WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


«ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЗОР Распад СССР в начале 1990-х гг. привел к возникновению целого ряда весьма разнородных в ...»

Борисенко А.И.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ

ПРОСТРАНСТВЕ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБЗОР

Распад СССР в начале 1990-х гг. привел к возникновению целого ряда

весьма разнородных в социально-экономическом отношении регионов, которые

часто объединяются под общим названием «постсоветское пространство». Этот

термин, однако, носит очень широкий и ретроспективный характер, помещая возникшие на месте Советского Союза страны в контекст, связанный больше с событиями прошлого, чем с их настоящим положением. Само по себе постсоветское пространство не имеет сейчас какого-то стержневого элемента, обеспечивающего общность всех стран бывшего СССР, и по этой причине целесообразнее говорить о постсоветском пространстве как о ряде регионов, имеющих общее прошлое, но различные векторы развития.

Тем не менее, можно согласиться с тем, что большая часть стран постсоветского пространства сталкивается с похожими вызовами в ряде аспектов своего развития. Один из подобных вызовов – проблема оттока квалифицированных специалистов в зарубежные страны. Эти процессы начали разворачиваться еще в конце 1980-х гг., когда Советский Союз ослабил правила выезда для своих граждан, а пик их пришелся, на 1990-е гг., когда исчезновение единого социально-экономического пространства привело к разрыву многих научных сообществ, а независимые государства, возникшие после распада СССР, оказались перед лицом серьезных экономических проблем, поставивших научнотехническую и образовательную отрасли на грань выживания.

В настоящей статье рассматриваются проблемы интеллектуальной миграции на постсоветском пространстве, в особенности в странах Содружества Независимых Государств (СНГ) за период с начала 1990-х по конец 2000-х гг. В центре внимания находятся не отдельные страны, но регионы, объединенные по Исследование выполнено при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 12-03-00397 «Механизмы взаимодействия и регулирования научной диаспоры:

российский и зарубежный опыт».

ряду общих признаков (географических и историко-культурных), что позволит провести более широкий анализ тех особенностей интеллектуальной миграции, которые характерны как для конкретного государства, так и для региона в целом.

Условно постсоветское пространство можно разделить на четыре региона, каждый из которых имеет свои особенности в научно-технической сфере вообще и феномене интеллектуальной миграции в частности. Данная статья не претендует на возможно более полный их всех; ее целью является скорее выявление общих и особенных черт и проведение ряда сопоставлений между ними.

Первый регион, который является также и наиболее заметным, можно обозначить как «восточноевропейский» - в него входят такие страны как Россия, Украина и Беларусь. В рамках СССР эти страны, особенно Россия, обладали наиболее развитой научно-технической сферой и образовательной системой, и на момент распада Советского Союза именно в них был сосредоточен наибольший с точки зрения науки человеческий потенциал.

Второй регион, граничащий с первым, состоит из трех прибалтийских стран

– Латвии, Литвы и Эстонии, которые после выхода из СССР отказались присоединяться к СНГ и твердо взяли курс на интеграцию с Европейским Сообществом.

Третий регион, расположенный у южных границ России, составляют три кавказских страны – Грузия, Армения и Азербайджан. Страны этого региона имели много общего в 1990-е гг., однако в 2000-е гг. траектории их развития начали серьезно расходиться, что сказалось и на специфике интеллектуальной миграции в каждом из кавказских государств.

Четвертый регион включает в себя страны Центральной Азии – Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и Туркменистан. Некоторые государства этого региона в советский период занимали важное место в научной системе СССР, однако их собственного потенциала оказалось недостаточно, чтобы поддерживать свои прошлые позиции (за исключением, возможно, Казахстана).

В настоящей статье основное внимание уделено странам первого и третьего регионов, что объясняется несколькими причинами. Во-первых, несмотря на целый ряд кризисов и потрясений, научно-технический потенциал России и двух ее западных соседей остается значимым не только на региональном, но и – особенно в российском случае – на мировом уровне. Во-вторых, страны Кавказа представляют собой хороший пример трех различных ситуаций в сфере интеллектуальной миграции, причем возникших из примерно одинаковых стартовых позиций.

Втретьих, страны Прибалтики в настоящее время не вполне целесообразно рассматривать в контексте постсоветского пространства, поскольку они с середины 2000-х гг. являются составной частью уже совершенно иной – наднациональной – организации (Европейского Союза) и картина интеллектуальной миграции в них тесно связана с общеевропейскими (а не постсоветскими) тенденциями, что выводит прибалтийские республики из центра внимания данной статьи. Тем мне менее, проблематика Прибалтийского региона еще получит разработку в рамках настоящего проекта. В-четвертых, человеческий потенциал стран Центральной Азии в области науки и образования сравнительно невелик, а статистика по нему практически недоступна.

Таким образом, настоящая статья сконцентрирована на изучении прежде всего двух регионов постсоветского пространства, каждый из которых состоит из трех стран: России, Украины и Беларуси в первом случае, Грузии, Армении и Азербайджана во втором.

