами и недостатками, с их душевной теплотой и глухим равнодушием к чужим бедам.





Похожие работы:

«У АСТАХОВА Яна Алексеевна ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЯ В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Специальность 10.02.01 Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва-2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» на кафедре русского языка Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» ГРЯЗНОВА Анна Тихоновна Официальные...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ ПОЛИТИКА 31 УДК 327(510+540) ББК 66.4(5Кит+5Инд) Волхонский Борис Михайлович*, начальник сектора Азии Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ, кандидат филологических наук. Индийский океан как арена геополитического соперничества Китая и Индии Начало XXI в. характеризуется масштабными сдвигами во всей системе международных отношений, в которой всё возрастающее значение стали играть регионы, ранее не находившиеся в центре глобальной геополитики. Одним из них в последние годы становится...»

«ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ В МГИМО СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ № 53 (68) МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИД РОССИИ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ В МГИМО СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ № 53 (68) Издательство «МГИМО-Университет» УДК ББК Ф Печатается по решению Ученого совета Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России Редакционная коллегия: к. п. н., проф. Г. И. Гладков (отв. ред.) д. ф. н., проф. Л. Г. Веденина к. ф. н., Е. Л. Гладкова...»

«A C T A U N I V E R S I T AT I S L O D Z I E N S I S FOLIA LITTERARIA ROSSICA 8, 2015 НАТАЛЬЯ ВЕРШИНИНА Псковский государственный университет Филологический факультет Кафедра литературы 180000 Псков ул. Некрасова, 24 ПОЗИТИВИЗМ В КОНТЕКСТЕ 1850–1880-Х ГОДОВ (НА ПРИМЕРЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А. Н. ЯХОНТОВА) POSITIVISM IN THE CONTEXT OF THE 1850–1880S (ON THE EXAMPLE OF ALEKSANDR YAKHONTOV’S LITERARY AND SOCIAL ACTIVITIES) В статье впервые, с опорой на фундаментальное...»

«Альдона Борковска Облик современной польской литературоведческой русистики В начале 50-ых годов минувшего века, когда освобожденная от немецких оккупантов Польша оказалась в сфере русского влияния, были образованы и начали вести активную научную деятельность кафедры русской филологии в польских университетах. Однако интерес поляков к культуре и языку восточного соседа появлялся задолго до этого. Правда, отношения между Польшей и Россией никогда не были простыми и далеко не всегда дружелюбными....»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Институт филологии и межкультурной коммуникации Кафедра русского языка и методики преподавания Жолобов Олег Феофанович Старославянский язык Краткий конспект лекций Казань 2014 Направление: 44.03.05. Педагогическое образование (с двумя профилями подготовки). Учебный план: Русский язык и иностранный (английский язык) очное, 2014. Дисциплина: «Старославянский язык» (бакалавриат, 1 курс, очное обучение)....»

«У АСТАХОВА Яна Алексеевна ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЯ В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА Специальность 10.02.01 Русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва-2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» на кафедре русского языка Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Московский педагогический государственный университет» ГРЯЗНОВА Анна Тихоновна Официальные...»

«Лингвистическое заключение Доктор филологических наук, доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН Галяшина Е.И. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ город Москва 12 января 2015 года Лингвистическое заключение составлено на основании запроса от 05 января 2015 года доктора юридических наук, профессора адвоката Айвар Людмилы Константиновны представителя (по доверенности) Трунова Игоря Леонидовича. Запрос составлен на имя доктора филологических наук, доктора юридических наук, профессора, академика...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Институт филологии и межкультурной коммуникации отделение русской и зарубежной филологии кафедра прикладной лингвистики Бастриков А.В., Бастрикова Е.М. Русский язык и культура речи (для студентов направления «Лингвистика» ИМОИВ) Конспект лекций Казань – 2014 Институт международных отношений, истории и востоковедения Направление подготовки: 45.03.02 – Лингвистика (бакалавриат, 1 курс, очное обучение)...»

«ЛИСТ СОГЛАСОВАНИЯ от 15.06.2015 Рег. номер: 2348-1 (09.06.2015) Дисциплина: Логика Учебный план: 42.03.02 Журналистика/5 лет ОЗО; 42.03.02 Журналистика/4 года ОДО Вид УМК: Электронное издание Инициатор: Пупышева Ирина Николаевна Автор: Пупышева Ирина Николаевна Кафедра: Кафедра философии УМК: Институт филологии и журналистики Дата заседания 10.02.2015 УМК: Протокол 5 заседания УМК: Дата Дата Результат Согласующие ФИО Комментарии получения согласования согласования Зав. кафедрой Щербинин...»