*** Проблемы вовлеченности России в процессии интеллектуальной миграции получили наибольшую разработку в литературе в сравнении с другими странами постсоветского пространства. Особенно существенный вклад был внесен в исследования данной темы в середине – конце 2000-х гг., когда необходимость налаживания контактов с работающими за рубежом учеными российского происхождения стала позиционироваться правительством как один из приоритетов развития отечественной науки2.

См. например: Попов Д.С., Творогова С.В., Федюкин И.И., Фрумин И.Д. Российская диаспора в области социальных и экономических наук: проблемы и перспективы сотрудничества // Мир России. 2011. № 1; Семёнов Е. В., Чечёнкина Т. В. Страны БРИК в глобальной циркуляции научных кадров // Альманах «Наука, инновации, образование», Выпуск 9; Аллахвердян А. Г., Аллахвердян В.

А. Эмиграционные настроения российских ученых и студентов // Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. М.: Логос, 2005; Борисов В.В. Патриоты научной диаспоры // Отечественные записки. М., 2002. № 37(8); Егерев С.В. Новая российская научная диаспора: итоги Тем не менее, даже сейчас не существует абсолютно полной статистики о масштабах эмиграции высококвалифицированных специалистов из России в 1990х гг. Имеются лишь данные, позволяющие утверждать, что численность активной российской научной диаспоры к настоящему времени составляет более 30 тысяч человек3. При этом нужно учитывать, что далеко не все специалисты, покинувшие Россию, смогли в последствии найти работу по специальности – т.е.

реальные потери страны значительно больше указанной цифры.

Пики эмиграции российских ученых приходятся на начало 1990-х, когда распался Советский Союз и конец 1990 – начало 2000-х, когда страна столкнулась с последствиями особенно острого экономического кризиса. Новое пристанище бывшие соотечественники находили в самых разных странах мира, в первую очередь – США, Германии, Канаде и Израиле.

Несмотря на очевидные отрицательные стороны феномена оттока квалифицированных специалистов за рубеж, необходимо помнить, что он является частью объективного процесса глобализации рынка интеллектуального труда, с которым в той или иной форме сталкивается большинство стран мира. В этой связи представляется необходимым думать в первую очередь не о том, как остановить данный процесс (это практически невозможно), а работать над извлечением из него максимальной выгоды. На взаимодействии с работающими за рубежом учеными сегодня строятся стратегии развития научно-технического комплекса большинства развивающихся стран, таких как Китай, Индия, ЮАР и др.

Постановка задач, связанных с необходимостью ответа на вызовы, которые ставит перед Россией интеллектуальная миграция, существенно эволюционировала за последние десятилетия. В начале-середине 90-х гг. главной идеей правительства в этой сфере было сдерживание процесса «утечки умов» за счет общего улучшения ситуации в науке, поощрения международного сотрудничества, однако тогда на реализацию подобной программы просто не было средств.

Поворот стратегии от удержания и попыток примитивно понимаемого физического возвращения ученых к концепции взаимовыгодного сотрудничества 15 лет // Актуальные аспекты истории и современности русского зарубежья: параллели и антитезы.

М., 2007.

См. подробнее: Егерев С.В. Указ. соч.

наметился в на рубеже ХХ-XXI веков. В настоящее время в рамках реализации Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы» действует мероприятие «Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей». Ежегодно на конкурсной основе отбирается порядка 100 двухлетних проектов с финансированием около 2 млн. рублей в год. Руководители таких проектов, являясь, как правило, представителями российской диаспоры, должны проводить не менее 2 месяцев в году в России. Интересно, что по сравнению с началом действия мероприятия, сейчас значительно выросло число заявок, предполагающих участие российских ученых, проживающих в странах СНГ.

Подобные инициативы ведут к резкому увеличению российского индекса международного сотрудничества. За последние годы выявилась позитивная динамика увеличения числа международных договоров российских научных организаций, заключенных при посредничестве диаспоры. Федеральные власти сегодня активно взаимодействуют с землячествами и профессиональными объединениями. Министерство образования и науки Российской Федерации и Международная ассоциация русскоговорящих ученых решили объединить свои усилия с целью сближения российского научного и образовательного сообществ и ученых-соотечественников, работающих и проживающих за рубежом. В последние годы федеральные и региональные власти также активно поддерживают форумы соотечественников и принимают в них участие на представительном уровне.

В случае с Украиной доступны гораздо более точные статистические данные о масштабах интеллектуальной миграции. Трудно сказать, связано ли это в первую очередь с более сложными правилами миграционного контроля, меньшим населением или большей информационной открытостью соответствующих служб.

Как и Россия, в глобальной миграционной системе Украина играет роль как страны происхождения, так и страны прибытия мигрантов. Тем не менее, в отношении высококвалифицированных специалистов «сальдо» оказывается явно отрицательным.

Согласно имеющимся данным, за 17 лет с обретения независимости в 1991 г. и до начала экономического кризиса 2008 г. Украину покинуло 626 докторов наук. Учет выезжающих из страны на постоянное место жительство кандидатов наук ведется только с 1996г.: за период с 1996-2008 гг. в другие государства уехали 1212 ученых с кандидатской степенью4.

При этом интересно отметить факт, что численность ученых, задействованных в экономике Украины, практически не изменялось в этот период, за исключением нескольких конкретных годов. Исходя из этого, напрашиваются две гипотезы: с одной стороны, этот феномен может объясняться тем, что Украину покидали, в первую очередь, специалисты, которым не удалось найти работу по специальности на родине; второе возможное объяснение – практически мгновенное заполнение рабочих мест, освобождающихся после эмиграции работавших в стране ученых, из своеобразного «пула» специалистов, ждущих появление свободной позиции. Отметим, что второй вариант таит в себе значительно больше опасностей для потенциала национальной науки, т.к. в этом случае в нее могли оказаться вовлечены люди, чья квалификация ранее рассматривалась как недостаточная. Как бы то ни было, исходя из имеющихся данных, проверить эти гипотезы не представляется возможным.

На протяжении рассматриваемого периода можно отметить постепенное уменьшение масштабов выезда квалифицированных специалистов из Украины, с отдельными краткосрочными «пиками» эмиграции, обычно приходящимися на годы экономических потрясений. В целом это объясняется исчерпанием эмиграционного потенциала ученых, получивших степени в советское время.

Так же как и в России, в украинских правительственных кругах с начала 2000-х гг. процессы интеллектуальной миграции перестают восприниматься исключительно как «утечка умов». В политическом дискурсе начинают появляться такие понятия как «глобальная циркуляция кадров», «обмен умов» и т.д.

Возникают предложения по организации и активизации взаимовыгодного Майданик И.П. Интеллектуальная миграция в Украине в контексте международного научного сотрудничества // Электронная версия бюллетеня Население и общество № 405-406, январь 2010.

http://demoscope.ru/weekly/2010/0405/analit06.php 5 Троян В. Українські вчені за кордоном: «відплив умів» чи збагачення? // Всесвіт. – 2003. – №3.–4.

– С. 133.

международного научного сотрудничества с привлечением представителей украинской диаспоры.

Все большее распространение приобретает временный отъезд украинских ученых в зарубежные научные центры и университеты для проведения исследований, повышения квалификации или даже преподавания6. Таким образом, можно говорить о постепенном встраивании Украины в современный глобализированный рынок высококвалифицированных специалистов.

В Республике Беларусь ситуация с интеллектуальной миграцией осложняется тем, что, в отличие от России и Украины, здесь она бывает обусловлена не только социально-экономическими, но и политическими факторами. Если ученого, уехавшего за рубеж в поисках лучших условий для жизни и работы, сравнительно легко привлечь к сотрудничеству или даже вернуть, обеспечив ему соответствующие условия на родине, то в случае с людьми, в чьей мотивации отъезда играло роль недовольство властями, все оказывается несколько сложнее.

Белорусские иммиграционные службы предоставляют весьма подробную статистику о структуре внешней интеллектуальной миграции. Суммарная численность эмигрантов – ученых и преподавателей вузов за период 1996—2006 гг.

составила 767 человек (из них 52 доктора наук, 295 кандидатов наук)7. Таким образом, в среднем в указанный период Беларусь ежегодно теряла более 70 научных работников, среди которых были 5 докторов наук, 27 кандидатов и 3 работников без ученой степени. Доля эмигрантов от общего количества людей, задействованных в научной сфере Беларуси, ничтожно мала и составляет менее 0,1%. Кроме того, отмечается тенденция к еще большему сокращению этого оттока.

Основным направлением интеллектуальной миграции из Беларуси, в силу общей культурной близости, языковых особенностей и открытой границы, является Титаренко О.А., Ковалев А.А. Наука и интеллектуальная миграция как компоненты интеллекта общества: украинские реалии.

http://zinoviev.in.ua/?p=72 Артюхин М. И. Основные тенденции развития внешней интеллектуальной миграции в Республике Беларусь // Беларусь и Россия: социальная сфера и социокультурная динамика: Сб. науч. тр. / Под общ. ред. О. В. Пролесковского, Г. В. Осипова. - Мн.: ИАЦ, 2008.

Россия. В 2001 г. она приняла 35,7% белорусских ученых, в 2006 – уже 42,4%8.

Важную роль в качестве реципиентов в этом процессе также играют Германия (17,1% и 15,3% соответственно), Израиль (21,4% и 8,5%) и США (8,6% и 11,9%).

При этом опросы показывают, что эмиграционный потенциал молодого поколения белорусов значительно выше, чем у более зрелых ученых.

Несмотря на сравнительно незначительные объемы оттока специалистов, правительство Беларуси уделяет процессам интеллектуальной миграции большое внимание. В настоящее время осуществляются Национальная программа демографической безопасности Республики Беларусь на 2011-2015 годы и Мероприятия по внешней миграции в интересах Республики Беларусь. Среди этих мероприятий упоминается «Создание социально-экономических и правовых условий для закрепления в стране лиц, составляющих научно-технический, интеллектуальный и творческий потенциал белорусского общества, и возвращения на родину высококвалифицированных специалистов и ученыхсоотечественников»9.