«Андрей ПУЧКОВ «ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ САМОДОВЛЕЮЩЕЙ НАУКИ» Киевлянин Адольф Сонни и российская классическая филология In memoriam Валерия Ивановича Козыренко, доброго книжника и щедрого коллекционера († 30 мая 2010 года) Классическая филология в России на протяжении почти полувека была не только державно навязанной обществу, но и наукой самодовлеющей. Знание древних языков, конечно, обогащает человека, позволяет читать древний текст в оригинале, блеснуть приведенной к месту латинской апофегмой, заставив...»

«Корнилов Н.В. © Доцент, кандидат филологических наук, кафедра журналистики, рекламы и связей с общественностью, Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых ЛОГИЧЕСКИЕ ИДЕИ СТОИКОВ И СОВРЕМЕННАЯ СИНТАКСИЧЕСКАЯ НАУКА Аннотация В статье предпринимается попытка представить логико-грамматическое учение стоиков, судить о котором, к большому сожалению, мы можем лишь гипотетически, поскольку до нас дошли лишь фрагменты из логических трудов...»

«Курилова Самона Николаевна КЛАССИФИКАЦИЯ РУССКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В ТУНДРОВОМ ЮКАГИРСКОМ ЯЗЫКЕ: ТЕМАТИЧЕСКАЯ ГРУППА КУХНЯ Язык тундровых юкагиров испытывал влияние соседних и пришлых народов главным образом эвенского, якутского и русского в течение нескольких сотен лет. Многие иноязычные слова стали частью лексикона юкагирского языка, что главным образом связано с необходимостью обозначения новых реалий для юкагиров. Статья посвящена русским лексическим заимствованиям в тундровом...»

«1. Джапуа Зураб Джотович – директор Центра нартоведенияи 1. З.Д.Джапуа (Сухум) – д.филол.н., полевой фольклористики Абхазского государственного университета, главный научный сотрудник Абхазского института президент АбхАН гуманитарных исследований им. Д.И. Гулиа АН Абхазии, профессор кафедры абхазской литературы АГУ, доктор филологических наук, профессор, академик АН Абхазии. Родился в Абхазии (в с. Тхина Очамчирского района) 5 июля 1960 г. Женат, имеет дочь. Образование, научная степень, ученое...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» МАГИСТЕРСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Сборник научных статей Иркутск ИГЛУ УДК 8 ББК 81.0 M17 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного лингвистического университета М17 МАГИСТЕРСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ [Текст]: сб. науч. ст. – Иркутск: ИГЛУ, 2014. – 493 с. ISBN 978-5-88267-395-5...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ФИЛОЛОГИИ И МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Сборник научных статей Гомель ГГУ им. Ф. Скорины УДК 811.13 : 811.11 [37.091.3 : 81‘243] Теоретические и практические аспекты романо-германской филологии и методики преподавания иностранных языков : сборник научных статей / М-во образования РБ, Гом. гос. ун-т...»

«Л. В. Московкин Т. И. Капитонова Методика обучения русскому языку как иностранному на этапе предвузовской подготовки Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10740600 Методика обучения русскому языку как иностранному на этапе предвузовской подготовки: Златоуст; СПб.; 2015 ISBN 978-5-86547-895-9 Аннотация В книге содержится описание основных компонентов системы обучения русскому языку как иностранному на этапе предвузовской подготовки: целей, принципов, содержания, методов,...»

«Б. В. Варнеке СТАРЫЕ ФИЛОЛОГИ1 На старости я сызнова живу. Минувшее проходит предо мною – Давно ль оно неслось? Пимен у Пушкина2 а седьмом десятке3 самое подходящее занятие – подводить итоги уходящей Н жизни. Занимаясь этим и в бессонные ночи, и днем, греясь на солнце, постоянно прихожу к выводу, что должен считать себя очень счастливым человеком: не потому, чтобы судьба избавила от ударов и испытаний, – наоборот, я перенес их немало, – а потому, что мне выпало на долю великое и редкое счастье...»

«Образование и наука. 2015. № 5 (124) СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ УДК 378 Е. В. Калачинская Калачинская Елена Викторовна кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, Владивосток (РФ). Е-mail: elena.kalachinskaya@vvsu.ru ТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНТОВ РЕГИОНАЛЬНОГО ВУЗА: ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ И МЕТОДЫ РАЗВИТИЯ Аннотация. Цель статьи – определить качество и уровень толерантности в студенческой среде и обобщить педагогический...»

«Учебный план 2015-2016 учебный год Начальное общее образование 1е классы Предметные области Учебные предметы 1а 1б 1в Обучение письму Филология 555Русский язык -5 -5 -5 Обучение чтению 444Литературное чтение -4 -4 -4 Иностранный язык 0 0 0 Математика Математика 4 4 4 и информатика Окружающий мир Обществознание 2 2 2 и естествознание Музыка Искусство 1 1 1 Изобразительное 1 1 1 искусство Технология Технология 1 1 1 Физическая культура Физическая культура 3 3 3 Обязательная нагрузка при 5-ти...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.