По заданию Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь Белорусским институтом системного анализа и информационного обеспечения научно-технической сферы, при участии сотрудников Центра мониторинга миграции научных и научно-педагогических кадров Института социологии НАН Беларуси реализуется проект «Анализ возможностей и разработка комплекса мер и механизмов для развития международного научнотехнического и инновационного сотрудничества с участием научных работников – выходцев из Беларуси, работающих за рубежом».

Действует Национальный научно-технический портал Республики Беларусь10, предлагающий актуальную информацию о целях, задачах, содержании и практических мерах по реализации государственной научно-технической и инновационной политики страны. Он позиционируется как виртуальное место

–  –  –

Указ Президента Республики Беларусь от 11 августа 2011 г. № 357 «Об утверждении Национальной программы демографической безопасности Республики Беларусь на 2011–20 годы».

http://www.scienceportal.org.by встречи ученых-соотечественников, работающих в Беларуси и за ее пределами, для обмена идеями и опытом по развитию сотрудничества с диаспорой.

Также в рамках портала предпринимается попытка создать базу данных «Белорусские ученые за рубежом». Сейчас в ней содержатся сведения об около 500 белорусских ученых, длительно работающих за границей, и выходцах из Беларуси, осуществляющих научную деятельность за рубежом. По заявлениям создателей портала, около трети из них активно сотрудничают с белорусской наукой. Следует отметить, что создание подобных ресурсов является широко распространенной практикой в странах, сталкивающихся с проблемой оттока высококвалифицированных специалистов. Однако эффективность подобных начинаний, как правило, сравнительно невысока.

*** В настоящей статье под термином «Кавказ» подразумеваются три географически близких страны: Грузия, Армения и Азербайджан, каждая из которых в прошлом была частью Советского Союза, и за счет этого имела некоторые общие с соседями по региону черты, выходящие за рамки чисто географических или культурных. После распада СССР в 1991 г., однако, каждая из трех рассматриваемых стран пережила серьезные трансформации, прежде всего – в политической и экономической сферах. Эти преобразования, естественно, не могли не затронуть и научно-техническую отрасль, причем воздействие происходящих перемен на нее было в целом схожим во всех трех государствах, но реакция на эти перемены отличалась, что стало особенно заметным в 2000-е гг.

Наиболее интересен в этом отношении грузинский опыт. В течение 1990-х гг. в Грузии шли интенсивные реформы экономики, связанные с переходом от административно-командной системы к рыночной. Одним из следствий этого перехода стало резкое падение заработной платы в научно-техническом и образовательном секторе, сопровождающееся потерей престижа для профессий ученого и преподавателя. Все это повлекло за собой значительный отток населения (в том числе – квалифицированных специалистов) в 1990-е гг. При этом среди эмигрантов доля имеющих высшее образование намного превышает их долю во всем населении Грузии. Например, по состоянию на 2002 г., лица с высшим образованием составляли 42% в числе трудовых эмигрантов (т.е. лиц, имеющих работу за рубежом), а среди занятого в Грузии населения – лишь 26,2%.

В 2000-е гг., после прихода к власти М. Саакашвили, наметилась обратная тенденция: квалифицированные специалисты возвращались в Грузию из стран эмиграции, причем в больших количествах. Так, например, в 2009 г. среди вернувшихся в Тбилиси лица с высшим образованием составляли 85%, а в 2011 г.

среди вернувшихся в большие города Грузии – Кутаиси и Рустави – 53%11.

Специфика интеллектуальной миграции также претерпела некоторые изменения за последние 20 лет. Если в 1990-е гг. основным центром притяжения квалифицированных специалистов из Грузии была Россия, то в течение 2000-х гг.

произошел сдвиг предпочтений в пользу стран Европейского Союза (прежде всего Франции и Италии). Насколько можно судить, последняя тенденция связана с наличием в ряде государств ЕС разветвленной диаспоральной сети, которая помогает эмигрантам в трудоустройстве и социальной интеграции. Тем не менее, одной из наиболее примечательных особенностей грузинской интеллектуальной миграции является деквалификация, т.е. переход к работе не по специальности в стране эмиграции, даже если эмигрант обладает высшим образованием и имеет соответствующий опыт работы.

Доля тех, кто имеет высшее образование и работает по приобретенной за годы обучения специальности невысока, и в среднем составляет около 10-12% в наиболее успешных с точки зрения группах (педагоги, врачи, инженеры и экономисты). При этом доля лиц с высшим образованием, заняты на низкоквалифицированных позициях (таких как сиделка или официант) в тех же группах весьма значительна (от 23 до почти 38% в зависимости от базовой квалификации)12.

Только к середине 2000-х гг. проблема оттока человеческих ресурсов была признана не просто существующей, но серьезной и требующей активных действий, Статистика представлена в: М. Тухашвили, М. Шелия. Влияние трудовой эмиграции на демоэкономическое развитие Грузии в постсоветском периоде. Научно-исследовательский отчет 2012/11. КАРИМ Восток – Консорциум прикладных исследований по международной миграции, 2012 – с. 15.

Labour Migration from Georgia 2003.http://iom.ge/pdf/lab_migr_from_georgia2003 .pdf

и новое грузинское правительство начало утверждать различные меры и программы по реинтеграции желающих возвратиться в Грузию эмигрантов.

Несмотря на это, 55% вернувшихся на родину грузинских эмигрантов все еще не имеют работы13. Таким образом, можно говорить о том, что грузинская тенденция в миграции квалифицированных специалистов за 20 постсоветских лет пережила два заметных разворота: от России к ЕС, и от отъезда к возвращению. Что, однако, оставляет не вполне решенными ряд серьезных вызовов для грузинского правительства в обозримом будущем.

Общая картина интеллектуальной миграции в Армении заметно контрастирует с грузинским опытом, при том, что в 1990-е гг. миграционная тенденция для квалифицированных специалистов была аналогична той, что происходила в Грузии: подавляющее большинство образованных мигрантов перебиралось в Россию. И, в отличие от Грузии, эта же тенденция сохранялась и в 2000-е гг.

Здесь отметим, что в Армении активные миграционные процессы начались еще в конце 1980-х гг., и носили характер отчасти вынужденный. Так, землетрясения конца 1980-х гг. привели к всплеску миграционной активности:

люди перебирались из районов бедствия в крупные города СССР, такие как Москва, Киев и Ленинград. На этот процесс наложился новый миграционный поток, возникший всего через несколько лет, в 1991-1993 гг., когда на фоне распада СССР и активизации конфликта в Нагорном Карабахе поднялась еще одна волна эмиграции. Именно в этом потоке, как отмечают исследователи, были «специалисты высокой квалификации, стремившиеся найти работу в “дальнем зарубежье” или заняться предпринимательством в “ближнем зарубежье”, а также оказавшиеся в социально-дискомфортной ситуации представители бывшей номенклатуры (утечка мозгов и капитала), а также русскоязычное население...»14.

К сожалению, вплоть до начала 2000-х гг. крайне сложно составить цельное представление о миграционных процессах в количественном измерении, что Данные на 2010-2011 гг. Приведены в: М. Тухашвили, М. Шелия. Указ. соч. С. 19.

См. Еганян Р., Давтян Л. Оценка внешней миграционной ситуации в Республике Армения.

Сборник материалов Международного семинара "Демография Армении на стыке тысячелетий" (Дилижанские чтения 2000). UNFPA, Ереван, 2001, сc. 30-37.

вызвано рассредоточенностью данных и неполнотой большинства статистических исследований, однако некоторое представление об оттоке квалифицированных составить все же можно (см. рис. 1).

Рисунок 1. Уровень эмиграции квалифицированных специалистов из Армении в 1990-е гг.

(% в общей численности) 15.

О характере занятости эмигрантов в странах въезда определенное представление дают сведения о том, что только 1 из 10 возвращающихся трудовых мигрантов (приблизительно 11%) был занят требующей высокой или средней квалификации работой по специальности. Что же касается подавляющего большинства, то они, как правило, были рабочими в различных сферах, прежде всего в строительстве. В течение 2000-х гг. отток лиц с высшим образованием продолжился, причем происходил он по тем же, что и раньше, причинам – в первую очередь, из-за экономической нестабильности в стране и отсутствия перспектив трудоустройства. Вместе с тем, экономические последствия миграции остаются неоднозначными, и требуют отдельного исследования.

Основная проблема с оценкой экономического аспекта миграции квалифицированных специалистов состоит в том, что имеющиеся данные собираются различными организациями (как государственными, так и частными) в различных контекстах, часто никак не связанных между собой. По этой причине 15 Еганян Р., Шахназарян Н. Трудовая миграция из Армении (обзор литературы). Ереван, 2005. – с.

42.

цельной картины воздействия интеллектуальных мигрантов на армянскую экономику в определенном смысле еще не существует: спектр мнений чрезвычайно широк – в то время как одни авторы утверждают, что отток профессионалов ведет к своего рода депопуляции страны и потере рабочих мест, другие указывают на огромный потенциал диаспоры в экономическом отношении (имея в виду, прежде всего, объем переводимых мигрантами в Армению средств – по оценке армянского Центрального банка, объем ежегодных финансовых трансфертов мигрантов оставшимся на родине родственникам достигает значительных размеров – более 500 миллионов долларов США), указывая, что есть и перспективы использования интеллектуальной диаспоры для развития научно-технической и образовательной сфер16. Но в настоящее время этот потенциал остается нереализованным, и будет ли он в полной мере использован – вопрос открытый.

Азербайджанский пример развития тенденций интеллектуальной миграции находится в своего рода промежуточном положении между опытом Грузии и Армении: с одной стороны, азербайджанские квалифицированные профессионалы имеют в качестве центра притяжения не только Россию, но и Турцию (государство, близкое им в лингвистическом и культурном отношениях), а также Иран (где проживает значительное азербайджанское меньшинство), что существенно меняет контекст миграции, с другой – потенциал квалифицированных мигрантов из Азербайджана остается в значительной мере невостребованным на родине.

Как и Армения, Азербайджан включился в активные миграционные процессы в конце 1980-х гг., в заключительный период существования СССР, когда нагорно-карабахский конфликт привел к оттоку населения в РСФР и другие советские республики. Но характерным является тот факт, что подавляющее большинство азербайджанских мигрантов, направляющихся в соседние страны на протяжении 1990-х и первой половины 2000-х гг. не находило себе работы по специальности и (даже имея высшее образование с опытом работы) было вынуждено работать на не требующих высокой квалификации должностях.

Некоторые изменения в этих тенденциях стали заметны в середине – второй половине 2000-х гг., когда в прессе Азербайджана регулярно начали публиковаться

Там же, С. 78.

объявления разного рода иммиграционных служб, агентств и фирм, которые рекламируют всевозможные формы трудоустройства за пределами страны. В соответствии с этими объявлениями, гражданам Азербайджана в возрасте 25-45 лет предлагались заманчивые предложения поработать в западных странах. В основном приглашались программисты, компьютерные специалисты, инженеры и техники, которым гарантировалась в среднем зарплата в 30-40 тысяч долларов в год, а также возможность со временем получить гражданство17.

Если же говорить в целом, то приходится констатировать, что доля квалифицированных специалистов, востребованных за рубежом, в азербайджанской миграции незначительна, и большого интереса эта тема у исследователей не вызывает.

Литература

1. Аллахвердян А. Г., Аллахвердян В. А. Эмиграционные настроения российских ученых и студентов // Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. М.: Логос, 2005.

2. Артюхин М. И. Основные тенденции развития внешней интеллектуальной миграции в Республике Беларусь // Беларусь и Россия: социальная сфера и социокультурная динамика: Сб. науч. тр. / Под общ. ред. О. В.

Пролесковского, Г. В. Осипова. - Мн.: ИАЦ, 2008.

3. Борисов В.В. Патриоты научной диаспоры // Отечественные записки. М., 2002. № 37(8).

4. Еганян Р., Давтян Л. Оценка внешней миграционной ситуации в Республике Армения. Сборник материалов Международного семинара "Демография Армении на стыке тысячелетий" (Дилижанские чтения 2000). UNFPA, Ереван, 2001.

5. Еганян Р., Шахназарян Н. Трудовая миграция из Армении (обзор литературы). Ереван, 2005.

6. Егерев С.В. Новая российская научная диаспора: итоги 15 лет // Актуальные аспекты истории и современности русского зарубежья: параллели и антитезы.

7. Майданик И.П. Интеллектуальная миграция в Украине в контексте международного научного сотрудничества // Электронная версия бюллетеня Население и общество № 405-406, январь 2010.

http://migrocenter.ru/publ/trud_m/06.php

8. Попов Д.С., Творогова С.В., Федюкин И.И., Фрумин И.Д. Российская диаспора в области социальных и экономических наук: проблемы и перспективы сотрудничества // Мир России. 2011. № 1.

9. Семёнов Е. В., Чечёнкина Т. В. Страны БРИК в глобальной циркуляции научных кадров // Альманах «Наука, инновации, образование», Выпуск 9.

10. Титаренко О.А., Ковалев А.А. Наука и интеллектуальная миграция как компоненты интеллекта общества: украинские реалии.

11. Троян В. Українські вчені за кордоном: «відплив умів» чи збагачення? // Всесвіт. – 2003. – №3.–4.

12. Тухашвили М., Шелия М. Влияние трудовой эмиграции на демоэкономическое развитие Грузии в постсоветском периоде. Научноисследовательский отчет 2012/11. КАРИМ Восток – Консорциум прикладных исследований по международной миграции, 2012.

13. Labour Migration from Georgia 2003.

http://iom.ge/pdf/lab_migr_from_georgia2003 .pdf




Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОУ ВПО «ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Географический факультет ПРАКТИКУМ ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ГЕОГРАФИИ МИРА ЧАСТЬ I (География мирового хозяйства) Иркутск 2010 Печатается по решению учебно-методической комиссии географического факультета Иркутского государственного университета Рецензент д.г.н., проф. Н.М. Сысоева Составитель к.г.н., доц. кафедры экономической и социальной географии Зеленюк Ю.М. Практикум по экономической и социальной...»

«ПРИНЦИПЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФИНАНСОВЫХ ИНСТИТУТОВ РАЗВИТИЯ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ СОДЕРЖАНИЕ 1. ПРОДВИЖЕНИЕ ПРИНЦИПОВ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В ДЕЛОВОЙ СРЕДЕ 2 2. РАЗВИТИЕ «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКИ В РОССИИ 7 3. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ 14 4. РЕЙТИНГИ И ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ 18 5. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАРУБЕЖНЫХ ФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ИНСТИТУТОВ РАЗВИТИЯ 27 6. ПРИЛОЖЕНИЯ 28 6.1 ГЛОССАРИЙ 28 6.2 КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ В СФЕРЕ...»

«CОДЕРЖАНИЕ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.. 3 -1 II. ПРИЕМ В УНИВЕРСИТЕТ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УНИВЕРСИТЕТА. 19-2 III. НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УНИВЕРСИТЕТА. 25 -2 IV. УПРАВЛЕНИЕ УНИВЕРСИТЕТОМ. 26 V. ОБУЧАЮЩИЕСЯ И РАБОТНИКИ УНИВЕРСИТЕТА.36 VI. ПОДГОТОВКА НАУЧНО-ПЕДАГОПИЧЕСКИХ КАДРОВ, ПЕРЕПОДГОТОВКА И ПОВЫШЕНИЕ КВАЛИФИКАЦИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ, НАУЧНЫХ И ДРУГИХ КАДРОВ.45 VII. ЭКОНОМИКА УНИВЕРСИТЕТА. 48VIII. УЧЕТ, ОТЧЕТНОСТЬ И КОНТРОЛЬ В УНИВЕРСИТЕТЕ. I X. МЕЖДУНАРОДНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. 52 -5 X....»

«ИННОВАТИЗАЦИЯ ЛОКАЛЬНЫХ СИСТЕМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕАЛЬНОГО И ФИНАНСОВОГО СЕКТОРОВ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ: КЛАСТЕРНЫЙ АСПЕКТ INNOVATIZATION OF LOCAL SYSTEMS OF RELATIONS BETWEEN REAL AND FINANCIAL SECTORS OF RUSSIAN ECONOMY: A CLUSTER ASPECT ПОСТАЛЮК М.П., д-р. экон. наук, профессор, зав. кафедрой экономической теории, Университет управления «ТИСБИ» Тел.: +7(987)296-42-19 Е-mail: Mp44@mail.ru ЗАХМАТОВ Д.Ю., канд. экон. наук, Институт управления, экономики и финансов (КФУ) Тел.: +7(987)424-72-22...»

«Арсен Мелик-Шахназаров Нагорный Карабах: факты против лжи Информационно-идеологические аспекты нагорно-карабахского конфликта СОДЕРЖАНИЕ От автора Глава 1. Пробуждение Глава 2. Шагреневая кожа Закавказья Глава 3. Экономический паралич Глава 4. Война с храмами Глава 5. Исторические фантазии и реалии Глава 6. Первая кровь Глава 7. Резня в Сумгаите: факты и искажения Глава 8. Ложь во спасение лжи Глава 9. Удушение с ускорением Глава 10. Блокада и набеги Глава 11. Кровавый январь 1990 года Глава...»

«М.А. Дерябина ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ Научное издание Москва Институт экономики Дерябина М.А. Основы организации реального сектора экономики: институциональный анализ. — М.: Институт экономики РАН, 2011. – 58 с. ISBN 978 5 9940 0339-8 В докладе исследуются теоретико-методологические основы организации реального сектора экономики. Автор анализирует формы рыночной координации в реальном секторе – ценовой механизм и иерархию. Рассматривается вопрос,...»

«Преамбула Государственный университет — Высшая школа экономики Тематический обзор ОЭСР по высшему образованию АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Под редакцией М.В. Ларионовой Т.А. Мешковой Москва Издательский дом ГУ ВШЭ Преамбула Преамбула Содержание Преамбула Список сокращений Краткое содержание Глава 1. Национальный контекст развития высшего образования Глава 2. Общее описание системы высшего образования. 65 Глава 3. Система высшего образования и рынок труда....»

«ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН КОМПЛЕКТОВАНИЯ ФОНДА БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОГО ЦЕНТРА ЧОУ ВПО «ЮЖНО-УРАЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ» НА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД 1. Введение Тематический план комплектования (далее ТПК) является основным документом, определяющим политику формирования фондов библиотеки института. В ТПК излагаются принципиальные основы комплектования библиотеки, а также общие правила (критерии) отбора документов в фонд. Целью создания ТПК является упорядочение отбора ресурсов,...»

«РОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ДОКЛАД об основных направлениях и результатах деятельности Российского союза промышленников и предпринимателей в 2012 году Москва Март 2013 г. Оглавление РСПП как ведущая организация работодателей в России Роль РСПП в формировании благоприятного делового климата Внешнеэкономическая деятельность и международное сотрудничество Инвестиционная политика и государственно-частное партнерство Инновационная политика Интеграционные процессы,...»

«ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. Т. 9. № 1 (2014) АТЭС: в поисках оптимальных решений для обеспечения роста экономики, торговли и занятости Е.А. Сафонкина Сафонкина Елизавета Андреевна – м.н.с. Научно-исследовательского центра содействия международному развитию Института международных организаций и международного сотрудничества (ИМОМС) НИУ ВШЭ; Российская Федерация, 101000, Москва, ул. Мясницкая, 20; E-mail: esafonkina@hse.ru Форум Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС)...»

«2015 Географический вестник 2(33) География и географы ГЕОГРАФИЯ И ГЕОГРАФЫ ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В СУДЬБАХ СОТРУДНИКОВ КАФЕДРЫ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ ПГНИУ В статье приводятся сведения о событиях Великой Отечественной войны, оставивших глубокий след в судьбах сотрудников кафедры социально-экономической географии ПГНИУ, ветеранов боевых действий и тыла. К л ю ч е в ы е с л о в а : Великая Отечественная война; ветераны тыла; ветераны боевых действий. Великая Отечественная...»

«Приложение к научно-практическому журналу «Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б.Бобкова филиала Российской таможенной академии» Бюллетень Санкт-Петербургского имени В. Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии Выпуск VIII Экономика России на новом этапе развития Таможенного союза и Единого экономического пространства Кафедра экономики таможенного дела Санкт-Петербург Приложение к научно-практическому журналу «Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала...»

«Горшенина Е.В. Региональные экономические исследования: теория и практика. Монография. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. – 203 с. Редакция журнала «Экономические исследования» продолжает публикацию материалов вышедшей в свет монографии Е.В. Горшениной «Региональные экономические исследования: теория и практика». В данном номере вниманию читателей предлагается параграф из монографии. Продолжение 2.4 публикации материалов монографии в следующих номерах журнала. 2.4. ТРУДОВАЯ, ФИНАНСОВАЯ И...»

«В Ы С ШАЯ ШКОЛ А Э КОНОМ ИК И Н А Ц И О Н А Л Ь Н Ы Й И ССЛ Е Д О В АТ Е Л ЬС К И Й У Н И В Е РС И Т Е Т КЛАССИКА НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ Перевод с английского и французского под научной редакцией В.В. Радаева, Г.Б. Юдина И З Д АТ Е Л Ь С К И Й Д О М В Ы С Ш Е Й Ш КОЛ Ы Э КО Н О М И К И МОСКВА · 2014 УДК 316.334.2 ББК 60.56 К47 Составители и н а у ч н ы е р е д а к т о р ы п е р е в о д о в: В.В. Радаев, Г.Б. Юдин Классика новой экономической социологии [Текст] / сост. В. В. Радаев, К47...»

«Аннотация дисциплин учебного плана направления подготовки 080100.62 «Экономика», профиль подготовки «Мировая экономика» Б1.00 Гуманитарный, социальный и экономический цикл Б1.Б.00 Базовая часть Б1.Б.1 История История как наука; Киевская Русь. IX–середина XII вв.; Русь в эпоху феодальной раздробленности; образование Российского государства; Россия времен Ивана Грозного; Россия в XVII веке; Петр I и его время; дворянская империя XVIII в.; Российская империя в первой половине XIX в.; Российская...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Товароведение» ФАКУЛЬТЕТ: « СПЕЦИАЛЬНОСТЬ: «Экспертиза и маркетинг потребительских товаров» ВЫПУСКНАЯ РАБОТА ТЕМА: «Характеристика ассортимента и экспертиза пылесосов, поступающих на рынок Азербайджана» РУКОВОДИТЕЛЬ РАБОТЫ: ст.пр.С.М.Аббасова Новрузова Назрин Яшар гызы СТУДЕНТКА: русский СЕКТОР: ГРУППА: «Утверждаю» Заведующий кафедрой: проф.А.П.ГАСАНОВ «_» _ БАКУ – 2015 МИНИСТЕРСТВО...»

«МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН И СТРАНОВЕДЕНИЯ Кафедра “Экономика и страноведение СНГ, региона Ближнего и Среднего Востока” ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА РЫНОК РАБОЧЕЙ СИЛЫ И ПОЛИТИКА ЗАНЯТОСТИ В НЕФТЕДОБЫВАЮЩИХ СТРАНАХ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА Выполнил: выпускник направления Экономика зарубежных стран и страноведение (Ближний и Средний Восток) Цой Дмитрий...»

«ы Научно-проектный институт пространственного планирования «ЭНКО» 199178, г. Санкт-Петербург, 18-ая линия ВО, дом 31, бизнес-центр «Сенатор», корпус Д, офис 407. тел (факс) 8(812) 332 97 10, www.enko.spb.ru, e-mail: enko@enko.spb.ru Инв. № 78/1-10 МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ГАТЧИНСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ Стратегия социально-экономического развития Гатчинского муниципального района 2009 – 2020 гг. с продлением срока действия документа на период до 2030 года ПРОЕКТ...»

«МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ Факультет «Экономика зарубежных стран и страноведение» ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА ТЕМА: ОСОБЕННОСТИ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АРАБСКИХ СТРАН ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА Выполнила: выпускница направления Экономика зарубежных стран и страноведение» (Ближний и Средний Восток) Сайдахмедова Самина Хикматуллаевна_ Научный руководитель: доцент кафедры «Экономика и...»

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФОРМИРОВАНИЕ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА: РИСКИ И ШАНСЫ ЕЖЕГОДНЫЙ ДОКЛАД ИНТЕГРАЦИОННОГО КЛУБА ПРИ ПРЕДСЕДАТЕЛЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2014 ГОД ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Вступительное слово Председателя Совета Федерации В.И. Матвиенко. I. Ключевые риски при реализации евразийского проекта. 1.1. Экономическое измерение 1.2. Внешнеполитическое измерение 1.3. Возможные последствия...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.